ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А тебя кто-то укусил? — ничего больше я не придумал.

— Да. Было дело. Давно…

Я почувствовал, что парень загрустил. Да и немудрено это, ведь он вампир не потому, что родился им, а по чьей-то нездоровой прихоти. Я, кажется, забыл рассказать, что вампиры бывают еще и «укушенные»: проще говоря, если настоящий вампир цапнет человека и выпустит ему в кровь Яд Обращения, то этот человек станет через некоторое время (обычно пару дней) вампиром, но внешность его не поменяется (кроме клыков, конечно), поэтому такого вампира практически невозможно отличить от обычного человека, однако… как же я сразу зубы у него не увидел? Наверное, не до зубов мне было. А вот теперь я их отчетливо вижу… и пару точек на шее от клыков.

Кто же так над парнем-то?

Ведь у нас не принято кусать кого попало. Тут надо сделать вывод, что ОН — не кто попало. А кто тогда?..

Я в свою очередь продолжал обалдело молчать, а пацан не желал останавливаться. Ну что ж, пусть расскажет, может это прольет свет на его происхождение.

— Мою мать укусил вампир… потом они убили ее… А меня оставили в живых. Я ее совсем не помню, маленький ведь был… А ты?

Да, очень «длинная» и поучительная история. Света пока никакого не видно (о происхождении парня), но я приготовился к тому, что он не простой крестьянин, возможно даже его родню можно искать в высшем обществе.

— А меня никто не кусал.

— Так ты настоящий темный вампир!!! Вот уж никогда не думал, что встречусь с таким.

— А тебя как зовут-то? — я уже по глазам читал, что парень теперь хочет расспросить про меня все и вся и перебрать моих предков до седьмого колена, и решил его опередить с очередным вопросом.

— А меня зовут Ривент, — быстро ответил он.

Возраст у него я спрашивать не стал, и так вижу, что он мой ровесник.

Ну что ж, Ривент, мне кажется, мы с тобой слишком заговорились, надо тебя как-то спроваживать:

— Рив, ты не устал?

— А… что?.. Нет, не устал… — парень несколько опешил от моего вопроса.

— А я устал. Причем смертельно. Ты разрешишь мне отдохнуть с дороги? — на самом деле никто его разрешения не спрашивал, я это сказал для вежливости.

— Да ладно, отдыхай, — как-то нехотя промямлил Рив, по-моему он обиделся. Да мне сейчас абсолютно все равно, лишь бы побыстрее он ушел, и я мог спокойно выспаться.

* * *

Деревушка была небольшая, но правильно и эргономично заселена. Например, главная улица пересекалась со всеми другими улочками и проулками в виде некой паутинки, благодаря чему попасть из одной точки деревни в другую можно было легко и быстро. Хотя главной была одна улица, широкая и сильно утоптанная, ее «крест-накрест» пересекала еще одна, не уступающая по ширине и оживленности. Ее местные жители тоже иногда называли главной. Центральная носила название Базарная, т. к. рынок (хотя этому базарчику до рынка как мне до Загорья раком) располагался не на площади, как принято, а вдоль этой улицы. А «вторая главная» называлась Поперечная, что, в принципе, было логично.

Однако подобие площади все-таки имелось — перед небольшой церквушкой, находившейся не на окраине деревни, а в самом центре. Вообще, деревня как деревня: церковь, базар, лавки и магазинчики разбросаны по всей территории, трактир, домик лекаря-травника, — короче, все, что необходимо для поддержания жизни в небольшом населенном пункте.

А вот отмеченная ранее оригинальность жителей поражала везде: странные формы построек, рыночек вдоль дороги, церковь в центре, лекарь и травник в одном лице, в то время как обычно — это разные люди, у них разные способы лечения, и они постоянно соперничают друг с другом. Ну, и много чего другого.

Еще я узнал, что этот Ривент находится у Шрона на обучении, так же как и я, но несколько раньше сюда приехал.

Буквально уже со следующего дня Шрон начал учить меня военному делу: владению разными видами оружия, тактике, геральдику я и так знал, стрельбе, правильному ведению боя и многому другому. Мне было ужасно скучно и неинтересно, чего не скажешь о Риве. В то время, как у меня почти ничего не получалось, он с легкостью выполнял и мою программу, и свою. Из-за этого Шрон часто на меня злился:

— Дьявол! Ну за что на меня такая кара пала в виде этого оболтуса?!! — «оболтус» это я, если кто не понял.

