ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Входя в ворота Рейнбернского замка, юноша благодарил Всевышнего за эту ниспосланную возможность, но... Как же трудно пойти и сделать то, о чем раньше только мечтал!..

Отыскав Марлоу, граф сообщил им последние новости, отчего старая добрая женщина разразилась бурными рыданиями.

— Как это похоже на вас, мастер Майкл, — произнесла она сквозь слезы. — Пожертвовать собой ради нашего счастья... Милый мой, дорогой мальчик, — ибо для меня вы навеки останетесь маленьким ребенком, — я знаю, чем порадовать ваше огромное, доброе сердце!.. Как только мы закупим все необходимое, я тут же испеку ваше любимое имбирное печенье!..

Рыдания заглушили последние слова миссис Марлоу, и она замолчала, вытирая слезы.

Граф попытался успокоить бедную женщину. Он нежно погладил ее согбенные плечи и сказал:

— А вот это похоже на вас —продолжаете меня баловать, выполняя все детские капризы. Впрочем, если бы вы только знали, как благодарен я вам за ласку и несказанную доброту! Боже, до чего нелепо смириться с мыслью, что скоро кто-тозаймет место моей матери...

— Понимаю, — горестно согласилась миссис Марлоу, — и смею уверить вашу светлость, что мы с мужем сделаем все, что в наших силах, чтобы поддержать вас. Но... дочь лорда Фрезера!.. Бедный ваш покойный батюшка!.. Что бы он сказал, узнав, чьянога ступит в легендарные графские покои?..

— Я почти уверен, что отец отнесся бы с пониманием к отчаянному шагу, на который меня вынудил лорд Фрезер.

С этими словами граф вышел из кухни и направился в комнату отца.

С грустью вспомнил он те времена, когда они вместе сиживали за уютным дубовым столом, разговаривая обо всем на свете.

Теперь же в родных стенах поселилось уныние и запустение.

Переведя взгляд на каминную полку, граф заметил, что она не только покрылась толстым слоем пыли — с нее исчезли все фарфоровые статуэтки!

Дядя не преминул и на них наложить свою жадную руку.

Даже голые стены красноречиво свидетельствовали о вероломстве Бэзила Берна: уезжая, тот распродал все картины, изображавшие красавцев-скакунов. Негодяй знал, как дорожил ими покойный отец Майкла, и не поленился довершить свое низкое дело.

Взгляд графа упал на книжный шкаф: то здесь, то там зияли пустотой их полки.

Безвозвратно исчезли самые ценные экземпляры фамильной библиотеки Рейнбернов.

Именно эти старинные фолианты являлись предметом их гордости.

И как только рука Бэзила посмела подняться на семейную реликвию!.. Это ведь прямое нарушение закона. По праву наследования книги должны были переходить от одного поколения Рейнбернов к другому.

Юноша в отчаянии сел за отцовский стол и уткнулся лбом в его холодную поверхность.

В тот самый момент он явно ощутил, как нерешенные проблемы, волна за волной, набегают на усталый мозг, не давая ни секунды желанного отдыха.

Хуже всего было осознание того, что от них некуда скрыться.

Он станет должником лорда Фрезера, а его дочь займет место любимой матери.

Стоило графу подумать об этом, как сердце его начинало обливаться кровью.

Он отдавал себе отчет в том, что на выплату долга, равного двадцати пяти тысячам фунтов, могут уйти годы.

Однако уж лучше поступить так, чем покорно принять подачку от человека, питающего к дому Рейнбернов жалкое презрение.

Но не вечно же ему быть в долгу! Он обязательно расплатится, освободившись от мучительной, кабальной зависимости.

Конечно, сделать это будет нелегко... Зато когда он вернет деньги, то душа его вновь обретет частичку былой свободы.

Но сколько бы граф ни тешил себя подобными мыслями, он понимал, что вместе с долгом не сможет вернуть лорду жену.

Эта женщина навеки войдет в его жизнь, станет неотъемлемой частью его судьбы.

День за днем, год за годом, они будут вместе встречать рассветы, и провожать закаты.

