ЛитМир - Электронная Библиотека

- Что-то не так? – встревожился понтифик.

Учитель лишь махнул рукой в сторону алой девушки.

- У нее начались Всплески.

- И? - Марк не закончил.

- Она попыталась изменить Всплеск и ее блок едва не сорвался. Сами видите, молодой человек, в некоторых местах он держится на честном слове.

Лина обрадовалась.

- Но, ведь это же хорошо, да? – из-за красной подсветки ауры у нее получилась жутковатая улыбка.

Понтифик переглянулся с магом и серьезно, без всяких шуток, ответил:

- Нет, радость моя, это совсем не хорошо.

Улыбка погасла, девушка испуганно уставилась на мужчин. Что значит «не здорово»? Ведь блок почти снят. Что в этом плохого?

- Но ведь это значит, что еще чуть-чуть и …

- Это значит лишь одно, дитя мое, - взял слово старый маг, - Если вы попробуете еще раз использовать ваши способности в таком объеме, вы можете умереть.

Марк зашел к Гаю почти перед самым уходом.

Уселся в кресло, закинул ногу на ногу.

- Уезжаешь? - спросил он старшего брата.

Гай устало откинулся на спинку своего кресла. Потер глаза, от чтения договора и всех приложений болела голова.

- Да, завтра надо будет наведаться в Краснодар, что-то не нравится мне происходящее там. Пока меня не будет, присмотришь за Лянь Ваем, ладно?

Китайский дальневосточный клан управлялся давним недругом Гая и в последнее время он очень активно взялся за освоение новых территорий, частично попадавших под юрисдикцию московского клана.

- Без проблем, - согласно кивнул головой Марк.

- Что удалось выяснить по сегодняшнему?

- Летиция уже общается с Дитрихом, остальные также ждут его внимания. Я уже знаю, кто именно поставлял им наркотики, а значит и полиция смертных не сегодня-завтра их накроет. Сотрудничество с ними все-таки дает положительный результат.

- А что по взрыву?

- Ничего особенного, - поморщился Марк, - адепты все сделали самостоятельно: и план разработали, и взрывчатку подложили днем. Буду выяснять подробнее.

- А двое адептов, что ты взял у клуба?

- Застрелены. Стрелял кто-то из своих, из леса. Видимо, чтобы заткнулись.

Гай замолчал.

- Отец Сергий говорил, что расколу помогает кто-то из наших. Я пока проверяю информацию обо всех высших клана, но ничего конкретного нет.

- Что, даже меня подозреваешь? – устало поинтересовался верховный понтифик.

- А есть повод? – с усмешкой ответил ему Марк.

Гай прикрыл глаза и тяжело вздохнул.

- Как же мне не хватает таланта Алины сейчас, - посетовал он, не ответив на вопрос брата, - Долго еще Авраам возиться будет?

- Ты еще не работал с ней, а уже жалуешься на неудобство нынешней жизни? – усмехнулся Марк, поигрывая взятым со стола брата «паркером».

- Работал – не работал, это не важно, но зная, что тебя в любой момент подстрахуют, как-то легче принимать решения.

- В принципе, я как раз по этому поводу и зашел. Гай, девочка не готова, - мягко, но твердо проговорил Марк, - И вряд ли она вообще когда-то сможет работать.

Старший брат внимательно посмотрел на понтифика.

- Ты ее защищаешь, я понимаю…

- Нет, не понимаешь, - Марк встал, - На Лине стоит «Цепь дьявола», которая закрывает «Молебен». Ты сам прекрасно понимаешь, что это значит.

Гай напрягся.

- Откуда такие сведения?

- Из надежного источника. А теперь подумай, что для тебя важнее – живая, но заблокированная ткущая, или она же, но мертвая?

- Любое заклинание можно снять, – осторожно заметил брат.

- Да, если есть достаточно сильный маг и носителя щита не жалко, - согласился с ним брат, - Натансон снять щит не сможет, его сил не хватит. Искать специально для этого мага я отказываюсь, потому что не хочу, чтобы пострадала моя подопечная.

Гай цепко впился взглядом в лицо брата. Он ему не верил.

Натансон был старым, опытым магом, для него снятие “Цепи дьявола” не должно представлять проблем, он щелкал щиты и посильнее. Но если тот отказался официально, то его уже никак не уговоришь, принятых решений старый еврей не менял.

