ЛитМир - Электронная Библиотека

Что ж, от этой идеи теперь придется отказаться.

Он еще раз просмотрел отчет и обратил внимание на причины бесплодия Ветровой. Мужчина грязно выругался. Научный прогресс иной раз приводит к совершенно не тем результатам, к которым должен бы.

Впрочем, это навело верховного понтифика на совершенно новую мысль. Ведь инициал Марка, как бы там ни было, все равно остается смертной. И клеймо, пусть и дает увеличенный срок жизни, но от смерти под колесами того же автомобиля не защитит. А значит, если понтифик хочет сохранить ткущую в клане, и не просто ткущую, а четвертую в роду, то необходимо каким-то образом защитить девчонку от смерти. До недавнего времени такого способа не было.

Понтифик встал из-за стола, подошел к книжной полке и вытащил пару фолиантов. Заглянул внутрь, нащупал небольшой кожаный футляр, вытащил его на свет и развернул.

Тонкая книжечка, скорее тетрадь, с темными, пожелтевшими от времени страницами. Записи еще видны, но уже нечетко, чернила почти стерлись.

Бесценный дневник, который ему передал незадолго до своей гибели старый Натансон, гарантированно мог решить проблему гибели ткущей. И не только гибели.

Конечно, следовало проверить все детали, найти опытного и сильного мага, но Гай был уверен, что при определенных обстоятельствах брат ухватиться за этот дневник, как утопающий за соломинку. Главное – правильно подвести его к этой идее.

А также это позволит держать под контролем саму менталку. Ведь если братец сделает то, что ткущей не понравится, кто знает, как она ответит на обиду. Все-таки, четвертая в роду.

Но против своего создателя девчонка уже не пойдет!

Больная нога девушки не позволила ей особо передвигаться даже по квартире. Понтифик ежедневно звонил, то на пару минут, чтобы поинтересоваться здоровьем, то развлекая ее долгим разговором. Несколько раз заезжал сам, чаще присылал Филиппа или Владимира Петровича, которого Лина с удовольствием угощала чаем с печением. Зная, что Лине сложно ходить, ежедневно навещающие привозили продукты по списку, который Марк требовал у девушки каждое утро. Это позволило ей сохранить часть денег, так как ни о каком возврате ни понтифик, ни его посланники и слышать не хотели.

Но после новогодних праздников, как только зажившая лодыжка позволила активно передвигаться, Лина начала снова искать работу, впрочем, заранее зная, что это бесполезно. Работы не было. Точнее предложения-то были, но они откровенно попахивали мошенничеством и обманом. Разумеется, сейчас, в кризисной ситуации активировались многие нечистые на душу люди, чтобы сорвать побольше денег и обмануть более доверчивых, чем Алина, безработных. Она периодически позванивала своим бывшим клиентам, чтобы поинтересоваться, нет ли у них каких-то подходящих девушке должностей, но там тоже было глухо. Все пытались пережить кризис и наем новых сотрудников не производили.

Заодно Лина занялась поиском квартиры или комнаты. В черте города все цены подскочили до небесных высот, и девушка начала присматривать себе жилье в коммуналках областных городов. Это ей не нравилось, было слишком далеко от возможного места работы и добираться пришлось бы, тратя на дорогу три, а то и четыре часа, но других вариантов не было. Денег почти не осталось.

Посвящать в свои проблемы понтифика, как покровителя, Лина не собиралась. Ей было банально стыдно, что она, взрослая умная женщина оказалась в такой унизительной, как она считала, ситуации. Да девушка даже просто не представляла себе, как будет просить у Марка денег. Во всех вариантах, что она нарисовала в воображении, это выглядело слишком жалко.

Нет уж, разберется со всем самостоятельно. Не в первый раз.

В один прекрасный день Лина договорилась о просмотре комнаты. Подмосковный маленький городок, добираться туда надо на электричке и автобусе, но комната сдавалась очень дешево.

Почему - девушка увидела практически сразу же: единственный сосед по квартире был пропитым алкоголиком, а выбитая дверь в его комнату показывала, что в пьяном угаре тот еще и буйный.

