ЛитМир - Электронная Библиотека

О, Боже, ну не надо про секс и виски! В моих руках настоящее искушение. Ее бедра во власти ритма, совершают такое, что в моих штанах проснулись даже тигры, нарисованные на трусах. Прижимаю ее теснее к себе, вдыхая аромат ее волос. Карамель. Сладкая и тягучая. Ее ручки, ложатся на мои, и словно от удара током, по телу пробегают тысячи маленьких разрядов, побуждая каждую клеточку моего тела к действиям.

'Ее вселенная отличается кардинально,

все старое актуально,

с мужчиной брутальным,

и сутки ночи странны как пара минут,

в ее зрачках больших они куда-то уйдут,

а арифметика любви - это белый в пакетиках,

камнем растворятся с ним и твой мир, эстетик...'

Она разворачивается ко мне лицом. Мои руки все еще на ее бедрах, ее все так же сверху. Наши взгляды встречаются, и я снова растворяюсь в глазах цвета виски. Уже не существует ничего кроме нас двоих, и этого танца. Она кладет одну руку мне на грудь, и нежно скользит по ней своими пальчиками.

'...опьяняющий твой аромат не может сравниться, даже с формулами, те, что помогают бодриться,

свободен, как птица, камнем замираю,

ты типа светская ну а я другого сорта парень,

но я знаю, чем тебя заманить,

всю жизнь голову кружить и мы будем дружить'

Моя рука тянется к ее волосам, стягивая с них резинку. Я зарываюсь пальцами в густой шелк. Два тела, слились в едино, под властью танца. Напряжение в комнате растет, и кажется, что еще немного и будет взрыв. Наши движения плавные, словно это не танец, а секс. Дыхание сбилось. Глаза поглощают друг друга, не в силах противится соблазну. Она выгибается в моих руках, словно кошка, двигая бедрами, сводя сума.

'Sex

Sex

Sex

Sex....

Sex и Виски, Кокс-Карибский,

мак и диски, свежие быстрые,

Sex и Виски, Кокс-Карибский,

мак и диски, свежие быстрые...'

Я больше не в силах противиться искушению, целую ее в губы.

Глава 5

Легкое сопротивление, возмущенный стон, и попытка оттолкнуть меня. Прости, Бася, не могу, это сильнее меня. Сжимаю ее ягодицы, притягивая ближе, углубляю поцелуй, и...С*ка! Твою ж мать, ёжик лысый! Получаю коленом по причинному месту.

-Ты чего? Больно же. - Хриплю я.

-Не чего ко мне лезть со своими слюнями. -Обиженно отвечает эта садюга.

Я значит к ней с благими, ну ладно не совсем благими, намерениями, а она такую подлянку. Господи, как же больно то, у нее, что кости из стали сделаны. Поднимаю глаза, и вижу довольную собой мордочку с глазами цвета виски. Стоит, ждет чего-то, я что, еще и извиняться должен?! Нда, по глазам вижу, что должен.

-Извини, я не хотел...- Правая бровка приподнялась, блин! Не то ляпнул. -Ну да, хотел, но...Баська, извини а? -Так, теперь главное глаза пожалостлевие сделать.

-Больше так не делай. -Как маленького ребенка за украденную конфетку отчитывает.

В эту ночь спал я плохо, все мысли были о девчонке, спящей в соседней комнате. Сон пришел только под утро, но уже через час мне грубо напомнили, что у меня есть родственнички.

-Алло? -Еле выговариваю в трубку.

-Сынок, ты что еще спишь? Время уже восемь!

-Вот именно, мама, что еще только восемь. -Я люблю свою мамочку, люблю. Главное не забывать об этом.

-Все жизнь проспишь, и внуков мне не сделаешь. Ты во время секса тоже спишь?

-Мама!

-Все все, не рычи! Я мать, я должна ворчать на тебя. И вообще, я звоню поздравить тебя с днем рождения, и сказать, что жду тебя с Барбарой через два часа на завтрак.

-За что? -Ною я в трубку.

-Я, знаешь ли, два часа мучилась, пока тебя рожала, теперь твоя очередь помучиться, всю оставшуюся мою жизнь.

-И я тебя люблю, мамуль.

-Зубы то мне не заговаривай. Все, отрывай задницу, и другие части тела, от кровати и живо в родительский дом. Целую, мальчик мой.

И кто там говорил, что День рождение счастливый праздник, он просто не был знаком с моей мамой!

