ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Командарм
Перерожденная
Ницше в комиксах. Биография, идеи, труды
Видок. Чужая боль
Проделки ведьмочки Винни. Шесть волшебных историй в одной книге
Тарас Бульба. Миргород (сборник)
Бестия, или Сделка на тело
Пищеблок
Свободу королевскому дракону!
Содержание  
A
A

— Да потом поговорим, не к спеху, — подмигнул он другу. — У нас, Миш, с тобой ещё вся жисть впереди! Наговоримся до ебениматери!

Через несколько минут берег приблизился настолько, что уже можно было услышать друг друга.

— Ну чего машешь-то, Надь? — обернувшись, проорал Николай. — Чего тебе уже невтерпёж?

Но Надя отчего-то молчала, вела себя странно, ничего больше не кричала в ответ. Николай пожал плечами и навалился на вёсла. Вскоре лодка мягко уткнулась в берег.

— Чего, Надь? — опять спросил он.

Надя по-прежнему молча смотрела, прикрыв глаза ладонью. Солнце взошло окончательно, жарко слепило её сквозь пальцы.

Она подождала, пока оба они вышли на берег, и только потом ответила: — Война! Война началась!

Глава 4

МОБИЛИЗАЦИЯ

К концу июня изнемогавшее от зноя дарьинское лето не выдержало. Небо словно прорвало, вниз хлынули нескончаемые потоки воды. Ливень шёл уже третьи сутки, размывая дороги, просачиваясь сквозь старые крыши. Вода в Пусти давно захлестнула пляжи, уровень всё время повышался, река грозила выйти из берегов.

Но дарьинцы не замечали этой угрозы, не обращали ни малейшего внимания на постоянно низвергающийся сверху водопад. Нечто куда более важное происходило сейчас в жизни посёлка.

На площади, около здания поселкового совета, отличающегося от остальных, скрытых за серой завесой домов, месторасположением, цветом и обмокшей красной тряпкой на флагштоке, толпились женщины и дети, провожавшие на фронт своих отцов и мужей. Три одинаковых, крытых серым брезентом грузовика стояли друг за другом, урча моторами, готовые вот-вот тронуться в путь. Вокруг машин толпились военные, поглядывали на мобилизованных, негромко переговаривались, курить из-за дождя не могли.

Мужчины рассаживались на скамейки в кузовах, толкались, стараясь оказаться поближе к краю, чтобы как можно дольше видеть тех, с кем предстояло расстаться на никому не ведомый срок. Слышались рыдания, они то и дело прерывались чьим-то отчаянным, тонущем в ливне криком.

Вера уткнулась в грудь мужа, крепко держа его обеими руками и не понимая, что струится по её лицу — дождь или слёзы. С другой стороны его цепко обхватила Наташка.

Михаил растерянно переводил взгляд с одной на другую, пытался найти подобающие такому важному моменту слова. Но они, как назло, никак не находились.

— Ну ладно, чего ты! — говорил он. — Люди смотрят. Берегите себя. Не скучайте. Слышишь, Наташка? Мамке помогай! А я к началу школы по-всякому уже дома буду!.. Так что вы это…

Он не договорил, как-то неловко, будто клюнул, поцеловал дочку и жену, на секунду с силой прижал к себе обеих и, отцепляя их руки, полез через борт в грузовик.

Рядом, в двух шагах от них, Николай прощался с Надей. Она стояла с непокрытой головой, тёмные длинные волосы, как у русалки, падали вниз мокрыми прядями.

Николай озабоченно всматривался в огромные тёмно-зелёные глаза жены, поглаживал её по плечу. Хорошо, что она не убивается, как вон некоторые, держит себя в руках, сразу видно, что жена председателя.

Николай неодобрительно окинул взглядом рыдающих в голос баб. Не то чтобы он недооценивал серьёзности происходящего, но что-то внутри него сопротивлялось скорби, вопреки всему пело и играло, придавало особый задорный блеск его глазам, который он сейчас всячески пытался притушить. Он воспринимал эту внезапно свалившуюся на голову войну как личный вызов себе,как редкое испытание, которое судьба посылает настоящим мужчинам.

Не зря он всё детство завидовал своему отцу, герою Гражданской. В определённом смысле и ему теперь повезло, он тоже вместе с остальными получил возможность проверить себя на крепость, в новых тяжёлых условиях показать, чего он стоит.