Что ж, не мытьем, так катанием.

- Поэтому я, как полноправный опекун, - продолжал Марк, - официально запрещаю тебе использовать Алину без моего на то разрешения. И напомни, пожалуйста, еще раз своему Максу о моем крайнем недовольстве происшедшим. Надеюсь, он запомнит навсегда, что трогать мою женщину для него будет чревато большими неприятностями.

- Макс будет наказан, - нахмурился Гай, вспомнив об участии своего любовника в этой некрасивой истории, - мне тоже не хотелось бы потерять ткущую из-за его каприза. Мальчик слишком заигрался своим положением.

- Я требую самого жесткого наказания.

- Брат, мальчик принадлежит мне и мне решать, как …

- Брат, - ответил ему в таком же тоне Марк, - Твой любовник подверг опасности мое имущество! Поэтому я требую самого жесткого наказания!

Гай долго смотрел на брата, тот так же долго ждал его ответа.

- Когда ты заклеймишь ее? - устало спросил Гай, - У тебя осталось меньше недели до конца месяца!

- Завтра это будет сделано.

Марк вышел из кабинета.

Домой Лина вернулась очень поздно и сразу же легла спать. Вымоталась, напсиховалась, еще и новости малоприятные услышала. Все это обдумать она решила с утра на относительно свежую голову. К тому же ей срочно требовался совет человека, более-менее знакомого с новым миром, в котором ей теперь приходиться жить. И пусть все целиком рассказывать ему она не собиралась, ибо понтифик запретил, но все-таки выяснить кое-какие вопросы у Гюнтера она могла.

Утром же девушка банально проспала и вскочила за полчаса до выхода. Времени хватало только лишь на умыться и привести себя в порядок перед работой.

Гюнтер позвонил сам, когда Лина уже вылетала из подъезда.

- С тобой все в порядке? – без предисловий поинтересовался парень.

Вчера он доехал до разгромленного клуба уже слишком поздно и узнал обо всем, что случилось, от своего наставника. Тот, кстати, поведал парню и о поведении понтифика относительно девушки. И хотя Гюнтеру услышанное не особо понравилось, втайне он был рад, что Марк успел раньше всех на помощь Лине.

Почему-то после прошедшей ночи учителю парень в отношении своей подруги больше не доверял и не горел желанием отдавать тому Лину.

- Слушай, у меня все хорошо, только давай не сейчас. Сможешь приехать к моему офису к обеду?

- Без проблем, буду ровно в час, - пообещал парень и отключился.

На работу Лина все-таки опоздала. Ненамного, минут на десять, но, влетев в офис, столкнулась почти нос к носу с Дмитрием Всеволодовичем и тот укоризненно покачал головой.

- Опаздываете, Алина, на целых десять минут!

- Извините, пожалуйста, Дмитрий, больше не повторится, - второпях бросила ему девушка и рванула по лестнице на второй этаж.

Прибежала к своему столу, села, отдышалась и весело улыбнулась. Неслась как угорелая от остановки автобуса до офиса, побила свой личный рекорд по пересечению этой небольшой дорожки, а все равно умудрилась столкнуться с начальством. Это называется «что такое не везет и как с ним бороться».

Лина открыла почту. Снова письма от клиентов, новые базы, какие-то анекдоты от Маринки.

Везет же подруге, дома сидит, за детьми следит, а муж обеспечивает. Алексей работал водителем у местного депутата, бывало, задерживался до ночи, а иной раз отдыхал по паре-тройке недель, когда его начальство уезжало в отпуск или командировку. Маринка не жаловалась, получал муж хорошо, семья жила неплохо. Ляльке, дочери подруги и крестнице Алины, скоро шесть лет исполняется. А Маринаа, кстати, приглашает ее на день рождения крестницы. Надо будет придумать подарок.

Время до обеда было занято работой. Девушка специально придумывала себе занятия, лишь бы не вспоминать о том, что произошло вчера. Вот приедет друг - с ним все и обсудит.

Гюнтер позвонил ровно в час.

Лина молча взяла сумочку, предупредила всех, что идет на обед, и спустилась на первый этаж. Парень вовсю строил глазки молоденькой секретарше, которая милостиво ему улыбалась. Знала бы, с кем кокетничает, ехидно подумалось Алине.

35
{"b":"172001","o":1}