ЛитМир - Электронная Библиотека

Алина не двинулась с места, она зажимала рот руками. Глазами, полными ужаса, она смотрела на Олега.

— Вызовите кто-нибудь «скорую», быстро! — повторил Павел.

Первой отреагировала Лариса. Она бросилась к телефону.

Павел подошел к Олегу, который сидел на полу и удивленно рассматривал кровь на своей ладони.

— Ты в меня выстрелил? — спросил он, посмотрев на Матвея. — Сукин сын, что ты сделал?

И Матвей только в эту секунду осознал, что выстрелил в человека. Он отбросил пистолет в сторону и попятился к двери.

— Меня убили, — усмехнувшись, сказал Олег Павлу.

— Олежка! — Алина бросилась к Осокину.

— Не подходи ко мне!

Девушка остановилась, Олег снова повернулся к Павлу:

— Ты счастлив, что меня убили?

— Тебя не убили, ты только ранен.

— Тогда добей меня. Давай, добей!

— Не ори. Тебе надо беречь силы, а то и вправду окочуришься.

— А ты только этого и ждешь, да? Чтобы я подох, а ты сухим из воды вышел!

— Что ты несешь? — Павел презрительно поморщился.

Матвей вдруг присел на корточки и заплакал. Вернувшаяся Лариса подошла к нему, села рядом, обняла за плечи, погладила по голове.

— Что я наделал? Что я наделал? — запричитал тот.

— Все будет хорошо, — уговаривала его Лариса. — Все будет хорошо.

— Лариса, что я наделал?

— Заткнись, урод! — заорал Олег на Матвея и тут же, морщась, схватился за плечо. — И ты заткнись, — теперь уже Алине.

— Осокин, — спросил Павел, — во что ты превратился? Ты же был моим лучшим другом. Я доверял тебе, как себе самому. Я бы руку за тебя отдал.

— Пошел ты знаешь куда? Ты все врешь, чтобы чистеньким остаться, как всегда. Святой Павел! Всю жизнь тебе фартило. И с работой, и с деньгами, и с бабами. А что делал я? Что? Только плелся у тебя в хвосте и подбирал огрызки с твоего стола!

— Ты же ни разу не сказал, что тебя что-то не устраивает! Ты же всем был доволен!

— А что бы изменилось, если бы я сказал? Ничего! Из-за тебя я чувствовал себя неудачником. Из-за тебя мне не везло.

— А теперь тебе повезло?

— Это еще не конец, понял? — крикнул Олег и застонал.

Плакала Алина, всхлипывал Матвей, что-то нашептывала Лариса.

— Нет, Олег, — сказал Павел. — На этот раз ты проиграл. И мне тебя безумно жалко.

— Пожалей лучше себя.

В квартире послышался звук милицейской сирены. Вскоре подъехала «скорая помощь».

Но сначала в комнату влетели Анна и Галина. Анна вскрикнула, увидев окровавленного Олега, бросилась к Павлу.

— Паша! Что здесь… Ты… С тобой…

— Со мной все в порядке.

— А он? — Анна указала в сторону Олега.

— С ним тоже все будет хорошо.

Галина встретилась взглядом с Олегом. Они несколько секунд молча смотрели друг на друга. Олег опустил глаза.

Алина, все еще пребывающая в состоянии шока, заметив Галю, сразу кинулась к ней на шею с причитаниями и слезами.

— Все хорошо, все хорошо, — обняла ее Галина.

В следующую секунду в комнату ворвались вооруженные до зубов омоновцы с криком «Всем оставаться на местах!». Никто и не собирался двигаться. Картина, которую застали доблестные представители закона и порядка, впоследствии была воплощена до мельчайших деталей в газетах, выпусках новостей и сводках криминальных хроник. Один из омоновцев увидел пистолет на полу и поспешно поднял его.

— Всем оставаться на местах, — повторил он.

Омоновцы выстроились в ряд, ничего не предпринимая, но готовые действовать в любой момент. Из-за их спин вышел Дмитраков. Он быстро оценил обстановку.

— Кажется, мы немного опоздали, — сказал он, глядя на Осокина. — А вы плохо выглядите.

Осокин ничего не ответил.

Прибывшие врачи «скорой помощи» увезли его в больницу, где ему сделали операцию и положили в отдельную охраняемую палату. А Матвея отправили в камеру предварительного заключения.