Бабка, хозяйка квартиры, убеждала девушку, что жить ей тут будет замечательно, что сосед на самом деле человек-то хороший и поможет, если что-то понадобится, а там, глядишь, Лина за него и замуж выйдет, семьей жить будут.

Девушке это категорически не нравилось, но других вариантов у нее не было. Январь подходил к концу, платить за следующий месяц своей хозяйке ей было нечем, поэтому если не здесь, то придеться ночевать на вокзале.

Причитания бабки о том, что она старенькая и ей жить тяжело, прервал звонок мобильного телефона.

Лина открыла сотовый не глядя.

- Алло?

- Ты где? – рявкнул в трубку знакомый мужской голос, - Почему не дома?

- Марк? А ты что, ко мне домой приехал?

- Алина, где ты сейчас? – слышно было, что он злится.

Алина назвала адрес. Понтифик что-то пробурчал и снова рявкнул в трубку:

- Это не Москва!

- Да, это рядом с Домодедово.

- И что ты там, позволь узнать, делаешь?

- Да так… вот приехала…, - совсем еле слышно пробормотала Алина, надеясь, что он не услышит,- Но я скоро уже домой, если что-то надо, то…

- Жди меня, скоро буду, - отрезал Марк и отключился.

Она обреченно положила телефон в сумочку.

Бабка, молчавшая все время разговора, снова активировала свои причитания. Девушка еще раз осмотрела комнату и решила, что все-таки она поищет еще – соседство с алкашом ее совершенно не устраивало. Она надела дубленку, накинула на голову капюшон и вышла из квартиры. Бабка зашаркала вслед за ней, надеясь уговорить потенциальную съемщицу, проводила до выхода. Девушка вежливо ответила той, что обязательно позвонит, вот только с другом встретится и сразу перезвонит, что комнату она все-таки еще раз чуть позже посмотрит более внимательно, что она прекрасно понимает, как тяжело жить пенсионерам, что.. В лифт она вошла морально растоптанной занудной и надоедливой старухой. Ждать Марка девушка решила на улице у подъезда.

Она почистила лавочку от снега, уселась. Хотела сначала сбегать за журналом в ближайший киоск, но потом вспомнила, что перчатки опять забыла дома и руки без них на холоде быстро замерзнут.

Марк перезвонил еще раз и коротко уточнил подробности нужного адреса.

Зимой темнеет очень быстро, в начале шестого стояла уже почти ночная темнота на улицах, да и теплее не становилось. Лина начала замерзать. В ожидании вампира она встала, прошлась по протоптанной дорожке туда-сюда, попрыгала, потанцевала.

Вдруг рядом взвизгнули тормоза и остановилась черная иномарка.

Марк открыл дверь со стороны пассажира.

- Садись! – приказал он ей.

Лина подобрала сумочку, отряхнула снег с сапог и села в машину. Марк развернул машину и погнал прочь из этого захолустья.

- Замерзла? – спросил он и, не дожидаясь ответа, включил отопление в машине, – Конечно, замерзла! В такую погоду вышла с больной ногой! Честное слово, доведешь меня до греха – выпорю за самодеятельность!

Алина начала было оправдываться тем, что уже ничего не болит, но понтифик ее перебил:

- А теперь подробно объясни мне, что тебя привело в эту глушь?!

Лина откинула капюшон с головы и глянула на Марка. Опять злой.

Почему почти всегда, когда она сталкивается с высшим, тот недоволен ею?

- Ну, тут комнату сдают недорого, вот я и…

- Зачем тебе комната да еще в таком бомжатнике?

Девушка горестно вздохнула.

- Я не могу оплатить свою квартиру в следующем месяце.

- Поясни! – потребовал высший, искоса глянув на нее.

Делать нечего, придется рассказывать все. Лина закрыла глаза и выпалила как на духу:

- Меня уволили.

- Давно?

- В прошлом месяце.

Марк как-то нехорошо улыбнулся.

- Радость моя, а почему я узнаю об этом только сейчас?

Лина смутилась.

- Я к тебе столько раз приезжал, мы столько с тобой разговаоривали по телефону, и ты ни разу мне об этом не рассказала! Почему? - понтифик был в ярости, но старался себя сдерживать.

58
{"b":"172001","o":1}