ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Машина, платформа, толпа. Наше цифровое будущее
Владыка Ледяного сада. Носитель судьбы
Естественные эксперименты в истории
Темные стихии
Обезьяна в твоей голове. Думай о хорошем
Мебель для дома своими руками. Приемы работы и подробные чертежи
Robbie Williams: Откровение
Чайка Джонатан Ливингстон
Комната снов. Автобиография Дэвида Линча

Старый шей-за’н с шестью красно-фиолетовыми перьями в волосах убрал зазубренную стрелу обратно в колчан.

– Как скажете, госпожа. – Его тихий голос напоминал шелест листьев. – Он кружил над нами. Когда захотел мяса, мы с братом его убили.

– Вы поступили правильно. Я вами довольна.

От приятной похвалы старый и молодой шей-за’ны приподнялись над землей на полтора ярда.

Она легко спрыгнула с седла.

– Госпожа, – сказал седой усатый ветеран, – это чудовище еще опасно. Я бы не советовал…

– А разве я просила твоего совета? – холодно бросила она.

Командир поперхнулся и прикусил язык. Его подчиненные сделали вид, что они ничего не услышали. Закаленные в боях вояки если и не боялись девушку, то опасались ее. Уже успели наслушаться историй о несладком характере.

На первый взгляд Тиа можно было дать не больше девятнадцати лет. Среднего роста, гибкая, с отличной фигурой, красивым лицом. Раскосые карие глаза, идеально прямой нос и полноватые губы наводили на мысль о древней крови. Черные, заплетенные в две тяжелые косы волосы и золотистая кожа – наследство, доставшееся от матери-южанки.

Пропыленная долгой дорогой длинная юбка с разрезами, замшевые сапожки с длинными носами, белая мужская рубашка с острым воротником и дамская курточка теплого, под стать коже Тиа, цвета.

Никаких украшений, кроме бус из мелких коричневых ракушек. Никакого оружия. В девушке не было ничего угрожающего. Но пятеро набаторцев и двое тех, кого в землях Империи привыкли называть Сжегшими душу, слушались ее беспрекословно.

Крылгзан наконец-то перестал хрипеть, щелкать челюстями и плеваться желтой пенистой слюной и издох.

– Проверьте себя. – Она не повышала голоса. – Если на одежде или доспехах остался яд – выбрасывайте их. Ша-хо, за мной.

Сопровождаемая молчаливым шей-за’ном, она подошла к трупу. Крылгзан вызывал любопытство. Эти существа обитали далеко на востоке, там, где Самшитовые горы превращаются в непроходимые Облачные пики. На самом краю земли. В землях Империи, а уж тем более Набатора и Сдиса, твари были очень редкими гостями. Тем удивительнее оказалась встреча.

Тиа, стараясь не наступать на капли отравы, обошла тело. Подумала, что за ядовитые зубы зверя Тальки продала бы душу. Зло улыбнулась – она и пальцем не пошевелит, чтобы вырвать бесценное сокровище из пасти чудовища. Ей это не нужно, а ради Тальки спину гнуть не собирается. Если старой карге захочется – пускай сама сюда едет и возится с трупом.

В последнее время настроение ее оставляло желать лучшего, и на это были причины. Когда перед Тиа появился вестник, она находилась за много лиг отсюда – направлялась вместе с Рованом к Лею. Последний застрял вместе с армией у Перешейков Лины, и ему срочно требовалась помощь. Прибывший смешал все карты, и ей пришлось спешно возвращаться назад. Бешеная круглосуточная скачка, постоянная смена лошадей, плохая еда и тупость спутников выводили из себя.

Когда девушка вернулась в Башни, там все еще торчала Митифа, самозабвенно перерывающая библиотеку Ходящих. Тупой стерве ударило в голову, что она сможет разгадать тайну Лепестков Пути. Мгновенно перемещаться в пространстве – это замечательно. Разом решится масса проблем. Но Митифа ничего не добьется. У нее мозгов не хватит, чтобы найти ключ к творению Скульптора и последнему заклинанию Сориты. С подобной задачей могла бы справиться только Гинора, но ее кости уже давно лежат в болотах Эрлики. Однако Митифа не понимает, что ее усилия обречены. Дорвалась до старых архивов, теперь неделю не вытащишь. Тиа ненавидела дуру всей душой. Впрочем, если положить руку на сердце, она не любила никого из своих компаньонов. И не доверяла им. Разве только Тальки заслуживала того, чтобы прислушиваться к ее советам, да и то в редких случаях и с оглядкой. Девушка не питала никаких иллюзий насчет целительницы. Как только подвернется подходящий случай, старая карга первой продаст Тиа со всеми потрохами.

