ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

ГЛАВА 15.

Путешествовать, чтобы есть или есть, чтобы путешествовать?

Четыре месяца в пути. Таиланд, остров Пукет, в компании русских ребят-гидов ужинаем в местное кафе.

— Что за блюдо ты заказала?

— Это же Пад Тай Кунг — жареная лапша с креветками! Одно из самых популярных тайских блюд.

— Ни разу не пробовал.

— Это очень вкусно. А чем вы тогда питаетесь здесь? Вы же уже около трех месяцев в Таиланде?

— Ну, я жареную курицу люблю…

Можно ли есть на улице в уличных кафе уличную пищу?

Опять все та же пугающая, неведомая, непонятная и от того ужасная Улица, будто в детстве нас пугали не бабайкой, а злобной силой заграничных переулков. Путеводитель сказал «можно», Интернет ответил «мы так и делаем», книги хором утверждали, что бэкпэкер просто обязан все дегустировать и тем самым погружаться в культуру, но мне этого было недостаточно.

Недостаточно для того, чтобы с легкостью начать покупать странные продукты в странного вида заведениях и есть рядом со странными людьми. Я решила познавать постепенно, экспериментальным путем, пробуя по чуть-чуть, с оптимистичными мыслями, что легкое отравление легко вылечить.

Национальная кухня — это неотъемлемая часть культуры страны, и путешествовать без знакомства с ней стало бы для меня равносильно поездке с закрытыми глазами: посетить — посетила, но не увидела много интересно. Как новоиспеченный бэкпэкер, я хотела питаться вкусно и дешево, обязательно пробуя кулинарные изыски каждой страны.

Только местные дешевые кафе не внушали доверия, а еда на улице ассоциировалась с мгновенной диареей. Это же Азия! Не вполне чистый, перенаселенный Китай представлялся рассадником всех известных болезней. Рестораны не подходили бюджету, да и в определение самопознавательной поездки тоже не укладывались. Как-то не верилось, что в этих, адаптированных под западный мир местах, можно попробовать настоящую азиатскую кухню. Я стала искать места, где едят бэкпэкеры и откуда выходят живыми (задача минимум) и довольными (задача максимум).

Как и следовало ожидать, все казалось «странным» только в начале, от перемены декораций, что заставляло еще сильнее задуматься о силе привычки в моей жизни. Сначала, я питалась в хостелах, постепенно привыкая к новым реалиям.

Кафе в хостелах заманили своей доступностью. Цены чуть выше, чем на улице, зато все равно приемлемые плюс привычная и вкусная еда. Блюда были адаптированы для среднестатистического бэкпэкера, то есть для европейского желудка. По утрам неизменные тосты с клубничным джемом, кофе и апельсиновый сок. Знакомо, приятно и очень быстро стало понятно, как это скучно…Полноценное знакомство с местной кухней здесь состояться не могло. Тогда как многие бэкпэкеры изо дня в день подкреплялись в хостелах, мой путь в познании страны на вкус продолжил свое движение на Улицу.

Многочисленные едальни, лотки, тележки с угощениями, жующие люди — это торговая улица обычного азиатского города. В Азии — культ еды. Понаблюдав за одним лотком в течение пятнадцати минут можно увидеть все слои населения от крестьянина до бизнесмена, заворачивающих жареных осьминогов, пережевывающих колбаски, громко тянущих лапшу или поедающих булочки у прилавка.

В начале я не ела, а именно смотрела на все это — уплетала глазами, чтобы понять и прочувствовать, что можно есть, как выбирают местные жители, какие соусы добавляют, и как они машут руками при заказе. Наблюдательность научила меня выбору блюд и принципам торговли. Я хотела хотя бы немного походить на «свою» при покупке, я хотела стать «своей». Мне потребовалось пару недель, чтобы с одно взгляда понимать, какое кафе передо мной. Хотя, главный принцип оказался крайне прост — количество народу внутри. Местных жителей не обманешь, и ориентироваться на их выбор правильно. Чистота — тоже сразу видна, если научиться отделять понятие «просто» от «грязно». На столах могут лежать не новые скатерти, стены просить косметического ремонта, но при этом — внутри будет чисто и приветливо.

Мое любимое время было утро. Обычно с восьми до десяти на улицах накрывали завтрак. Тележки с булочками, сладостями, лапшой, яйцами и рисом, жареными бананами и блинами были повсеместно. Горячая, свежеприготовленная еда с ароматом домашней выпечки тянулась вдоль дороги и виднелась в каждой подворотне. Когда добропорядочные туристы спали или ели в отеле, включенный в стоимость завтрак, я пробовала, торговалась и покупала по очень низкой — настоящей цене. Это было время для любимых блинчиков с кокосом и чашечки с кофе.

А для любого добропорядочного азиата главным временем для трапезы был вечер. Темнело в Азии рано, около шести часов, и в это время открывались ночные рынки. Туда шли местные жители после работы и стремились знающие туристы. На колоритных продуктовых базарах можно было купить все что угодно. Действу аккомпанировала веселая музыка и счастливые лица. Уважающий себя путеводитель или карта стремится иметь отметку о месте проведения вечернего пира, это действительно то событие, которое нельзя было пропустить. Равнодушно ходить между лотков было невозможно, запахи брали меня в плен, и я хотела попробовать очередное угощение. У любой страны и порой даже города были свои фирменные блюда. Распознать их за пару дней было не так просто — помогало общение с местными жителями и все тот же путеводитель. Описание страны сопровождалось характеристикой главных кулинарных достоинств. А дальше — дело вкуса.

