ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сквозь ладонь самурая слышалось невнятное бормотание. Выдержав паузу, Тино коснулся острием шеи морсвилца и бесстрастно произнес:

– Мне нравятся упрямцы, но сегодня не тот случай. Я медленно разрежу тебя на куски. Это будет куда страшнее, чем жертвоприношение на площади. Если хочешь жить, говори, где каталог. И без всяких фокусов. Только вякни – и лишишься языка.

Несколько раз жадно втянув ноздрями воздух, Брук прошептал:

– Хранилище внизу, в подвале…

– Веди! – приказал японец.

– Можно хоть одежду взять? – умоляюще вымолвил оливиец.

– Зачем? – пожал плечами Аято. – Ты превосходно выглядишь. Сегодня в секторе праздник.

Придерживая Линдла за локоть, самурай двинулся по коридору в обратный путь. Сзади шел Храбров. Русичу пришлось нести на плече обмякшее тело девушки. К счастью, оно оказалось нетяжелым.

Спуск по лестнице много времени не занял. Друзья очутились перед массивной металлической дверью. Тино развязал пленника. Тасконец опустился на колени, пошарил рукой у стены и извлек из тайника ключ.

Открывал замок японец сам. Никаких попыток к бегству морсвилец не предпринимал. Он уже догадался, с кем имеет дело, и особых иллюзий не питал. Информации о наемниках Алана у Брука было достаточно. Да и кто еще способен решиться на подобную авантюру! Даже вампиры старались не ссориться с чертями.

Лучи фонарей вырывали из темноты бесконечные ряды стеллажей, заполненных книгами, папками, небольшими скульптурами. Фил Грост вряд ли предполагал, какие богатства достались его сопернику. Трудно сказать почему, но запасники музея после катастрофы совершенно не пострадали. Видимо, мгновенно возникшая секта не позволила мародерам их разграбить.

Два века забвения никак не отразились на экспонатах. Большинство предметов искусства находились в хорошем состоянии. Во всяком случае, так казалось землянам.

Петляя между шкафами и полками, Брук уверенно шагал к архиву. Оливиец отлично здесь ориентировался, но знать, где находится каждый каталог, естественно не мог.

На поиски ушло около получаса. Воины терпеливо ждали. Тасконка уже пришла в себя и, сидя на полу, испуганно смотрела на чужаков.

Наконец Линдл извлек из пыльной стопки огромный красочный справочник. Голографическая съемка придавала изображенным предметам объемность, создавалось впечатление, что они находятся внутри книги.

Быстро перелистывая страницы, тасконец искал Конзорский Крест. Его пальцы замерли где-то на середине каталога.

Олесь невольно вытер пот со лба. Изогнутая форма, плавные линии, на гладкой поверхности – изящные очертания причудливого рисунка, в центре – огромный, пылающий огненно-красный рубин… Неужели это реальность? Верилось с трудом. Как реликвия Оливии могла присниться воину-наемнику, ни разу не видевшему ее? Русич не мог найти разумного объяснения.

Возникшую паузу нарушил Аято.

– Как узнать, где хранится крест? – спросил самурай у морсвилца.

– Прочитать надпись под снимком, – иронично усмехнулся Брук.

Только сейчас Тино заметил мелкую вязь букв в самом низу страницы. От удивления японец даже свистнул. О чем-то размышляя, Аято покачал головой.

– Что такое? – взволнованно поинтересовался Храбров.

– Взгляни сам, – произнес японец. – Ая, дурак, мог бы и догадаться! Видение ведь точно указывало направление. В подобных делах важны любые мелочи.

– «Национальный музей искусств Боргвила», – прочитал вслух юноша.

После секундного замешательства Олесь с трудом выдавил:

– Проклятие! Только не это…

– От судьбы не уйдешь, – спокойно вымолвил Тино. – Придется отправиться на юг.

Внимательно слушавший беседу землян тасконец скептически улыбался. Улучив момент, он осторожно вставил:

– Если я правильно понял, вы хотите найти Конзорский Крест?

– Совершенно верно, – подтвердил самурай.

– Бесперспективное занятие, – уверенно проговорил Линдл. – Его давно нет в Боргвиле.

– Почему? – уточнил русич.

