ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

ГЛАВА 26.

Все американцы — тупые, или Почему русские люди не улыбаются?

Один приятный парень из Франции, с которым мы общались в хостеле в Шанхае спросил меня:

— А почему русские люди не улыбаются?

Он путешествовал три месяца по Транссибу, страна ему понравилась за несравненный колорит и необычность, но почему большинство людей с поджатыми ртами он не понял. Мы побеседовали на эту тему, обсудили и наверное, я бы больше об этом не вспомнила, если бы через месяц не услышала этот вопрос от шведки в Куймине, а потом от канадца в Лаосе.

Пояснения к вопросу были разные. Но суть сводилась к тому, что Россия — интересная страна, но идешь по улице — и никого с улыбкой, заходишь в магазин — тоже, и так везде. Люди не улыбаются друг другу, не говоря уже об иностранных гостях.

Когда я рассказывала об этом вопросе соотечественникам, многие очень возмущались. Ведь в России самые искренние люди, фальшивые улыбки им не свойственны, а смех без причины имеет вполне конкретное определение. Другие говорили, что это неправда. Они — тоже русские люди — всегда улыбаются просто так. Идут по улице с улыбкой, настроение поднимается сразу, мужчины начинают знакомиться, отмечали девушки.

Так кто же прав?

Ярлыки, бирки, этикетки упорно навешиваются на разные нации. Красивых европеек не бывает, австралиек тоже, русские пьют только водку, китайцы всегда орут и плюются, тайки — проститутки, мусульмане — террористы, и стереотип стереотипов, незыблемое правило, американцы — тупые. Ну и пусть мы копируем все их продукты, программы и интересы — они тупые.

Стереотипы крепко сидят в нашем сознании. Большинство тех, кто считает американцев недостаточно умными, никогда не были в США.

Приезжая в новую страну, можно продолжать вешать клише на местных людей, делать поверхностные выводы и убеждаться в правоте шаблонов. Вместо того, чтобы осознать, что эти люди — другие. Они не похожи на нас. Но и под стандартное описание, отдельно взятый человек не подходит. Нация может иметь вполне конкретную характерную черту, а именно этот человек — отличаться, быть другим, непохожим на своих соотечественников. Узнавать людей, а вместе с тем и познавать страну, можно через заинтересованное общение, приветливое отношение, живой интерес.

В Азии я не ощущала себя туристом, я была гостем. И относилась к стране соответственно. Это передавалось хозяевам, и они принимали меня радушно. Люди, которые мне помогали в пути, не были просто фактом удачного стечения обстоятельств. Они чувствовали заинтересованность и с радостью общались со мной.

Я старалась узнавать особенности страны, обычаи, нормы, недопустимые формы поведения. Например, в Таиланде нельзя касаться головы человека или направлять ноги в его сторону, шутки про короля недопустимы вообще. Однажды русская туристка поделилась со мной своими наблюдениями. Ей казалось, что тайцы постоянно унижаются перед ней делая вей (поклон со сложенными на груди руками), как бы моля ее у них купить. Она понятия не имела, что вей — означает большое уважение, проявление симпатии и было бы правильно отвечать также, когда тебя удовлетворила покупка или общение с приятным человеком, раз уж ты на тайской земле.

Я никогда не фотографировала людей исподтишка, и мне никто не отказывал. Удивительно — люди радушно оставляли свои дела и улыбались, разворачивали своих детей и были не против моих снимков. Мне стало стыдно, как я отмахивалась от постоянных требований фото в Китае, когда я была там в первый раз, пару лет назад. Сейчас училась открытости, принятию того факта, что я в некотором роде — «белая обезьянка» и желание запечатлеть дивное создание на память имеет корни обычного человеческого любопытства.

Знакомство с традициями и обычаями страны делали чудеса — люди открывались, хотели помочь, советовали и делали путешествие намного ярче.