Николай не сомневался, что уж он-то с честью выдержит испытание, скоро вернётся домой уже совсем в ином качестве, овеянный неувядающей военной славой…

— Может, пока меня не будет, ты у Веры поживёшь? — предложил он. — Веселей будет, чем одной-то…

Надя печально усмехнулась в ответ.

— И правда веселей, — произнесла она хрипловато. — Куда как весело! Ты обо мне не волнуйся, Коля. Ты лучше возвращайся поскорей!..

— По машина-а-ам! — раздался зычный, перекрывающий шум ливня крик.

Солдаты сразу забегали, рассаживались, закрывали борта.

— Три-четыре недели, я думаю, не больше, — быстро и уверенно заявил Николай. — Соскучиться не успеешь!

Он крепко поцеловал жену в пышный рот, оторвался от неё, обвёл площадь гордым мужественным взглядом.Михаил уже сидел в кузове, протягивал ему сверху руку, помогая забраться в грузовик.

Николай ухватился, ловко подтянулся, прыгнул через борт, и почти сразу грузовики тронулись с места.

Тут же все крики слились в единый отчаянный женский вопль.

Михаил ободряюще улыбнулся жене. Морщинки разбежались по мокрому от дождя лицу, превращая его в смеющуюся, залитую водой маску.

Вера пошатнулась, прикрыла лицо руками. Она чувствовала, что больше не может, что сейчас упадёт, и этот нескончаемый ливень унесёт её куда-то навсегда.

Она, возможно, и в самом деле упала бы, если бы не подошедшая в эту секунду Надя, ласково обнявшая подругу.

Михаил увидел и оценил этот жест помощи. Их глаза встретились на мгновение.

— Надя, счастливо! — благодарно крикнул он. — Мы скоро вернёмся!..

— Не скучайте! — вторил ему Николай. — До скорого! Носы кверху, девчонки!

Он послал им свою знаменитую белозубую улыбку, которая тут же исчезла за дождевой завесой.

Грузовики, медленно ворочая колёсами, удалялись по раскисшей дороге.

Женщины бежали вслед, орали что-то бессвязное, перекрикивая друг друга.

Мужчины в грузовиках, бледные, мокрые, с застывшими улыбками и влажными глазами, молча махали остающимся.

Парнишка, сидящий рядом с Николаем, неожиданно вскочил с места и закричал с непонятно откуда взявшейся силой так громко, что все вокруг опешили на секунду:

— Мама, не плачьте! Слышите! Не смейте плакать! Я же вам обещал, мама!!! Мы обязательно вернёмся!!! Очень скоро!!!

Наташа, несчастным замёрзшим зверьком прилипшая к мокрой Вериной юбке, вдруг встрепенулась от этого крика, оторвалась и бросилась за грузовиком.

— Пап-ка-а-а-а!!! — истошно орала она на бегу.

Внезапно Наташа поскользнулась на влажной грязи и со всего размаху шлёпнулась в лужу. Обе женщины, Надя и Вера, скользя, подбежали к ней, подняли, поставили на ноги, грязную и зарёванную.

Грузовики окончательно растворились в серой сырости.

Вдруг стало пусто. Шум дождя, казалось, навечно заменил шум мотора.

Наташа рыдала безутешно, так, как могут рыдать только дети, и они в отчаянии стояли рядом, не знали, что ей сказать, потому что плакали тоже.

Глава 5

ПОХОРОНКА

Дождь лил бесконечно, и днём, и ночью, что было крайне необычно для Дарьино в это время года. Посельчане, и без того тревожно настроенные, с каждыми сутками всё более погружались в серую влажную беспросветность, уничтожающую всяческую надежду на нормальную жизнь.

Резиновых сапог в сельпо для детей не было, детская обувь за ночь либо ссыхалась у печки, либо не успевала просохнуть. Детям приходилось напяливать сырые башмаки, хлюпать в них по лужам, по грязи. От постоянно мокрых ног дети бесконечно простужались, болели.

Женщины ходили хмурые, молчаливые, скупо обменивались новостями, которых почти и не было, а если и появлялись, то какие-то непонятные. Радио регулярно сообщало о победах, но фронт при этом почему-то постоянно приближался.

Дождь однажды всё же кончился, так же неожиданно, как и начался. Утром вышли на улицу, всё ещё было очень мокро, но уже опять вовсю распевали птицы.

6
{"b":"172010","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Лабиринт Медузы
Берег мой ласковый
Пять четвертинок апельсина
Хозяин Замка Бури
Замуж подшофе
Дверь
Социальная тревога и фобия
Кто подставил Жана Усача?
Последний отбор. Угол для дерзкого принца