ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Девочка с медвежьим сердцем
Новогодний конфуз
Мой самый второй: шанс изменить всё. Сборник рассказов LitBand
Счастливый мозг. Как работает мозг и откуда берется счастье
Смертный приговор
Не обещай себя другим
Однажды в Америке
Пропащие души
Смерть перед Рождеством

Олег засмеялся. Смеялся долго, а потом зарыдал. Он опустился на землю, ощущая всем телом ее холодное, свежее дыхание. Поднял голову вверх, пытаясь отыскать небо сквозь верхушки деревьев. Черное и молчаливое. Олег прижал руки к груди и через несколько минут уснул, привалившись спиной к стволу дерева.

Солнце разбудило его, проникнув шустрыми лучами сквозь кроны деревьев.

Олег открыл глаза, не совсем понимая, где он. Огляделся по сторонам и застонал. Это был не сон. Все тело болело. Исцарапанные руки за ночь покрылись волдырями от укусов лесных насекомых. Подняться на ноги получилось не сразу. Он встал сначала на корточки, а потом, опираясь на дерево, выпрямился. Все тело словно пронизывали тысячи иголок, голова болела.

— Ты еще об этом пожалеешь, — сказал в пустоту. — Вы все еще вспомните меня.

Олег сделал шаг и вдруг замер, отчетливо услышав рев мотора. Где-то совсем недалеко проехала машина. Потом еще одна. Как он раньше этого не слышал?! Олег собрал все оставшиеся силы и пошел, ориентируясь на звуки. Шагов через двадцать вышел к оврагу, за которым шло шоссе. Олег засмеялся. Вчера ему не хватило только двадцати шагов, чтобы выйти из этого злополучного леса. Только двадцать шагов.

Олег с трудом перебрался через овраг, отгоняя руками мошкару, и остановился у дороги со слабой надеждой, что кто-то притормозит.

Машины проезжали мимо. Никто не хотел связываться с грязным, оборванным мужиком, вышедшим из лесу. Олегу стоило больших усилий взять себя в руки. Он выпрямился, небрежно протянул вперед правую руку.

Прошло минут двадцать, а может быть, и все тридцать, прежде чем перед Олегом притормозил автомобиль. Он едва сдержался, чтобы не усмехнуться. Это был старенький «Запорожец» ядовито-зеленого цвета. Водитель вылез из машины и остановился у открытой дверцы. Маленький сухонький старичок, похожий на свою машину. В зеленой спортивной куртке и потертых джинсах. На голове бейсболка, сдвинутая набок. Очки в тяжелой пластмассовой оправе.

— Что с тобой, парень? — участливо спросил старик. Олег заранее заготовил правдоподобную, как ему казалось, историю.

— Да тормознули, — медленно произнес он. — Забрали машину. Избили. Бросили в лесу.

— Ох ты, господи, — выдохнул старик, боязливо оглядываясь. — Вот беда-то, вот беда! Совсем распоясались, ничего не боятся! Да и кто их теперь ищет-то? Вот волю и почувствовали.

— Да. Я так понимаю, что они орудуют в основном по ночам.

— Вот дела-то, — причитал старик. — Бедный, что ж они с тобой сделали? Тебе куда ехать-то?

— Мне в Москву надо.

— В Москву. Ну садись, парень, — кивнул старик. — Я тебя довезу. Во дела-то.

Олег опустился на переднее сиденье потрепанного автомобильчика, вся панель которого была заставлена изображениями святых, вырезанных из бумаги и наклеенных на картон.

— Досталось тебе, — снова запричитал старик, разглядев Олега ближе. — Бедный парень. Господи. Какие же гады, а? Так человека изувечить.

Олег молчал, терпеливо дожидаясь, когда старик сдвинет свою колымагу с места.

— А тебе куда в Москве-то? — спросил тот.

Олег понятия не имел, куда он может сейчас сунуться, где его не будут искать. Наверняка вся милиция уже с ног сбилась, разыскивая афериста и похитителя детей Олега Осокина. Он перебрал в памяти всех своих знакомых. Всех родственников. Никто ему не казался в достаточной мере надежным.

— А тебе, случаем, память не отбили? — забеспокоился старик. — Как зовут тебя, помнишь?

— Павел. Павел меня зовут. Я живу на «Алексеевской». Прямо у метро.

— Ну слава богу, вспомнил! А я уж испугался. Отвезу тебя прямо до дома, не беспокойся. Мир не без добрых людей.

— Спасибо, — пробормотал Олег и откинулся на спинку сиденья, насколько позволяли габариты машины.

Автомобиль запыхтел и, дернувшись пару раз как упрямый ослик, двинулся с места.