А что же про русских, которые не улыбаются? Да, с одной стороны наши улицы не заполнены улыбками, но в России своя национальная черта — гостеприимство и широта души. Мы не проявляем симпатии к незнакомым людям, зато раскрываемся с друзьями, закатываем большие праздники и удивляем своей добротой и сердечностью. И не смотря на описания, я очень часто улыбаюсь. Не побоюсь этого слова — без причины. Каждая нация — это сложный механизм, который интересно познавать, а делать выводы по шаблонам из телевизора или повторять за всеми, не приблизят к познанию другой культуры.

Письмо 27

04 декабря 2007

Чудо-таблетки и мазь сделали свое дело. Пятна прошли за пять дней и на прием я поехала практически здоровой. С врачом я обсудила не только здоровье, но и путешествие, мои планы. Она убедила меня, что я могу звонить ей в любое время и писать на электронный адрес, если проблема повторится. Тем более, что в скорых планах — Камбоджа, а там нет таких клиник и препаратов, как в Бангкоке. Она посоветовала мне загорать, наслаждаться жизнью и думать только о хорошем. Я поблагодарила и вышла из кабинета с чувством, что у меня появился очередной близкий по духу человек. Даже в незнакомой стране можно было найти поддержку и помощь, если относиться к людям с теплотой и не бояться поворотов судьбы.

Четыре дня я бездельничала в столице и отдавала энергию Каосан роуд. Большинство достопримечательностей я видела год назад, когда была в Таиланде впервые, а в этот раз посетила только один храм. Зато какой! Теперь это мой самый любимый храм в Бангкоке — ват Арун.

Как только мой больничный закрыли, я рванула на море. Остров Ко Чанг, в шести часах езды от Бангкока, второй по величине в Таиланде после Пукета. Остров уже 4 года как развивают, поэтому, с одной стороны, все признаки жизни в виде Интернета, банков, магазинов, кафе, а с другой, стройка и развитие в прямом смысле слова. Порой строительный материал не успевают вывезти — и его можно наблюдать с порога бунгало. Раем остров не назовешь, но ведь и мы еще живы.

Было решено провести здесь около недели. Оставалось выбрать место.

Бухта Лонли Бич — популярное тусовочное место всех бэкпэкеров на Ко Чанге. Весело — дискотеки каждый день, бары, молодежь со всего мира, дешевое жилье. Только пляж узкий и грязноватый. Лазурности воды не ощущается. Поэтому на этот раз место сбора всех путешественников меня не устроило — захотелось отдыха и полного выздоровления.

Мой выбор пал на тихую бухту — Кай Бей. Место обитания русских организованных туристов, специально по такому случаю даже листочки с пляжа убирают — получается чисто и приятно. После изнурительных поисков с рюкзаком по жаре, был обнаружен гестхаус, который держала приятная японская семья. Владельцы отнеслись ко мне со всей душой, а я была рада гостить у них.

Мое путешествие уже перевалило за три месяца, стала появляться потребность в остановках и размышлениях. И закралась у меня идея поискать работу: «Будет перерыв, заработаю денег и продолжу с новыми силами». Мыслей о возвращении домой совсем не было.

На днях я решила выдвигаться в сторону самого злачного города королевства — Паттайи, по совместительству любимого места отдыха соотечественников и максимальной концентрации туристических офисов.

ГЛАВА 27.

По другую сторону мечты

Собирая информацию перед стартом, я натыкалась на сообщения о так называемой «ломке трех месяцев». Приблизительно через два-три месяца непрерывной дороги может наступить момент, когда новая информация перестанет усваиваться, количество интересного зашкалит и не будет удивлять, появится пресыщение. Все советы на эту тему сводились к одному — надо переждать. Остановиться, отдохнуть, ничего не делать какое-то время и продолжить. Откроется второе дыхание.

Конечно, дома казалось, что это точно не про меня. Как можно устать от столь желанного путешествия? Отдохну на пенсии.

27
{"b":"172008","o":1}