ЛитМир - Электронная Библиотека

клёвое местечко! А не сходить ли нам туда — искупаемся, постираемся, а то грязь

уже все тело сковала, и воняет, как в сортире. Ходишь, как этот… сасквач!

— А как же будем

возвращаться? Опять ведь испачкаемся. Может, лучше вернемся да в речке

почистимся?

— В речке-то оно,

конечно, хорошо, но там видела, какие берега? Обрыв и сразу глубина. Особо не

накупаешься, а постирать и подавно не удастся… Прошлый-то раз и то едва на

берег выбрались — спасибо, дерево помогло. Нет, давай уж лучше здесь. Пока там

солнышко, тихо и спокойно. И костерок развести можно… Все равно нас спасатели

в таком виде на борт не возьмут! А возвращаться мы будем так: дойдем до леса, а

там повернем по краю болота. И ног не замочим!

— А есть он там — край-то…

— как-то обреченно вздохнула девчонка.

Наверное, ей вовсе не

хотелось снова лезть по болоту.

— Должен быть, куда ж

ему деться! — сказал я уверенно, но подумал, что, может, Пашка и права, край

тот может затянуться миль так на -дцать. Ведь с горы ничего, кроме болот, видно

не было, и конец им, скорее всего, лишь где-то у горизонта, за мягкой линией

зеленых холмов. И, все равно, мне очень хотелось побыстрее очистить с себя эту

мерзкую жижу и снова стать нормальным человеком, а не косить под лешака. В конце

концов, решил я, если уж обратного пути не будет, то продвинемся к холмам.

Наверняка там тоже горы. Что здесь скалы, что там — какая разница? Вертолету

пролететь эти болота — раз плюнуть. Будем там дожидаться спасателей.

— Пошли! — сказал я и,

взяв палку, двинулся к озерцу.

Идти пришлось метров

двести, но я провалился всего раза два и то лишь по колено. Я пер напропалую.

Грязью больше, грязью меньше — какая теперь разница! Пашка, боясь оступиться, осторожничала, стараясь ступать строго по моим следам. И все же, когда мы уже

подошли к острову, она ойкнула и бухнулась в какую-то мутноватую заводь. На

мгновение волны сомкнулись над ее головой, а затем девчонка вновь появилась на

поверхности, отфыркиваясь и размахивая руками.

— Как ты? — крикнул я. —

Выберешься?

— Нет, не могу! Дай,

пожалуйста, руку!

Я вернулся и,

примостившись на кочках, дотянулся до Пашки. Она ухватила мою ладонь обеими

руками. В глазах ее начал вырисовываться неподдельный страх.

— Что, засасывает? —

спросил я.

— Кажется… —

согласилась она. — Ноги земли не чувствуют…

— Ну, ничего, знакомая

уже картина, сейчас я тебе помогу!

В этот раз постность

моей спутницы имела положительный результат: я вытянул ее без лишних проблем.

— Спасибо! — прошептала

девчонка, вылезая на мшистые кочки.

— Да, чего уж там! Мы

теперь с тобой вместе!

Мы поднялись и, поглядев

друг на друга, невольно рассмеялись. Вы хоть чуть представляете, на кого мы

были тогда похожи! Прикол, да и только! Последние метры до острова одолели уже

без приключений. Здесь было действительно весьма мило. Возле деревьев оказалось

даже несколько валунов с рыжей бахромой мха. В конце острова имелось немного

сухого валежника, увитого гирляндами мертвой травы. Да, тут было все и для

костра, и даже для ночлега. И что главное — змеи тут наверняка отсутствовали, ибо кругом была вода и добраться им сюда с большой земли было бы крайне

неудобно. Да и чего им тут делать — на болоте-то с голоду подохнешь! Пара

лягушек, водомеры да паук, пристроившийся на повисшей над озерной гладью

березке — вот и все обитатели этого чудо-островка. Даже комары пока сюда не

совались из-за яркого солнца и ждали своего часа, затаившись в густых болотных

травах, густо росших в окрестностях острова. Вода в озере была на редкость

теплой, мягкой, а дно довольно твердым — наверно, сюда уже подходили

базальтовые платформы далеких гор. Красота — да и только! Правда, ягод и грибов

на острове не оказалось, но не беда — нам есть пока не хотелось.