Олег проспал всю дорогу до Москвы. И вздрогнул, когда старик легонько толкнул его в плечо:

— Эй, парень, просыпайся. Почти приехали.

Олег открыл глаза. За окном мелькали дома родного города.

— Где на «Алексеевской»-то?

— Прямо у метро. Проспект Мира, восемьдесят девять.

Старик развернул автомобильчик и притормозил у желтой девятиэтажки. Олег открыл дверцу.

— Тебя, может, проводить? — заботливо предложил старик.

— Нет, спасибо, — покачал головой Олег. — Спасибо вам.

— Ты сразу в милицию, — посоветовал старик. — Может, их еще найдут.

— Обязательно, — сказал Олег. — Спасибо.

— О господи! — услышал Олег вздох старика, закрывая дверцу.

Автомобильчик уехал, оставив Олега у дороги. Несмотря на раннее утро, людей было много, и они с интересом разглядывали окровавленного, оборванного мужчину.

Олег поспешил покинуть людное место, чтобы не попасться на глаза вездесущей милиции.

Он удивился, что помнит дорогу. Вошел в первый подъезд, поднялся на второй этаж и остановился у квартиры с номером шесть. Из двери на него смотрел глазок.

Олег не сразу решился позвонить. Алину он не видел уже несколько лет. С тех пор, как познакомился с Галиной. Сколько же лет прошло? Может, она успела выйти замуж? Даже если нет, она вряд ли одна. Как встретит его сейчас, после многолетнего молчания? И в таком виде. Вдруг не узнает?

Выбора у него особого не было. Олег решил рискнуть и нажал на кнопку звонка.

Почти сразу за дверью послышались легкие шаги, замершие у двери. Алина, если она, конечно, не переехала, разглядывала его в маленькое отверстие глазка.

Олег поднял голову и, превозмогая себя, улыбнулся. Улыбка получилась плохо, он сам это почувствовал, но дверь тут же распахнулась. Перед ним возникла красивая молодая женщина с белокурыми волосами.

«Не она», — пронеслось в голове у Олега.

— Олег! — охнула женщина. — Бог же мой, это ты?!

Олег снова изобразил подобие улыбки. Голос не изменился. Он просто не узнал в этой очаровательной женщине ту нескладную девчонку, которую оставил несколько лет назад. Тогда у нее были черные волосы, которые она прятала в смешной хвостик. Сколько ей сейчас лет. Двадцать семь? Двадцать восемь? Или меньше?

— Боже мой, Олег, что с тобой случилось? Как ты здесь оказался?

Она разглядывала Осокина с застывшим ужасом в глазах, вцепившись руками в воротник полосатого халатика.

— Алина, ты меня пустишь? — пробормотал Олег. — Я тебе все объясню.

Алина помялась с секунду, потом распахнула дверь:

— Да, конечно, проходи.

Дверь за Олегом закрылась, и он едва не упал, почувствовав запах и уют дома.

— Ты одна? — спросил он.

— Да. Олег, что с тобой…

Олег не дал ей договорить:

— Принеси воды.

Алина рванула на кухню и через секунду вернулась с полным стаканом воды:

— Вот. Пей.

Олег залпом осушил стакан.

— Олег, что случилось? — повторила Алина вопрос, приняв пустой стакан назад.

— Ты меня сначала, старушка, помой, накорми, спать уложи, а потом и вопросы задавай, — пошутил Олег слабым голосом.

— Да, конечно. Прости. Ты иди в ванную. Я тебе принесу халат. Потом покормлю. У меня, правда, почти ничего нет. Не купила вчера. Бутерброд с колбасой будешь?

— Все буду.

Алина проводила Олега до ванной и, пока он смывал с себя грязь и кровь, сменила халат на футболку и джинсы, убрала постель и собрала в стопку газеты и журналы.

Олег был первым мужчиной Алины, и она не могла его забыть. Когда он неожиданно исчез, она даже хотела покончить с собой. Каждый день ждала его звонка, а потом перестала, но надеялась, что когда-нибудь он все-таки появится. И вот когда это наконец-то случилось, она не знала, что делать. Она сходила с ума. Пришел Олег. Избитый. В порванной одежде. Но это ее Олег.

Потом она смотрела, как он, теперь чистый и красивый, такой же, как раньше, в халате ее отца и тапочках, которые были ему малы, сидел за столом и уплетал бутерброды, запивая свежесваренным кофе. Да, это ее Олег.

Он говорил, что всегда о ней помнил и не переставал любить и думать. Что не приходил он, потому что ввязался в скверную историю и не хотел впутывать в нее свою любимую девушку. А теперь бывшие партнеры его кинули и, что самое страшное, собираются убить.

58
{"b":"172023","o":1}