— Лариса, обещай, что не бросишь меня, — кричал Матвей, когда на него надели наручники и повели к милицейской машине.

Все закончилось.

У Анны и Павла взяли показания и отпустили домой. Когда они пришли, Наташка уже спала. Няня тоже вздремнула у ее кроватки на стульчике.

Анна разбудила женщину, и та, убедившись, что все в порядке, ушла домой. Благо жила в соседнем подъезде.

Теперь, когда Анна лежала рядом с Павлом, она чувствовала, что душа ее наполняется теплом и покоем. Ее мысли были заполнены только сладкими грезами о счастье, которое долго не решалось подойти, а теперь полностью заняло пространство вокруг Анны, Павла и Наташки. Только сейчас Анна верила, знала, что больше ничего не случится, что она за все заплатила сполна. Сейчас, завтра, через год, через десять лет ничто не помешает ей быть по-настоящему счастливой.

На следующий день состоялось очередное собрание акционеров. Теперь новый президент находился в тюрьме, а прежний претендовал на свое место. Конечно, все сомнения в порядочности Павла были отметены. Ему принесли извинения, добрые и доверительные отношения между акционерами были восстановлены. Общим голосованием Павел вновь обрел свой статус в компании «Гравис». Анна сидела рядом с Павлом, как и раньше, и захлопала, когда решение было принято. Павел остановил ее сдержанным жестом:

— Господа, как вы знаете, сейчас в нашей фирме вакантно место вице-президента.

— В самом деле, — согласился Попов. — И у меня есть достойная кандидатура на эту должность.

— Спасибо, вы уже предложили нам одну достойную кандидатуру, — усмехнулся Дубов.

Попов хотел было возразить, но одного движения Дубова было достаточно, чтобы он передумал.

— На сей раз, — продолжил Дубов, — я бы хотел узнать, какие есть идеи у Павла Андреевича. Что-то мне подсказывает, что он уже выбрал подходящего человека.

— Совершенно верно, — кивнул Павел. — И я надеюсь, вы поддержите мой выбор. На мой взгляд, с обязанностями вице-президента успешно справится мой референт, Анна Николаевна Кузнецова.

Анна покраснела. Этого она никак не ожидала от Павла. Он не предупредил ее, не спросил, хочет она этого или нет. Анна, конечно, любила сюрпризы, но не такие. Однако она промолчала, надеясь, что акционеры, как умные и опытные люди, поймут всю нелепость предложения Павла и позволят Анне остаться на месте, которое ее вполне устраивало.

Акционеры, конечно, были несколько удивлены. Попов даже позволил себе легкий смешок. Только Дубов был совершенно спокоен и невозмутим, видимо, Павел заранее позаботился о том, чтобы заручиться его поддержкой.

— Ну что ж, — сказал он, — лично я не сталкивался за время своей работы ни с одним референтом, который бы поднялся так высоко, но наверняка такие случаи в мировой практике существуют. Кроме того, в последние несколько дней Анна Николаевна великолепно себя проявила, на мой взгляд. Она энергичная и волевая женщина. Принципиальная. И самое главное, прекрасно разбирается в деле. И в конце концов пора бы нам немного разбавить нашу мужскую компанию. Я буду голосовать «за».

Кто будет спорить с Дубовым?

— Паша, ты сошел с ума! — воскликнула Анна, когда они остались одни. Собрание закончилось, и Анна была утверждена на должность вице-президента. Акционеры ушли в приподнятом настроении. Все вернулось на круги своя. Договора, инвестиции, президент.

— Ты сошел с ума!

Павел молча смотрел на Анну и улыбался.

— Я ни за что не справлюсь! Я опозорю и тебя и себя! Я референт. Я только недавно начала работать. Я не могу быть твоим заместителем.

— Можешь, — спокойно сказал Павел. — Ты все сможешь. Я же знаю, ты со всем справишься. Я в тебя верю.

— Паша, я боюсь.

— Со временем ты успокоишься и смиришься с неизбежным.

— Это трудная работа, Паша. Не шути.

— Конечно, трудная. Я и не говорю, что это легко. Но ты уже занималась тем, что входит в обязанности вице-президента, и, кстати, весьма успешно. Анюта, лучше тебя никого не будет.

— Ты так говоришь, как будто знаешь меня лучше, чем я сама.

80
{"b":"172023","o":1}