ЛитМир - Электронная Библиотека

Накануне вечером Анна взяла Наташку домой. И теперь та приехала в аэропорт проводить маму. Здесь же была и Лариска, которая должна была потом отвезти девочку обратно в профилакторий.

— Не скучай, я ведь скоро приеду. Как приеду — сразу к тебе, прямо из аэропорта. — Анна сидела на корточках и гладила Наташку по голове.

Та кивала, но по щекам текли слезы.

— А тетя Лариса будет к тебе приезжать. Правда ведь, тетя Лариса?

— Конечно, буду! — заверила Лариска. — Каждый день не обещаю. Но раз в два-три дня точно буду приезжать. И всякой вкуснятины привозить.

Анна взяла Наташку на руки. Прижала к себе. Она чувствовала, как дочка беззвучно плачет, прижавшись щекой к ее плечу.

— Да, чуть не забыла! — оживилась Лариска. — Алла наверняка будет в подружки набиваться. Так ты с ней поосторожней, особо не болтай. Та еще стрекоза.

Кроме Галины, никого из тех, с кем отправлялась в Лондон, Анна толком не знала. И Лариска дала ей краткие и четкие характеристики на всех членов делегации:

— Володя Чикин. Одно слово: «экономист». Умный, зараза, аж противно. К тому же зануда страшный. Николай Юрьевич — это он себя так сам называет, по отчеству. Хотя отчество еще заслужить нужно. Странный какой-то, на девок вообще не реагирует. Педик, наверное. Зато в компьютерах — ас. Будет там с ними какие-то общие программы разрабатывать. Алла. Тоже переводчица. Они что, думают, ты там одна, без нее, не справишься? Произношение: умереть — не встать! Ты только не очень смейся, когда она что-нибудь по-английски вякнет. Лучше б меня взяли. Зоя Михайловна из планового отдела. Или из бухгалтерии? Откуда-то из тех краев. Вроде нормальная тетка. Говорят, шеф ее очень ценит. Оксана. Эту вообще непонятно зачем в Лондон тащат. Может, для объема? Мол, вон какая делегация солидная. Тогда бы уж и меня могли.

С Наташкой на руках Анна подошла ко входу в таможенную зону. Опустила дочку на пол. В последний раз поцеловала ее в мокрую от слез щеку. Взяв у Лариски сумку, зашла за стойку. Усилием воли она заставила себя составить мысленный список всех подготовленных к поездке бумаг. Затем попыталась вспомнить, все ли необходимое она взяла с собой. Только чтобы самой не разреветься.

Они проснулись по будильнику. Умылись, оделись, выпили кофе. Олег предлагал приготовить свой фирменный омлет с салом. Но Павел отказался. Он знал, что определение «фирменный» омлет заслужил отнюдь не за свои выдающиеся вкусовые качества. Просто это было единственное блюдо, которое Олег умел готовить сам. Накануне столь важной поездки Нестеров решил не экспериментировать над собственным желудком.

В дверь позвонили. На пороге стоял водитель-охранник Леша. Тот самый, который выставил вчера из ресторана Слуцкого.

— А Игорек где? — удивился Олег. — Он же должен был Павла Андреевича в аэропорт везти?

— У него там какие-то проблемы с женой. Позвонил ночью — попросил подменить.

— И что это за проблемы с женой, которые вдруг по ночам возникают? Он не объяснил?

Леша разулыбался. Пожал плечами:

— Ну мало ли… Да это обычное дело: если что, мы друг друга подменяем.

— Поехали-поехали! — торопил друга Нестеров. — Опоздаем ведь.

— Подожди. Леш, езжай в гараж. У нас тут еще свои дела кое-какие.

Осокин закрыл за водителем дверь. Павел ничего не понимал в происходящем:

— Ты что делаешь? Какие у нас дела? Мы ведь точно теперь опоздаем! Как до аэропорта будем добираться?

Олег достал телефон, набрал номер:

— Алло! Василич? Это Осокин. Машина у тебя или в гараже? Ну слава богу! Давай срочно ко мне! У нас через полтора часа самолет вылетает.

— Ты мне можешь объяснить, почему отсылаешь водителя, который к нам приехал, и тут же вызываешь другого? — обратился к другу Нестеров, когда тот отключил телефон.

— Объясню! Ты надо мной, конечно, смеяться будешь, но я все равно объясню. Что-то мне, Паша, странным показалось, что Игорек вдруг позвонил и попросил его подменить.