К концу первого месяца я могла говорить: «Да. На улице кушать можно». Это было проверено экспериментальным путем. За время всей поездки я ни разу не столкнулась с отравлением, даже легким. Никакой диареи. Главное, я всегда оставалась внимательной и доверяла интуиции. К примеру, не рискнула бы есть рыбу на рынке. Морепродукты — с удовольствием, а рыбу — нет. За редким исключением, когда она готовилась на моих глазах. Азиатская кухня импонировала тем, что чаще всего, блюдо готовится на виду, прямо при мне. На улицах стояли тележки со сковородками, куда кидали выбранные мною ингредиенты и жарили. Свежеприготовленное блюдо, с пылу с жару, всегда было безопасным. А встречался тип кафе, где внутри были стеклянные витрины, в которых много уже готовых блюд на выбор. Конечно, удобно сразу видеть конечный результат, но с такими кафе я была особо аккуратна. Не было никакой гарантии, что эта еда не ждет меня уже четверо суток.

Отдельно я задумывалась о воде. Я пила только бутилированую или кипяченую воду. Без вариантов. Лед не рекомендуется, так как неизвестно из какой воды его сделали. Но, я думаю, это скорее относится к самым дешевым общепитам, а не поголовно ко всем заведениям. В Азии производят нормальный лед, годный для употребления, а не морозят проточную воду.

Кстати, словом «ресторан» там называют любую точку общепита, я быстро перестала удивляться вывескам.

Когда я перестала бояться нового, научилась наблюдать и пробовать, я стала вкусно и разнообразно питаться примерно на три доллара в день. И по праву считала себя профессионалом в вопросе выбора вкусных мест.

Письмо 16

29 октября 2007

Старый Лиджанг меня покорил: узкие кривые улочки и мосты. Много мостов, говорят порядка двухсот. Дома выполнены в традиционном стиле — деревянные, с резьбой, дорожки вымощены камнем. Всюду шла торговля. Пестрые, струящиеся ткани и изделия из них: платки, шарфы, платья с вышивкой — все ручной работы. Вязали и плели прямо на улице в открытых мастерских. Картины, фигурки, батик, украшения из серебра, меховые пончо и сумки. На улицах выпекали национальный хлеб — баба и жарили тофу, чей стойкий запах покрывал всю округу.

Лиджанг делится на старый и новый город. Контраст потрясающий. Новый город — это современный китайский город: с банками, макдональдсами и прочими атрибутами, а старый очаровывал своей искренностью и полным отсутствием транспорта. Вечером на его центральной улице водили хороводы. Для желающих цивилизации совсем рядом гремела улица ночных клубов.

Я поселилась в старом городе. Это был самый странный хостел на моем пути. Его слава меня настигла еще в Яншо, многозначительным советом без пояснений: «Только Мама Наши. Только».

Итак, хостел Mama Naxi (местные произносят «наши», но иногда слышно «накси»). Если бы два с половиной месяца назад мне сказали, что я буду жить в комнате, где не закрываются двери по собственному желанию, я бы ответила, что это в принципе невозможно.

Хостел состоял из трех домов, расположенных недалеко друг от друга. В них были и самые дешевые общие комнаты и персональные — подороже. Хозяйка не просила паспорт при поселении и оплату вперед, только по факту. На дверях в дормитори не было замков.

Мне до сих пор сложно ответить на вопрос, как же жить с не закрывающимися дверями. Но это было особое место, которое заставляло думать по-другому, воспринимать реальность иначе. Ведь любой гость мог уйти, не расплатившись. Доверие и дружелюбие витало в воздухе, и мы этим дышали. Я была счастлива, что смогла увидеть людей, которые не делили работу и жизнь, друзей и прохожих, своих и чужих, они просто искренне, с любовью относились ко всем нам, не жалели душевного тепла и внимания на незнакомых людей.

Каждый вечер, в шесть часов, постояльцы со всех домов собирались на общий ужин. Это был шведский стол, где предлагали традиционные китайские блюда и вкусна выбор за 10 юаней — это сказка для бэкпэкера. Желание искать другое место для перекуса пропало после первого застолья. Утром нас кормили сытным завтраком, который навсегда останется вкусом этих мест — горячая лепешка, намазанная медом и покрытая бананами.

Бананами и национальными лепешками нас бесплатно угощали каждый день после возвращения из города, предполагая что мы очень устали и нам надо срочно поесть. Я поражалась, как они такие худенькие и сухонькие постоянно жевали свои национальные изыски, которые, кстати, очень калорийны.

Однажды я решила поспать днем, чтобы отдохнуть и восстановить силы. Часа в четыре меня разбудил настойчивый стук в дверь и крики «Hello». Мне не хотелось открывать, и я не могла понять, кто стучит, раз двери открыты, но пришлось встать. На пороге я увидела улыбающееся лицо хозяйки с горячей лепешкой в руках. Возможно, она не хотела меня будить, но ведь если лепешка остынет, будет не так вкусно.

Отдыхая и наслаждаясь Лиджангом, я готовилась к треку в Ущелье Прыгающего Тигра — одного из самых глубоких в мире. Полноценный трек можно было осуществить за два дня, и я точно знала, что одна в такой путь не пойду. Идея хостела делать общий ужин превратила его в мегабекпэкерское место, где найти компанию оказалось очень просто, потому что каждый гость имел такое же желание. Компания обещала быть большой.

16
{"b":"172008","o":1}