ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Самурай считал, что линия судьбы человека предначертана заранее. Главное – неуклонно следовать избранному пути. Рано или поздно он приведет тебя к достижению цели.

Не надеясь на встречу с Олис, Храбров возобновил отношения с красавицей Вестой.

Тасконка безумно любила его. Олесь не испытывал к девушке сильных чувств, но любому хочется иметь рядом близкого, родного человека. Да и молодость брала свое…

В пылких, жарких объятиях оливийки можно было забыть о тяжелых длительных переходах, о жестоких сражениях с мутантами и о полученных в сражениях ранах.

Постепенно отряд землян увеличивался. Среди воинов все чаще стали попадаться отъявленные беспринципные мерзавцы.

Их возглавил бывший германский барон Оливер Канн. Беспрекословно подчиняться ветеранам они не желали. Между наемниками то и дело вспыхивали жестокие стычки.

Командование экспедиционного корпуса поддерживало Канна. Его люди безжалостно истребляли жителей захваченных оазисов, предоставляя аланским колонистам полностью очищенную территорию.

Согласиться с таким подходом ни Олесь, ни Тино не могли.

Экспансия Тасконы проходила отнюдь не так гладко, как того бы хотелось Великому Координатору. Пустыня Смерти не прощает ошибок. Колонна поселенцев попала в песчаную бурю и почти полностью погибла. У потерявшего жену аланца не выдержали нервы, и он застрелил командующего корпусом полковника Олджона.

Тем не менее, десантники продолжали наступление вглубь материка. После тяжелого и кровопролитного сражения пал Велон, оазис, принадлежавший племени боргов. Мутанты-каннибалы потерпели очередное сокрушительное поражение.

Но было ясно, что настоящие сражения – еще впереди. Обитатели захваченной планеты готовились к реваншу…

Глава 1

СЕКТОР ЧЕРТЕЙ

Попыток отбить Велон тасконцы не предпринимали. Потери в сражении оказались слишком велики. Мутантам предстоял нелегкий путь к соседнему оазису. Не все раненые осилят дорогу в сто сорок километров. Их безжалостно добьют и съедят. Обычная практика в дальних походах.

За двое суток пехотинцы превратили деревню в неприступную крепость: минные поля, линии колючей проволоки, наспех сколоченные вышки…

Стандартное оборудование еще не подвезли. Выставлять наблюдательные посты на барханах аланцы не решились. Риск слишком высок. В руинах зданий десантники обнаружили около тридцати женщин и детей. Многие оливийки имели серьезные ранения. Им оказали помощь и поместили в специально огороженную резервацию. Как поступить с мутантками, командир полка не знал. Они хоть и уродливы, но все же достаточно разумны.

Держась плотной группой, тасконки испуганно смотрели на вооруженных людей. Внутренне женщины были готовы к смерти. Мутанты обязательно убили бы пленников. Столько превосходной пищи!.. Но, к удивлению оливиек, трупы закопали в глубокой яме у восточной оконечности Белона. Мысль о том, что аланцы не едят себе подобных, даже не приходила в голову бедняжкам. Вековой уклад жизни сформировал устойчивые нравы и обычаи. Перестроиться боргам будет необычайно сложно, и скорее всего, этот странный народ исчезнет под натиском захватчиков. Ему нет места в новой Оливии.

О наступлении на Аклин не могло идти и речи. За сутки пехотинцы потеряли почти двести человек убитыми и столько же ранеными. Тасконцы показали себя смелыми и хитрыми воинами. Наверняка они что-нибудь придумают.

По словам корвилцев, соседний оазис значительно превосходит Велон, там гораздо больше бойцов. Сражение получится кровавым и безжалостным. За благодатный кусок земли мутанты будут драться отчаянно. На карту поставлено само их существование. Идти в атаку с одним полком равносильно самоубийству. Сейчас следует хорошенько закрепиться на завоеванной территории.

Существовала еще одна причина, по которой Ходсон не спешил. Скоро на Таскону прибудет новый командующий, и при представлении лучше оказаться поблизости. Доклад о захвате оазиса значительно поднимет статус майора. Он не какая-нибудь штабная крыса, а армейский офицер. На счету Ходсона две блестяще проведенные операции.