— Маленький Эдем, верно?

— сказал я.

Девчонка согласно

кивнула.

— Ну вот, а ты не хотела

сюда идти. Да тут просто курорт люкс! Отдохнем на славу! Ладно, давай

отмываться, пока солнце еще не село.

Я вынул из карманов все

предметы и помыл их. Потом вынул из зажигалки камушек и аккуратно положил его

на солнцепеке просушиться.

— Короче так, Паш, ты

иди на правую сторону, а я на левую. Сходимся обратно через полчасика, идет?

— Хорошо. А ты не

станешь подсматривать?

— Вот еще! — усмехнулся

я. — Больно надо!

— Обещаешь?

— Обещаю.

И мы разошлись. Нас

разделяло всего метров десять, как на дуэли. И дуэль эта состояла в соблазне

оглянуться друг на друга. Стараясь не думать об этом, я быстренько разделся

донага и с удовольствием погрузился в чистые воды озера. Однако, чем глубже они

становились, тем почва под ногами делалась более вязкой, отчего вода быстро

мутилась. Поэтому, смыв всю надоевшую болотную грязь на глубине, я вернулся к

берегу, чтобы здесь спокойно выстирать свою нехитрую одежонку. Носки мои пришли

уже в полную негодность, и я решил их забросить в болото, а далее ходить

босиком. Работал я энергично, с азартом и управился со стиркой быстрее Пятницы.

Девчонкам ведь всегда требуется больше времени, чтобы привести себя в порядок.

Уже натягивая свои плавки, я вдруг отчетливо услышал сильный всплеск воды за

своей спиной. И тут же левый внутренний голос заговорщически шепнул мне: — Жора, а почему бы тебе

не обернуться и узнать тайну этой девчонки, которую она скрывает под своим

странным одеянием? Наверняка она уродлива и поэтому боится, что кто-то узнает, какая она есть на самом деле. Уверен, что у нее кривые ноги и рахитичный

животик, а кожу покрывают бесчисленные подростковые угри!

— И верно! — согласился

я. — Почему у нее такой странный прикид? Ведь в походе он ей только мешает. Да

и вся-то она какая-то не такая, как обычные девчонки!

— Э, приятель, ты чего

это?! — раздалось справа. — Ты же обещал не оглядываться! И тебе не стыдно?

— Да, брось ты! — снова

насел его оппонент. — Никто же ничего никогда не узнает! Глянул — и все!

Делов-то! Давай, Жора, такого шанса больше не будет! Есть еще время. Все-таки

ведь она специально тогда двинула тебе под дых! Строит из себя больше, чем

стоит! Ну же!

От волнения у меня дух

захватило. В мозгу вмиг пронеслись все плохие сцены нашего совместного

пребывания с Пашкой. Ведь и в самом деле, я еще ни разу так и не смог ее

победить как следует, унизить, чтобы более-менее достойно отомстить за все свои

поражения. В башне она меня сделала по полной программе. Там, на пароме, вначале вроде удалось поквитаться, но зато потом пришлось рисковать жизнью, чтобы спасать ее.

Да и сегодня я ловко

подколол ее на болоте, и тут же пришлось принимать от нее унизительную помощь.

А ведь я всегда любил побеждать! Должен же я хоть как-то поколебать авторитет и

неприступность этой странной девчонки! И тогда я обернулся…

Эх, лучше бы я этого не

делал, ибо то, что я увидел в следующий момент, потрясло меня до глубины души.

Прасковья стояла ко мне спиной по колено в воде и расправляла свои мокрые

волосы, растекающиеся непослушными прядками по ее хрупким плечам. Жаркое еще и

очень близкое солнце, зависшее над болотами и как бы прикидывающее, где бы ему

поудобнее разместиться на ночлег, щедро окатывало девчонку прощальным сиянием

своих ярких лучей. Расплавленное золото струилось по ее волосам и стекало

тоненькими огненными ручейками на неподвижную зеленоватую гладь озера. А капли

воды на теле Пашки искрились и переливались всеми цветами радуги, будто само

18
{"b":"172074","o":1}