ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Это кто еще? — не слишком дружелюбно спросил тот.

— Познакомься, храбрец, это Лао, — пробасил К’Антор. — Теперь вы — друзья.

— Это почему еще? — возмутился клыкастый.

— А я так хочу! — объявила малявка.

— Что?! — опешил наш очнувшийся.

Подобающего отпора он пока дать не мог, чем не замедлила воспользоваться Лао. Взмыв в воздух с моего плеча, она удобно примостилась на его спине, благо вампир ехал так, как его взвалили в самом начале, то есть поперек тела. Обычно мешки с овсом именно так и перевозит четырехногий народец, так удобнее.

— Стоп! — вскрикнул Рив, замахав руками. — Дайте сначала я слезу, а то меня уже укачивает вниз головой.

Когда К’Антор остановился и вампир не без труда встал на твердую землю, он спросил:

— Теперь расскажите мне все: что со мной было, кто это, — указал храбрец на Лао. — И откуда здесь он? — это уже относительно кентавра.

К’Антор не выдержал и обратился к голубоглазому:

— А ты посмотри вперед, увидишь «откуда здесь он», — улыбаясь произнес копытный.

Что Рив и сделал…

Лучше б он был в отключке!

Вампир округлил глаза так, что я испугался за их сохранность, а затем чуть было не вернулся в прежнее состояние — бессознательное. Всеми силами мы смогли не дать снова «уйти от ответственности» спасителю, и бурно со всех сторон похлопывая по щекам готового упасть во вторичный обморок получеловека, заставили его сдаться. Вновь ощутив землю под ногами, он спросил:

— Что происходит?

— Рив, понимаешь… как бы тебе сказать… — я не мог подобрать слов, чтобы не обидеть товарища в его лучших чувствах.

«Помог» мне в этом К’Антор.

— Да все просто, дружище! — хлопнул по плечу кентавр так, что еще слабый Ривент чуть не упал. — Ты спас своих товарищей! — пафосно выдал он.

— Я?! — удивился клыкастый. Видимо все-таки кое-что помнил.

— О! — возвел глаза к небу К’Антор. — Ты был зверь! Ты был на высоте!

— Од-но-знач-но! — подхватила вытьянка.

Я еле сдерживался и потихоньку хихикал, готовый в любую минуту заржать во всю глотку. Маг так вообще отвернулся, чтоб Рив не видел его рожи, и помалкивал в тряпочку. Зато кентавр со своей подружкой разошлись на славу…

— Ты ка-а-ак дал ему… промеж бровей! — для убедительности четырехкопытный взмахнул своей ручищей. — А он ка-а-ак упал! Да не поверишь — прямо на тебя! — сделал большие глаза кентавр.

— Ага! Я тоже видела, — поддакивала мелкая.

Кажется, К’Антор еще что-то ему рассказывал про его подвиги, но у меня уже не было сил слушать: я изо всех сил пытался не засмеяться. Однако в какой-то момент… кажется тогда, когда эти двое убеждали вампира пойти и посмотреть на последствия, а заодно еще раз дать главарю «по морде» — уже за их загубленные жизни, я все-таки не сдержался и, согнувшись пополам, практически беззвучно залился истерическим хохотом. Почти в ту же секунду маг поддержал меня в сим начинании, и уже пара голосов дико ржала, вызывая оборачивания недоуменных кентавров.

— Да вы надо мной издеваетесь! — воскликнул вампир.

Дошло! Наконец-то! Это он после обморока так плохо соображает?!

— А ты уже решил поверить? — сквозь улыбку спросил К’Антор.

— Нет, — угрожающе уставился на него клыкастый. — Я испугался, что действительно мог чего-нибудь натворить в этом духе, — и он посмотрел прямо перед собой, туда, где навстречу нам двигалась громадная фигура командора.

— А? — обратился Т’Ибар к нам. — Он уже пришел в себя? Хорошо. Значит не придется его приводить в чувство.

Он проговорил это без тени злобы, но морда этого существа даже в самом расслабленном состоянии не могла выражать доброжелательности. Обычное обманчивое явление, которое, впрочем, на Рива подействовало незамедлительно.

Нет. Глупостей наш друг больше не делал, но явный испуг отразился на его лице раньше, чем он сам что-либо понял.

Я подивился выдержке голубоглазого: подозревать, что ты причинил некоторые «неудобства» такой твари в виде попытки проткнуть его лезвием хорошего кинжала, и оставаться настолько «спокойным»!

Не уверен, что сам смог бы так.

Хотя… также не уверен, что здесь сыграла роль выдержки… скорее это был очередной «тормоз» нашего друга.

Вот этот вариант вероятнее всего.

Конечно, я ему ни сейчас, ни потом об этом не сказал.