Где-то глубоко внутри граф чувствовал, что если родится ребенок, то лорду это даст возможность еще больше помыкать молодой семьей.

Да, до чего же мастерски он расставил ловушку!..

Не в силах более предаваться своим мрачным думам, граф покинул отцовский кабинет и проследовал по длинному, узкому коридору, соединяющему новые пристройки с древней частью замка.

Отворив старинную дверь, граф стал подниматься по высоким каменным ступенькам, ведущим прямо на крышу.

Как часто он лазал туда мальчишкой!..

Наверху была еще одна дверь, открыв которую, граф очутился на самой вершине замка.

Первая мысль, как ни печально, коснулась плачевного состояния древних построек.

Потом взгляд его упал на мертвого голубя, сиротливо лежавшего на полу прямо в центре башни.

Наклонившись, граф осторожно поднял бездыханное тельце и бросил его вниз, туда, где открывался глубокий и темный ров.

Этот ров издревле окружал старинные стены замка.

Со временем большую часть рва засыпали землей, оставив лишь небольшой водоем, напоминавший о былом величии.

В сезон дождей уровень воды, однако, поднимался так высоко, что близлежащие стены замка рисковали быть затопленными.

В данный момент водоем выглядел довольно безобидно, но кому, как не графу, было знать о его действительной глубине!..

Окинув взглядом величественный ландшафт, граф вспомнил о существовании древних легенд о том, как Рейнберны оборонялись в старину от врагов.

Поговаривали, что битвы устраивались нешуточные: связанных пленников сталкивали в ров, где те, захлебываясь водой и собственными криками, неумолимо шли ко дну.

Теперь уже никто не знал, происходило ли это в действительности или представляло собой лишь плод чьей-то фантазии.

Мальчишкой граф верил подобным историям, так как они пробуждали в нем боевой Рейнбернский дух!

Юноша с горечью подумал, что даже если семейная жизнь с дочерью лорда Фрезера потерпит полное фиаско, про запас останется ров.

Как ни странно, но довольно мрачные мысли вызвали у графа улыбку.

Однако не все еще потеряно, раз он может посмеяться над болезненными фантазиями своего растревоженного воображения.

Наверняка эта девушка привыкла подчиняться отцу — такой деспот, как лорд Фрезер, вряд ли приучил ее к ласке. Значит, она умеет подчиняться.

В таком случае ей придется подчиниться и ему, Майклу. Как сказал лорд, хорошая жена должна верно служить своему мужу.

Он ни за что не позволит этой девице надоедать ему сверх меры.

Волевой стержень настоящего мужчины поможет поставить на место даже дочь лорда Фрезера!

Граф устремил взгляд на дымчатый горизонт, на плодородные оксфордширские земли, величаво раскинувшиеся на сотни миль вокруг.

На какой-то миг красота открывшегося перед ним вида заглушила горечь душевных переживаний, отогнала страхи.

Так ли уж важно, что именно ожидает его в будущем? Ведь никто не в силах отнять великолепие природы, славу и мощь родового имения.

Он слился с ним, с самого рождения став его неотъемлемой частью.

Граф всегда воспринимал замок, словно свое второе «я»; все, что требуется теперь, — это возродить его славу.

Никогда он больше не допустит повторения случившегося, ни он, ни его потомки.

Как все-таки важно осознавать ответственность за вверенное Богом дело!

Глубоко вздохнув, граф ощутил всю торжественность данного момента: он дал обет — горам, холмам, солнцу и этим древним стенам.

И, глядя на далекий, зовущий горизонт, беззвучно прошептал:

— Господи, дай мне силы!..

Глава третья

Наступил четверг. Пробудившись от беспокойного сна, граф тут же вспомнил, какой сегодня день. Сегодня он станет женатым человеком, оставив позади надежды на свободную и счастливую жизнь с той, которую мог бы избрать в спутницы сам.

С неимоверным трудом он поднялся с постели: ноги едва повиновались, а по телу разливалась свинцовая тяжесть.

Почему-то графу представлялось, что в такой день небо будет обложено тучами, а над полями раскинется густой туман.

12
{"b":"172029","o":1}