– Известна ли вам кровавая история данного раритета? – вопросом на вопрос ответил морсвилец.

– Кое-что слышали, – раздраженно сказал Аято.

– Понятно… – презрительно произнес Брук. – Без Гроста тут не обошлось. Теперь ясно, почему наемники заявились сюда. Фил – глупец и дилетант. Его коллекция смешна. Пообещайте, что сохраните мне жизнь, и я открою одну очень важную тайну.

– Хорошо, – согласился японец. – Даю слово.

– На Оливии практически не осталось подлинных произведений искусства, – вымолвил тасконец. – И дело вовсе не в ядерных взрывах. Мой дед обнаружил в архиве секретную инструкцию правительства. Перед катастрофой власти вывезли из музеев наиболее ценные экспонаты. Где их спрятали, не знает никто. В этом подвале лежат великолепно сделанные копии: книги, описания, справочники, каталоги. Та же участь постигла и вашу реликвию. Если город и уцелел, Креста в нем нет.

– Возможно, – кивнул Тино. – Но проверить стоит.

Воины связали пленника, засунули ему в рот кляп, положили рядом с оливийкой и быстро покинули хранилище. Группа и так находилась в здании слишком долго.

Возле входа их ждали Жак и Пол. К счастью, охрана у чертей заступала на пост на целую ночь. Смена часовых производилась только утром. Патрули контролировали улицы, прилегающие к смежным секторам, и в центр заходили крайне редко.

Четверка наемников благополучно миновала несколько кварталов и скрылась в подъезде полуразрушенного дома. С помощью фонарей земляне нашли люк и спустились в подземелье.

Им пришлось выслушать недовольную тираду взволнованного Сфина. Ему эти полтора часа показались вечностью. Вылазка в один из самых опасных районов Морсвила благополучно завершилась.

Глава 2

ЭКЗАМЕН

В огромном роскошном кабинете, с мягким, поглощающим звуки напольным покрытием, в удобном, изогнутом по форме тела кресле, сидел высокий крепкий мужчина. Ему было около шестидесяти лет. Коротко стриженные седые волосы, открытый большой лоб, немного непропорциональный тяжелый подбородок, заостренный нос, плотно сжатые узкие губы. Аланец устало смотрел на темный экран голографа. Только что советник Коргейн, посвященный первой степени, имел неприятный разговор с командиром экспедиционной армии генералом Роланом. За последние несколько дней катастрофические события, произошедшие на Тасконе, слились в единую цепь.

Нет, вовсе не гибель колонистов взволновала высокопоставленного чиновника. Смерть сотен людей, которые не поддавались посвящению, входила в планы Великого Координатора. Осваивая древнюю метрополию, правитель преследовал сразу две глобальные цели: подчинить себе еще одну планету и избавиться от миллиардов неугодных, плохо управляемых граждан.

В их среде зрели очень опасные настроения. Маленькие, студенческие кружки, состоящие из молодежи, недовольной режимом, постепенно превращались в хорошо законспирированные подпольные организации. Почти ежегодно в Кабрии происходили волнения и стычки с полицией.

Эта мятежная провинция стала головной болью советника. Пока служба безопасности справлялась со своими обязанностями. Зачинщиков арестовывали и отправляли в тюрьмы на отдаленные космические базы. Участников забастовок выселяли с Алана. Большинство из них превращалось в «добровольцев-поселенцев».

Жалеть бунтовщиков никто не собирался. Хотя данная политика была великолепно прикрыта патриотическими, пафосными лозунгами. Среду кабрийцев умело разбавляли обычными глупцами-идеалистами. Найти таковых труда не составляло.

Поступок Олис Кроул всколыхнул тихое аланское общество. Миллионы молодых людей рвались на Оливию. На экранах голографа постоянно мелькали бравые рекламные ролики. Армия резервистов за год увеличилась почти вдвое.

Но, увы, отправить всех желающих на освоение дикой планеты пока не удавалось. Пропускная способность «Центрального» оказалась чересчур мала. За четырнадцать месяцев на Таскону высадилось лишь десять тысяч человек.

Природа неизвестного излучения до сих пор оставалась загадкой. Электронное оборудование космических челноков приходило в полную негодность за пару минут. Риск взлетов и посадок был необычайно велик.

9
{"b":"1720","o":1}