— Ты про что, не понимаю?

— Может, и ни про что. Но у меня вчерашний разговор с этим придурком Слуцким из головы не идет. Не будем рисковать. Чем меньше людей будут знать, на какой машине ты едешь, тем лучше.

— Бред какой-то! Ты сам-то во все это веришь?

— Ну вот! Я же говорил — смеяться будешь.

«Мерседес» Виктора Васильевича подъехал к подъезду Осокина минут через двадцать.

Нестеров сел впереди. Осокин, едва заскочив на заднее сиденье, обратился к водителю:

— Василич! Ходят слухи, что ты мастер спорта по шоссейно-кольцевым автогонкам.

— Почему слухи? — удивился тот.

— Не верю! А ну-ка докажи!

— Как это?

— А так! За… — Олег взглянул на часы, — тридцать две минуты до Шереметьева доедешь — поверю.

— Еще лучше — за тридцать одну! А если за тридцать доедешь — премия тебе гарантирована, — пообещал Павел.

Виктор Васильевич задумался:

— Доехать-то доеду. Только ведь права отберут.

— Ничего! Сначала заберут, потом отдадут. Моральный и материальный ущерб, понесенный тобой от этой операции, будет щедро компенсирован.

— Вряд ли отдадут после этого, — с сомнением покачал головой Василич.

— Василич, родной, надо успеть! — взмолился Осокин. — Ты же меня знаешь: с правами твоими я обязательно что-нибудь придумаю!

— Надо, значит, успеем.

«Мерседес» летел по Ленинградскому проспекту, лихо огибая впереди идущие машины и не обращая внимания на светофоры. Их уже несколько раз хотели остановить. Пытались преследовать. Но скорость у «мерседеса» была такой, что удержаться за ним было невозможно.

Осокин на заднем сиденье всю дорогу кому-то звонил. Кричал, умолял, спорил. Наконец обратился к водителю:

— Все нормально! Одним рейсом с Павлом Андреевичем летит замминистра химической промышленности. На какие-то суперважные переговоры. Он подтвердит, что ехал в этой машине. Скажет, что опаздывал, и попросил тебя поторопиться. Мол, боялся — не успеет, переговоры сорвет.

Павел обернулся к Осокину:

— С чего это он так скажет?

— А вот это уже, старик, не твои проблемы. Скажет — и все. Василич, ты сможешь остановиться у аэропорта так, чтоб милиция не увидела, как мы туда заскочим?

— Нет. Меня еще на подъезде перехватят. Вам надо будет чуть раньше выскочить. Я знаю, где с дороги вильнуть, чтоб они не заметили. Я потом дальше, а вы как ни в чем не бывало — на попутке. Для этого маневра я специально трехминутный запас делаю.

— Только бы дорогу не перегородили, — пробормотал Нестеров, напряженно всматриваясь в даль.

— Нет, дорогу не перекроют, — успокоил водитель.

— Ну слава богу!

— Вот по колесам бы стрелять не начали.

Некоторое время мчались молча. Неистовый рок-н-рол, звучавший по радио, вполне соответствовал ритму сумасшедшей гонки.

Рок закончился. Диктор поведал самые последние новости. Одной из них было сообщение о том, что буквально три минуты назад в самом центре города взорвался автомобиль президента строительной компании «Гравис» Павла Нестерова, сведения о жертвах уточняются.

Виктор Васильевич глухо выматерился. Павел повернулся к Осокину.

— Черт! — Олег саданул кулаком о спинку переднего сиденья. — Как же я не подумал о том, что они взрывчатку заложить могут?! Лешка теперь…

— Кто?! Каляевцы?

— Не знаю.

Каляевская преступная группировка была одной из самых мощных и авторитетных в Москве. Пару лет назад в столице ликвидировали сразу несколько преступных авторитетов. Шел основательный передел сфер влияния в криминальном мире. Именно тогда каляевцам удалось подчинить себе значительную часть теневого гостиничного бизнеса. За два года их влияние в этой области только возросло.

Руководил группировкой Константин Юрьевич Старков. Кличка Старик осталась в прошлом. Теперь он «косил» под легального бизнесмена и заставлял обращаться к себе по имени-отчеству.

Не так давно Старков лично выходил на Павла с предложением о сотрудничестве. Причем отнюдь не в качестве «крыши». Предлагал совместное инвестирование строительства сети мотелей. Нестеров ответил категорическим отказом.

25
{"b":"172023","o":1}