ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Послушай, да она извращенка! Секс с элементами капрофагии, какая мерзость.

— Вот видишь, и ты разозлился... Скажи, ведь ты же представил себе МЕНЯ в роли любовницы этого несуществующего мужчины? Ну же, отвечай?!

— Да, — сдался он, — представил...

— А теперь скажи, как бы ты отреагировал, если бы нашел сам эту записку у меня в сумке?

— Мне только что пришла в голову одна мысль... Ты думаешь, только ли этим она ограничилась? Что проку, если это письмо и презерватив найдешь ты? Просто возмутишься и выбросишь... — Логинов привстал со своего сидения и повернулся назад, где висело его кожаное пальто, в котором он был в «Селене». Когда он достал из своего кармана еще одну записку, они с Наталией просто онемели. Потому что в ней говорилось, как его жена изменяет ему с его сослуживцем.

— Вот это размах! И все очень просто — выбрала удачный момент и сунула в карман... Любой нормальный мужчина после такой записки непременно заберется в сумку своей жены, а там!.. Вот сука! Ой, извини, пожалуйста!

— Теперь ты понимаешь, что вечером мы непременно должны побывать в театре и предотвратить очередную ее выходку.

***

Дома ее поджидала Сара. Соня уже напоила ее чаем, и теперь обе женщины сидели в гостиной на диване перед телевизором.

Сара, увидев Наталию, улыбнулась, из чего можно было заключить, что у нее прекрасное настроение.

— Ну что, как там Сергей Петрович?

— Он пришел в себя... Ему, конечно, плоховато, но в целом-то все хорошо! Но я так сияю не только поэтому. У меня к тебе дело. Этот человек, о котором я тебе сейчас расскажу, богат, как Крез. Его фамилия Зорин. Тебе это о чем-нибудь говорит?

— Да. Был такой политический обозреватель, который оказался настолько умен, что вовремя слинял в Америку. Он попросил тебя обратиться ко мне?

— Не шути, дело серьезное. Речь идет о заместителе мэра, Зорине Борисе Яковлевиче. Он прикатил ко мне сегодня чуть свет и начал расспрашивать о тебе. Короче, вам надо с ним встретиться...

— А что ему нужно?

— Он не сказал. Ты сможешь приехать к нему в три? Вот его телефон.

— Хорошо, — Наталия подвинула к себе телефон и набрала номер Зорина. — Это Борис Яковлевич? Добрый день, это Наталия Орехова. У меня не так много времени, но если я вам срочно нужна, то жду вас в течение часа вот по этому адресу...

Когда она положила трубку, Сара покрутила пальцем у своего виска:

— Это же все-таки мэрия...

— Ну и что? У него неприятности, а я здесь при чем? Или, может, наша администрация предоставила мне квартиру или высокооплачиваемую работу? Кстати, в нашей школе зарплату не выплачивают с сентября. А квартиру я купила себе на свои деньги. Так что давай не будем...

***

Зорин приехал еще скорее, чем ожидалось. Это был довольно приятный мужчина лет сорока пяти в хорошо сшитом костюме. Грустные его глаза свидетельствовали о том, что даже посади его в кресло мэра, это не поднимет ему настроения.

— Я слушаю вас. Что случилось, Борис Яковлевич?

— Мне много рассказывали о вас. Но я не знал, что и мне когда-нибудь придется обращаться к вам за помощью. Если бы вы знали, как все это неприятно и... стыдно... Речь идет о моей жене, Насте. Мне позвонили и сказали, что у нее есть любовник. Но я не поверил...

— Мне все ясно, можете не продолжать. Вернее, давайте сделаем так: я напишу на листочке его фамилию, а потом сверим, идет?

Он посмотрел на нее с недоверием:

— Вы ТАК работаете? Сразу? Но почему?.. Хорошо, пишите.

Она взяла листок, быстро написала всего одно слово:

— Это он?

— Но откуда?! Да, это Варфоломеев. Но я почему так насторожился? Дело в том, что Настя когда-то училась вместе с Андреем в театральной студии... Это было давно, и, как уверяла меня Настя, между ними никогда ничего не было. Но вы же сами знаете: нет дыма без огня.

