ЛитМир - Электронная Библиотека

– Давно?

– С полнара, наверное. Она в моей комнате. Сказала, чтобы вы сразу же шли к ней.

– Уступите лошадь.

– Извольте.

Колдун, не мешкая, вскочил в седло.

– Ну? Успокоился? Ничего он не нашел, – сказал Га-нор, когда некромант скрылся за домами. – Вечно панику разводишь.

– Кто бы говорил! Лопни твоя жаба, но ты испугался не меньше моего.

Северянин усмехнулся в усы.

– Хотелось бы мне знать, куда так заторопился сдисец? – между тем продолжил Лук.

– Ну уж точно не по твою душу.

– Как знать. Как знать. Теперь я начинаю думать, что лучше бы мы перли по лесу до Альсгары, как ты и предлагал вначале. К тухлой жабе такую Песью Травку! Мало того, что здесь набаторцы, так еще и самый настоящий некромант объявился! Не нравится мне это. Собаки зря не воют. Нюхом чую – будет беда.

И вновь сын Ирбиса промолчал, но по его глазам было видно, что он разделяет опасения спутника.

Колдун остановился перед дверью, заметно нервничая. Поправил мантию, стараясь, чтобы складки на ней лежали ровно. Затем настал черед пояса с кривым мечом. Негоже представать перед повелителем в неопрятном виде. Собрался постучать, но не успел.

– Входи, Избранный. Входи. Не стой на пороге.

В женском голосе слышалась насмешка. Некромант распахнул дверь, сделал два шага, преклонил колено и уставился в пол. Левая рука на посохе. Правая прижата к сердцу. Ритуальный поклон Избранного перед повелительницей.

– Будь добр, оставь условности и закрой дверь. Холодно.

Он опешил, но сделал в точности так, как его просили. Поднял глаза от пола и тут же вновь стал смотреть на носки своих сапог.

Тиа издала тихий смешок:

– Я попросила оставить условности за дверью. Смотри. Разрешаю.

Она сидела в бронзовой ванне спиной к нему. Две темные косы обвиты вокруг головы и закреплены бриллиантовыми заколками. Загорелая кожа, хрупкие плечи, изящная шея. Все остальное скрывала пушистая пена.

Лица он не видел, но этого и не требовалось. Колдун знал, кто перед ним. Одна из повелителей. Госпожа Тиа. Пламя Заката, как называли ее племена Великой пустыни.

Та, что в Империи носила прозвище Тиф.

– Говори.

– Я нашел женщину. У нее может быть Дар.

«Может быть»? Плохое слово. Если из-за него мне пришлось столько проехать, то я буду огорчена. – В ее голосе проскользнула стальная нотка. – Продолжай.

– Как только я приехал в деревню, то почувствовал эхо использования Дара.

– Очень интересно. А ты не подумал, что это может быть ошибкой?

– Подумал, госпожа. И прежде чем отправить вам вестника, решил сам все проверить. Не Ходящая. Может, самоучка, хотя я ничего не смог почувствовать. Или я ошибся, или она очень осторожна…

– Или мы имеем дело с настоящим самородком, если Избранный не в состоянии ее прочитать. Она еще в деревне?

За все время разговора Тиа ни разу не посмотрела на собеседника.

– Да. Я держу ее под охраной.

– Тогда почему крестьянка все еще где-то там? Приведи. Посмотрим на твою находку.

– Она будет перед вами через полнара.

Проклятая махнула рукой, позволяя колдуну идти, закрыла глаза и, блаженствуя, растянулась в ванной.

Глава 9

– Какая-то сволочь сперла ночью со двора фонарь. И еще эта… собаки-то как под утро выли. – Бамут вырезал из дерева очередного человечка.

Шен, сложив руки на груди, лежал на жесткой лавке, подложив под голову свернутую куртку. Он дремал, но как только товарищ завел разговор, не поднимая век, произнес:

– Помяни мои слова. Они еще не так взвоют, когда некромант вернется. Да и мы тоже.

– Глупости. Его нет уже неделю. О нас давно забыли.

– Не будь идиотом, – угрюмо произнес Кнут. – Если бы о нас забыли, то и этих безносых, что у ворот караулят, давно бы след простыл. Колдун Лаэн за лигу учуял, теперь не отвяжется.

– Он тока по ее душу пришел. Нас Белый не тронет.

– Дурак, – смачно произнес командир.

– Почему сразу дурак? – нисколько не обиделся Бамут.