— Тогда, К’Антор, у меня к тебе дело. Надо будет проводить наших гостей до входа в Золотую Арку. Сможешь?

— Конечно, — моментально ответил кентавр.

— Отлично. Сегодня располагаемся на ночлег прямо перед лесом, а завтра с утра мы направляемся дальше по пути к Большому Дому, а вы — в лес. Для тебя это займет не более дня пути на всё про всё.

— Понял, — отчеканил К’Антор и командор ушел снова в начало вереницы.

— Отчего такое беспокойство по поводу нашей компании? — поинтересовался я, когда спина главнокомандующего скрылась за спинами других.

— Хочет подальше вас отвести, — вырвалось у К’Антора. Он тут же осекся и, наклонив голову в знак сожаления о только что сказанном, все-таки соизволил объяснить:

— Понимаешь, — он огляделся по сторонам. Никто не заинтересовался нашим разговором, и кентавр тихо продолжил. — У Большого Дома есть одна штучка…

— Та, за которой вы проделали весь этот путь?

— Да, Лод. Она самая. Так вот она — это символ нашего городка, она — это…

— Короче, она — артефакт, — закончил за него маг.

— Ну… да, — хоть и нехотя, все-таки согласился К’Антор. — Дело в том, что от ее наличия в городе зависит его безопасность.

— «Кубок Разрушителя», — догадался колдун, о чем идет речь.

— Откуда ты знаешь? — удивился кентавр.

— Я много чего еще знаю. Но не стоит отвлекаться, — предупредил его Лодаллес.

— Расскажи лучше, что это вообще такое за артефакт, — попросил Рив.

Монстр не стал сопротивляться и заговорил:

— «Кубок Разрушителя» — мощный артефакт, который по легендам когда-то создал Великий. Он вложил в свое творение добрую часть своей Силы и много веков, а, может, и тысячелетий держал сей предмет под надсмотром Высших. Но перед самой своей смертью Великий решил, что в другой мир артефакт не сможет перейти с ним, а потому он подарил его «слабым» — то есть людям, — монстр нес полнейшую чепуху. Зачем нам пересказ легенды? Нас интересует всего-навсего предназначение этого предмета. Однако он так ладно рассказывал, что я сам невольно заслушался. — Естественно, люди не смогли оправдать его надежд, но об этом Великий уже никогда не узнает. «Кубок Разрушителя» изначально звался «Кубком Созидателя», но так уж получилось, что после нескольких… случаев… — возвышенным голосом рассказывал К’Антор.

— Таких, как Война Сынов, Ледовый раскол и Серый век, — перебил его довольно ухмыляющийся Лод.

— Ну, предположим, можно было и не портить, — возмутился зверь.

— Я просто хочу, чтоб мои друзья знали правду, — беспечно ответил маг.

— Ну, да, все эти случаи произошли из-за «Кубка», — замялся кентавр, но сразу продолжил. — Когда происходила «передача» артефакта в руки простого народа, Великий обмолвился о его сказочных свойствах, помогающих защитить любой город от любой беды. Так вот все правители того времени вдруг посчитали, что артефакт обязательно должен «охранять» их город и никакой другой. В то время как раз прошла Война Сынов за обладание «Кубком». Все, наверное, знают, что привела она лишь к гибели всех участников, и артефакт не достался никому. Долгое время «Кубок Созидателя» считался утерян, но уже спустя несколько веков произошел Ледовый раскол, и опять же из-за обладания артефактом. И вновь после гибели всех участников и инициаторов долгое время предмет никто не видел и ничего о нем не слышал. Однако, когда началась эпоха демонов, названная Серым веком, пошел слушок, что и тут не обошлось без творения Великого. Среди простого народа пошли слухи о том, что Великий заключил в предмет страшное проклятие, наказывающее «неверных» воле колдуна. Сильные мира сего не выдержали, собрались и решили уничтожить артефакт, дабы впоследствии не вызывать склок вокруг него опять. Тогда и стал «Кубок Созидателя» — «Кубком Разрушителя», потому как вокруг него не было никаких «созиданий», а лишь только «разрушения». Но каким-то чудесным образом артефакт прямо перед церемонией публичного уничтожения был утерян. Народу сказали, что его уничтожили, дабы не вызывать панику среди простого люда. А властители того времени несколько ближайших столетий были заняты исключительно поисками вещицы. Не так давно, пять-шесть сотен лет тому назад, «Кубок» случайно обнаружили в пещере, расположенной на краю гигантского по тем меркам города, названного в честь колдуна — Великим Городом. Артефакт по-тихому лишили своей магической мощи, но не уничтожили совсем. На месте той пещеры построили Великий храм, а через некоторое время город был переименован в Лехотки — в честь мага, нашедшего «Кубок» — Лехота.

41
{"b":"172014","o":1}