— Далеко не всегда. Но что вы хотите от меня?

— Быть может, это покажется вам абсурдным, но мне хотелось бы узнать, как сложатся наши отношения с Настей в дальнейшем? Она намного моложе меня, но мне бы не хотелось ее терять... Если она только пожелает, она всегда сможет от меня уйти... Но мне не верится, что она встречается с этим донжуаном... У нас с Настей прекрасные отношения. Больше того — она ждет ребенка...

— Если вы подождете меня немного в гостиной, то я, пожалуй, смогу вам все сказать уже через четверть часа. Если, конечно, получится...

Зорин достал из кармана костюма деньги и протянул ей:

— Здесь ровно столько, сколько вы берете за работу. Если все сойдется, то я заплачу еще столько же.

— Хорошо.

Он вышел, а она села за рояль. Она вновь заиграла «Дождь» Вивальди. И снова, когда закончила играть, на крышке рояля набралась горстка снега...

«Похоже, это мой последний гонорар... Хорошо, что я приблизительно знаю, как обстоит дело с его Настей, ведь это она должна прийти сегодня в гримерную, как пить дать... Но что будет дальше? Неужели мне так и придется всю оставшуюся жизнь работать в музыкальной школе, да к тому же еще и бесплатно?» Ругая себя мысленно за то, что она, вместо того чтобы отложить деньги, потратила большую их часть на поездку по Европе, Наталия вышла из кабинета. Зорин сидел перед чашкой кофе с совершенно убитым видом. Увидев Наталию, он очнулся и тряхнул головой:

— Ну, что вы мне скажете?

— То, что вашу жену подставили. Сегодня в семь часов она должна будет оказаться в гримерной Варфоломеева. Но к самому Андрею она отношения не имеет, никакого... Ее пригласила туда одна женщина, фотография которой у меня есть. Вы сами можете сейчас приехать домой и спросить Настю, о чем они договаривались с этой женщиной. Уверена, речь будет идти либо о белье, либо об одежде или о чем-то нейтральном. — И Наталия рассказала все о Хрусталевой.

— Теперь у вас, я думаю, отлегло от сердца? Так помогите и вы мне... Приходите вместе с вашей женой к парку, что возле театра. Вы подождете нас, а мы с Настей сходим в гримерную. Там уже будет поблизости один мой знакомый с фотоаппаратом.

— Он что, будет снимать Настю?

— Нет, Хрусталеву... Я обещаю вам, что ни вы, ни ваша жена не пострадаете. И еще: до семи часов есть еще время. Запишите на магнитофон все ваши сегодняшние телефонные разговоры. Эта женщина непременно позвонит вам, чтобы заманить в театр для того, чтобы вы смогли увидеть вашу жену в раздетом виде и в присутствии Варфоломеева. Приблизительно в пять минут восьмого или в десять — приходите туда. Надеюсь, что у вас не будет проблем со служебным входом...

— Разумеется... Боже мой, Наташа, какие страшные вещи вы мне только что рассказали! Но мы придем. Уверен, что Настя все мне расскажет, как только я покажу ей фотографию.

***

После обеда Наталия уснула. А проснулась от звонка. Звонил Зорин. Голос его был взволнованным:

— Наташа? Вы оказались правы: она мне только что позвонила. И сказала, чтобы я в четверть восьмого пришел в гримерную Варфоломеева, что там я увижу свою жену в объятиях этого негодяя...

— Так, понятно... А каким образом она вам преподнесла эту весть?

— Она представилась невестой Варфоломеева и что ей якобы надоели его измены. Она просила меня, чтобы я присмотрел за своей женой. Вот в таком духе все это было сказано...

— Вы записали разговор?

— Да, конечно.

— Значит, встречаемся в парке возле театра без четверти семь.

— Да, чуть не забыл! Я же говорил с Настей. Как только она увидела фотографию этой женщины, так сразу же мне и сказала, что та обещала ей продать какие-то шикарные вещи, которые ее знакомая артистка привезла из Голландии. Если бы вы только знали, как я вам благодарен! Ведь вы, можно сказать, вернули мне Настю... Ну все, до встречи!

Глава 11

24
{"b":"172059","o":1}