Несмотря на утомительное путешествие, в появлении вестника были положительные моменты. Во-первых, шанс уйти из-под назойливого внимания Рована и – что самое важное – Лея. Теперь эта парочка не будет ей мешать. Во-вторых, если нашедший свободного носителя не ошибся и она сможет взять под контроль чужую «искру» – ее сила увеличится. А это очень хорошо! Вечно быть на вторых ролях – тяготит.

Тиа вернулась к лошади и села в седло. Ее спутники благоразумно помалкивали.

Маленький кортеж вновь отправился в дорогу.

Телохранители все время посматривали на небо, но девушка не собиралась им объяснять, что второй крылгзан в этих местах может появиться спустя сотню лет. Не раньше. В данный момент ей было не до людей. Она жаждала сбросить с себя пропыленную, пахнущую потом одежду, залезть в горячую ванну с травами и сидеть там до скончания веков. Также она не имела ничего против смазливой служанки, которая потерла бы ей спину.

Лес расступился в стороны, и дорога, бодренько пробежав мимо зарослей лихоцвета, спустилась с холма к мосту. Недалеко от Лысого камня путь раздваивался. Один взбирался на низенький холм, второй резко сворачивал на запад, пересекал долину и вновь нырял в леса. К Альсгаре. Недалеко от этого тракта кипела работа. Уже успели поставить одну башню и западную стену крепости, большие бараки и две смотровые вышки. Возле холма также шло строительство. Возводились фундаменты будущих казарм и укрепления по обеим сторонам дороги. На вершине холма – еще одна вышка.

Отряд встретил патрульный разъезд – пятеро вооруженных мечами и легкими луками всадников.

– Какими судьбами в нашу дыру? – поприветствовал командира группы путешественников, капитана Грая один из патрульных.

На Тиа никто не обратил внимания. Ша-хо и его брат были куда интереснее. Не все набаторцы успели привыкнуть к этому народу.

– Кто здесь главный?! – рыкнул Грай.

– Капитан Най, – тут же подобрался в седле патрульный.

– Проводи нас к нему, – улыбнулась Тиа.

Удивленный солдат покосился на королевского гвардейца, но тот остался невозмутим. Кавалерист оказался смышленым и на свое счастье не стал интересоваться, с какой стати командует какая-то девчонка.

– Да, госпожа.

Тиа щурилась от чересчур яркого солнца. Ее настроение улучшилось. Долгая поездка подошла к концу, хотя Песья Травка и не впечатляла. Правда, ничего другого девушка не ожидала. Деревня как деревня. Таких в мире тысячи. Оставалось уповать на то, что здесь можно отыскать ванну.

Возле самой деревеньки стояла крепкая добротная виселица. Два оструганных столба с перекладиной и пятерка изрядно вонявших мертвецов. Тиа поморщилась. Что за дурная привычка – оставлять после себя грязь? Раз уж казнили, то извольте закопать, когда пахнуть начинают. Именно за подобный подход к казням она не любила Рована. Этот могильный червяк при всей своей удачливости и полезности общему делу с юного возраста болел опасным недугом – неуемной тягой окружать себя мертвыми телами. Он при случае и без случая пытал людей, а после с радостью украшал шатер частоколом копий, на которых были насажены головы. А затем неделями вдыхал аромат разложения. Тиа Рована ненавидела. Она не понимала, как такая тварь могла родиться от той же матери, что и Ретар.

– Мертвецов убрать, – негромко бросила она. – Сейчас же.

– Госпожа, но мы должны быть с вами, – попытался возразить Грай.

– Ничего со мной не случится. Впрочем… – Она на уну задумалась, а затем приняла решение: – Ты можешь остаться.

Ехавший впереди солдат слышал разговор и чуть с седла не упал. Шутка ли – по первому капризу какой-то девки воины Его Величества становятся могильщиками?

Остановились у трактира, Тиа ловко спрыгнула с седла и потянулась. Подумала, что если Митифе все же удастся оживить Лепестки Пути, она первая скажет ей спасибо. Путешествовать подобным образом будет гораздо проще, чем на лошадях.

После долгого сидения в седле она ощущала себя настоящей старухой, и спасти ее могло только одно – ванна.

Будь проклят Мелот, если она не готова убить за нее любого!

27
{"b":"172011","o":1}