Терпение аланца лопнуло к исходу вторых суток. Вызвав к себе наемников, десантник приказал им собираться в дорогу. Утром колонна, минуя Корвил, двинется сразу к «Центральному».

Майор явно нервничал и даже не стал возражать, когда узнал, что в путь отправится вся тройка ветеранов. Контролировать Канна больше не имело смысла. Отношения между землянами были окончательно испорчены. Теперь конфликтовать в Велоне Оливеру стало не с кем.

Пять вездеходов в сопровождении трех бронетранспортеров устремилось на северо-запад. Поднимающийся из-за горизонта Сириус словно провожал путешественников. Им предстояло преодолеть почти шестьсот километров.

Наиболее сложным являлся первый участок пути. Его проводники не знали. Приходилось часто останавливаться и проверять поверхность. Уже до полудня наемники обнаружили три ловушки песчаных червей. Одна тварь пряталась под барханом, и отряд чудом не потерял головную машину.

Воронка образовалась невероятно быстро: хищник имел гигантские размеры. Бронетранспортер накренился и выехать самостоятельно не мог. В опасной зоне оказались и земляне.

Сползая вниз, рискуя угодить в ненасытную пасть монстра, воины цепляли тросы к крюкам. Резкий рывок, – и вездеходы вытащили машину из западни. Никто из людей не пострадал. Отряхиваясь от песка, де Креньян последними словами проклинал ураган, перепутавший все ориентиры. К пятнадцати часам колонна достигла района, где проводился поиск потерявшихся колонистов. Здесь же произошла первая стычка с боргами. Похоронная команда убрала трупы, но Олесь превосходно ориентировался на местности. Подтверждала его наблюдения и карта. Ветер и песок стерли следы, но быстро изменить ландшафт они не в силах. Скорость движения значительно увеличилась.

Отряд въехал на базу ровно в полдень, на третьи сутки пути. Посадочная площадка пустовала. Корабль задержался на «Центральном». Причин было две: долго работавшая специальная комиссия и повреждения аппаратуры, оказавшиеся очень серьезными. Складывалось впечатление, что излучение усилилось. Техники ремонтировали судно девять дней, хотя раньше иногда справлялись и за семь.

Самое отвратительное в данной ситуации – неизвестность. Ни одну систему нельзя проверить на все сто процентов. Каждый взлет – как шаг в пропасть. Малейший сбой – и огромный челнок рухнет на космодром.

Встреча Ходсона и Маквила теплотой не отличалась: сошлись два явных претендента на вакантную должность начальника штаба корпуса. Если, конечно, командующий не прилетит со своим человеком.

Ни лейтенанта Ёандауна, ни Корка на базе не оказалось. Первого ожидал военный трибунал, а второго – психиатрическое обследование. Но при любом раскладе эти люди уже никогда не вернутся на Таскону. Оливия оставила страшный след в их сердце и разуме.

Уставшие друзья отправились в барак. Холодный душ, пьянящее вино и пылкая женщина – что еще надо наемнику после боевой операции! Без лишних церемоний Тино и Жак предались долгожданному отдыху.

Олесю и Полу предстояло выполнить куда более скорбную миссию. Двое землян, погибших в сражении за Велон, имели в лагере жен. Одна была беременна.

Сообщать женщине о смерти ее мужа – занятие не из приятных. Луша русича еще не зачерствела. Юноша не выносил женских рыданий. Пряча глаза, молодые люди назвали имена убитых и быстро покинули помещение. Сзади послышались истеричные вопли и стоны.

– Никогда не буду заводить здесь подружку, – тяжело вздохнув, сказал Стюарт. – Мы – смертники, и не стоит обманывать себя и девушек. Уж лучше поступить, как Аято и де Креньян. Если они погибнут, рабыни достанутся кому-то другому. Никакой глубокой привязанности! Любовь неминуемо приводит к страданиям.

– Философское замечание, – горько усмехнулся Храбров. – Вопрос в том, сколько ты выдержишь? Женщины скрашивают наше существование. В какой-то степени я понимаю Оливера. Мерзавец отбросил все моральные нормы и живет лишь сегодняшним днем. Завтра может и не наступить. Это куда более выигрышная позиция. В борьбе с таким человеком мы неминуемо проиграем. Искушение чертовски велико.

2
{"b":"1720","o":1}