– Добра от некроманта ждешь. Вот почему. Он и бабу заберет, и нас за компанию утащит.

– Эта… надо было мне Серого в лесу щелкнуть. Такую возможность упустил. Уже бы в Альсгаре сидели.

Гнус, слышавший разговор, изобразил на физиономии нечто напоминающее согласие. Он также считал, что они упустили прекрасный шанс разжиться большой кучей денег.

– Молс тебя потом самого щелкнет.

– Молс, Молс. Надоело мне под ним ходить. Эта… Как маленькие! Своих мозгов, что ли, нет? – На этот раз его никто не поддержал. Бамут какое-то время недовольно ворчал себе под нос, а затем спросил: – Я так понимаю, через мортов не продраться? Даже с Серым и его бабенкой?

– До тебя только через неделю дошло, да? Я с Нэссом говорил еще в тот день, когда Белый ушел. Мортов завалить можно. Но некромант об этом проведает.

Бамут наконец-то заткнулся. Теперь надолго. Шен вновь задремал, Кнут и Гнус занялись игрой в кости. Лишь когда пришло время обеда, они перешли в ту половину дома, где жили Нэсс и Лаэн.

Увидев на столе вместо уже ставшей привычной за эти дни еды разложенные вещи и оружие, Шен присвистнул:

– Это к чему?

– Мы уходим, – нехотя ответил Нэсс, убирая топорик за пояс.

– Прямо сейчас?! – вырвалось у Кнута.

– Да.

– С ума сошли?

– Вас никто с собой не зовет. – Лаэн лихорадочно упаковывала вещи в мешок. – Можете сидеть здесь сколько угодно. Дом в вашем полном распоряжении.

– Объясните, в чем дело, – нахмурился Кнут. – Нэсс ты же первый осторожничал, а теперь сваливаешь при свете дня! Думаешь, морты и колдун вас так просто выпустят?

– Я знаю одно, – огрызнулся Серый, достав из-под стола колчан со стрелами. – Если мы не уйдем сейчас, то не уйдем уже никогда. И некромант вместе с этими тварями покажется нам детским лепетом.

– И кто же теперь свалился на наши головы?

– Не знаю.

– Великолепно! – презрительно фыркнул Шен.

Нэсс не обратил на него внимания.

– Откуда у тебя такие сведения? – хмуро спросил Кнут.

– Лаэн почувствовала.

Командир почесал подбородок. Серьезное заявление. Подружка Нэсса так просто паниковать не будет. Ему потребовалось не много времени, чтобы принять решение:

– Мы идем с вами.

– Сдурел? Из-за того, что ей что-то приснилось, лезть на рожон? – Бамут изумленно вытаращился на командира. – Я, эта… шагу отсюда не сделаю.

– Ты и впрямь дурак! – презрительно сплюнул Гнус, тоже быстренько разобравшись, что к чему. – Ей так просто ничего не кажется. К тому же забыл, как зверье сегодня ночью под окнами выло? Я с тобой, Кнут.

– Шен?

Тот лениво потянулся, затем пожал плечами.

– Пожалуй, составлю вам компанию, – протянул лекарь.

– Опоздали! – не сказала, а простонала побледневшая Лаэн.

Во двор вошел некромант.

Самая пора стукнуть себя по голове за глупость. Чувствовал же, что сваливать надо раньше, еще в тот момент, когда к нам завалился сдисец. Чувствовал! Но из-за собственной осторожности и тупости сидел в берлоге до последнего! Чего хотел дождаться? Сам не знаю. И вот результат. Досиделся, побери меня Проклятые!

Уйти нам не дали.

– Без паники. – Я услышал свой голос словно со стороны. – Вещи со стола! Живо!

Слава Мелоту, мои бывшие дружки не в первый раз оказывались в щекотливой ситуации. Они не стали оспаривать мое право командовать ими. Вопросов не задавали и занялись делом. Быстро и четко.

– Лаэн, в другую комнату.

«Я ему так просто не дамся!»

«Я тебя так просто не отдам».

Я бросил Гнусу его нож. Тот ловко поймал, сунул за голенище сапога. Надеюсь, крысенок сможет им воспользоваться, если нас прижмут.

Быстро оглядел свое «воинство». Рассредоточились по комнате они мастерски – одно слово – гийяны. Заняли все удобные точки. Гнус сидел у двери, Кнут рядом с печкой. Шен недалеко от ухвата, а Бамут встал у окна.

29
{"b":"172011","o":1}