Видя, что мне не интересно, Шрон стал устраивать показательные бои между нами с Ривом. Честно говоря, отношения с этим пацаном как-то не ладились. Первое время от него просто деваться было некуда: он постоянно выспрашивал у меня то про мою семью, то про меня, то про вампиров в целом и т. д. А потом после того, как я ему однажды сгоряча что-то ответил (что именно уже не помню, но что-то нелицеприятное), его как ветром сдуло. Он не подходил, не задавал вопросов. Сначала меня это радовало: еще бы, ведь я мог жить спокойно, потом стало как-то напрягать. День за днем, месяц за месяцем, год за годом тренировались вместе, а он меня замечал только на площадке для боя.

Как-то во время очередной бойни между мной и Ривом произошло нечто, что заставило меня изменить мнение о нем, и посмотреть на этого парня с другой стороны.

— Выпад, укол, выпад, укол! Шире шаг, Мейрон! — Шрон отдавал указания мне, как надо держаться в бою, когда противник заведомо сильнее и опытнее.

А я пытался следовать этим указаниям, но как назло, ничего не получалось. Шрон вновь злился. И я даже знал на кого.

— Так, давайте еще разок попробуем. Если и в этот раз не получится, то оставим тренировку до завтра.

Мы снова приняли стойки, поудобнее перехватили мечи и приготовились к команде старта. От тяжелого одноручного меча у меня со страшной силой ныло плечо, а Ривент, кажется, даже не устал. Как ему это удается?

Мы посмотрели друг на друга, поняли, что хмурое настроение нашего учителя заметили оба. В этот раз нападать надо было мне, так велел Шрон.

Я сделал выпад, все как он меня учил, взмах… полет оружия в воздухе… выворачивание меча в правильном направлении для рубящего удара… и Рив на земле! Радости Шрона не было предела. Но я-то видел, как аккуратно Рив приземлился на траву… Но зачем он это сделал? Кто его просил?! Так зол я был давно!

Этим же вечером после ужина я подошел к Ривенту.

— Ты зачем это сделал? — спросил я, не поднимая взгляда.

— Что? — тот небрежно сидел «петухом» на невысоком деревянном заборчике.

— Ты, знаешь, о чем я.

— Ах, это… — парень уперся взглядом в землю. — Не знаю.

Он дурачком только притворяется или вправду?..

— Как не знаешь? Ведь я тебя не просил, значит у тебя были причины.

— Честно, не знаю. Просто мне надоело уже четыре года подряд побеждать тебя.

— Ты что-то имеешь против? — несколько раздраженно ответил я, забираясь на забор.

— Да. И я, и Шрон видим, что в тебе есть потенциал, только ты почему-то не хочешь его использовать, — ну неужели не понятно, что мне просто не интересны эти военные штучки. Потенциал! Тоже мне… нашлись наставнички!

— Это мое дело… Постой, вы что, договорились со Шроном? — внезапно осенившая догадка чуть не сбросила меня с «насеста».

— Нет. С чего ты взял?

— Но ведь ты сказал, что вы оба видите потенциал…

— Да, оба. Но по отдельности. Мы с ним на эту тему не говорили. А еще я вижу, как он страдает…

— Он? Страдает? Не смеши меня. Он просто злится, что ему попался такой бездарный ученик, — я правда не представлял себе страдающего Шрона… до этого момента, а сейчас представил… и чуть не сдержал смешок при виде этой воображаемой картины: эдакий «шкаф на выезде» сидит и, склонив свою буйну голову, горюет… прямо таки страдает… Ой, мамочки! Я сейчас не сдержусь…

— Я не мастер слова, но попробую тебе объяснить. Когда что-то кому-то даешь, когда в кого-то вкладываешь свои силы, душу… всегда надеешься на отдачу. Так и он… вложил столько сил в тебя, а ты даже не стараешься. Это все говорит лишь об одном: ты не уважаешь его труд. И ему от этого больно…

5
{"b":"172014","o":1}