Осторожно прошел по коридору до кухонной двери, и только тут понял, что крадусь на цыпочках, стараясь не разбудить Басю. Вот ведь, а! И чего это девчонка со мной сделал, почему я на нее так реагирую?!

Погруженный в свои мысли, открываю дверь, и натыкаюсь на глаза цвета виски. С минуту мы стоим молча, не отрывая взгляда.

-Доброе утро! - Нарушаю затянувшуюся паузу.

-С днем рождения! -Улыбается она, заливаясь румянцем.

-Спасибо.

Смотрю на нее, такую милую и взлохмаченную после сна, и вспоминаю наш вчерашний поцелуй. Ее сладкие губки, нежные, робкие прикосновения, аппетитную попку...

-Ой. - Пискнула она, и я вторя ее взгляду, опускаю глаза. Блиииин!!! Ненавижу утро!

-Бася, ты это, извини. -Прикрывая руками свое безобразие, хреплю я. Вот ведь дурень великовозрастный. Ну как, как можно забыть, что ты стоишь в одних трусах, утром, перед девушкой, да еще и вспоминать ваш поцелуй.

Мама, роди меня обратно!

Через два часа мы стояли возле двери пыточной камеры, то есть квартиры моих родителей.

-Рома, а может, не стоило мне ехать?

-Почему это? Ты скорый член нашей семьи, к тому же мама не отвяжется от меня, пока не узнает с кем это я живу. Ладно, не ссы, прорвемся.

Выдохнув, и почему-то схватив Баську за руку, нажимаю на звонок.

Мама открыла дверь практически сразу, словно сидела под дверью в ожидании нас. Быстрый оценивающий взгляд на Барбару, задержка на наших сцепленных руках, вопрос в мои глаза, и словно, прочитав там ответ, широко и открыто улыбнулась.

-Наконец-то. Рома, ну что же ты гостью на пороге держишь. Проходите. Меня, кстати, Октябрина Дмитриевна зовут, можно просто Брина. - Продолжает кудахтать мама. Да, да, знаю, и в нашей семье на имена горазды.

-Барбара, можно просто Баська. - Смущенно улыбается девушка.

За столом уже сидела вся наша семейка: отец, Варька и Светка, что б ее.

-Ну, сынок, с днем рождения! Вот ты и сделал еще один шаг к тому, что бы стать мужиком. - Пробасил отец.

Мой папа считает, что гордое звание 'мужик' можно носить, лишь достигнув тридцатилетнего возраста, до этого же момента, ты -мальчишка.

-Папа, он стал мужиком еще лет в шестнадцать. - Блеснула остроумием Варя.

-Варвара! Что за подробности интимной жизни твоего брата! -Возмутилась мама, и тут же добавила: - А, по-моему, уже в четырнадцать.

Собравшиеся переглянулись друг с другом, и взорвались хохотом.

Застолье прошло на ура. Папа как всегда травил свои анекдоты, Варя и Светка то и дело подкалывали меня, а мама завела живую беседу с Баськой, которая, похоже, ей очень понравилась. И когда мы собирались уходить, мама пригрозила мне шепотом:

-Смотри не упусти ее.

Господи, вот так попадалово!

Глава 6

Весь день Баська доставала меня с выбором нарядов, которые, скорее всего, позаимствовала у Светки, потому что ни за что не поверю, что у этой тихони есть такое в гардеробе.

-Рома, а как тебе это платье?

Я поднял глаза и офигел. Дыхалку сперло, и легкие забыли, что должны гонять кислород. Черная коротенькая тряпочка, которую платьем назвать можно только с натяжкой, переливалась блестками, придавая Баськиным глазам лукавую искринку. Это безобразие было без бретелек, и держалось на добром слове. Хотя нет, оно держалось на опупительной груди Барбары.

-Эээ...-Популярный ответ среди даунов.- Я думаю, что не стоит это надевать. -Сглотнув ответил я, продолжая пялиться на ее стройные ножки.

-Эх, - выдыхает она с сожалением, - а мне так нравится это платье.

И смотрит на меня таким взглядом. Блииин, ну не могу я обидеть ребенка.

-Ну раз нравится, то иди в нем.

Господи, седалищным мозгом чую, зря я на это согласился.

В семь часов мы были в клубе, которым владеет мой приятель Климов Олег Шарапович, известный всем как Клоша. Баська, которая, надо сказать, выглядела сногсшибательно, глазела по сторонам, улыбаясь всем и вся. Все уже были здесь, встречая нас бурными аплодисментами и поздравлениями меня родимого с днем моего старения. Вечеринка началась!

4
{"b":"172062","o":1}