ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Не держи в себе
12 правил жизни. Противоядие от хаоса
Врата скорби. Дикий Восток
Последние дни Нового Парижа
Благие знамения
Испорченный
Радзіва «Прудок»
Ведьма на работе
Античный мир «Игры престолов»

Затарахтел мотор, звякнули ведра – и «Муравей», подпрыгивая, помчался по дороге.

Переехав через речку возле села Беклемищева, ребята въехали в Алпашевский лес с противоположной стороны. Из Ласточек Тоня с мамой и дедушкой обычно в лес с севера заходили.

Редкоезжая дорога шла по песочку, вдоль нее стояли высокие сосны, под которыми, среди клочков мха, Тоня то тут, то там замечала грибки.

– Остановимся, Вась! – несколько раз просила она.

Но деловой водитель лишь мотал головой и упрямо продолжал движение вперед.

И вот мотороллер выскочил в перелесок. Старые сосны кончились – и ребята увидели, что перелесок этот раскинулся далеко и широко. Молоденькие сосенки – в рост-полтора человека, сплошной ковер мягкого зеленого мха и… словно специально расставленные тут и там аккуратненькие грибочки!

– Маслята! – ахнула Тоня и, держась за спину Васи, во весь рост встала в кузове. С высоты грибы еще лучше были видны. И надо же – столько, как будто это были декорации для рекламного ролика «Радость грибника»!

Вася тут же осторожно остановил свою машину.

– Тонь, ты что – а если бы упала? – ворчливо начал он.

Но Тоня отмахнулась.

– Ничего. Васька, ты умник! Просто чудо какое-то! Ну, давайте рвите их быстрее!

Подхватив ведра, ребята принялись бродить между сосенками.

– Тонь, а это действительно маслята? – недоверчиво ковыряя маленький, покрытый тягучей слизью грибок с круглой шляпкой, спросил Вася.

– Конечно, маслята! – улыбнулась Тоня. – А что тебя смущает?

– Да больно уж их много, – неуверенно протянул он. – А много обычно только поганок бывает.

– Маслята – не сомневайся!

– А что ж они такие противные-то? – скривился Вася.

– Почему – противные? Красивые, – подняв вверх масленок, сказала Тоня. – Посмотри – те, которые чуть подросли, просто идеальной грибной формы. Это малыши на шарики похожи. Благородный гриб. В Москве за маслята в ресторанах кучу денег дают. Потому что вкусные они какие, знаешь!

– Не знаю… – снова потянув от гриба соплеобразную слизь, сморщился Вася.

– Поэтому они и называются «маслята», что они такие – как в масле, – объяснила Тоня, которая успела нарезать уже полведра. Ножик ей дал Василий – что и говорить, хорошо он подготовился к охоте на грибы.

– Я, если честно, в грибах-то и не разбираюсь, – заявил вдруг Вася.

– А как же про это место узнал? – удивилась Тоня.

– Да с отцом мы тут проезжали, смотрим – грибы. Много. Мы нарвали в пакет, домой привезли. Мать соседке показала, «Что за грибы?» – спрашивает. А та и ответила, что очень хорошие, маслята. Мать из них суп сварила. Черный какой-то. Мы его вылили. А соседка потом сказала, что…

– Что надо было кожу со шляпок счищать! – засмеялась Тоня. – Эх, вы!.. Ничего, счистим, сварим – вкусно будет, тебе понравится.

Сбор грибов казался нереальным – маслят было столько, что скоро даже наклоняться за ними стало лень. Забыв про отдых и еду, Тоня и Вася все собирали и собирали грибы. И теперь они уже ползали по пружинистому ровному мху и отбирали только самые красивые, оставляя переросшие грибы и грибных малышей расти дальше.

Маша бегала между сосенками, ползала вслед за Васей и сестрой, валялась на моховом матраце, кормила своего медведя грибами.

…В безоблачном бело-голубом небе солнце клонилось к закату. И когда оно уже вот-вот должно было поравняться с верхушками высоких дальних сосен, Василий, с трудом разогнув спину, поднялся, отыскал взглядом свой «Муравей» и скомандовал:

– Девчонки, все! Пора ехать!

Тоня очень хотела сказать: «Может, еще чуть-чуть?» Но когда попыталась встать с четверенек, на которых провела последний час или даже больше, сообразила, что сил у нее больше нет. Поэтому она коротко бросила:

– Ага! – и черными липкими пальцами подняла очередное полное ведро. Которое чуть не выпало – таким оно оказалось тяжелым. Хорошо, что Васька, почти не утративший шустрости, оказался рядом и подхватил его.

– Пойдем, – просто сказал он и улыбнулся.

И они с Тоней отправились к «Муравью».

«Он же хитрый! – думала Тоня на ходу. – Ему, наверно, нужен был человек, который бы подтвердил, что маслята настоящие. Вот он и привез меня сюда. Но что ж он тогда так смотрит? Что ему надо?»

Она, конечно, еще по рассказам московских девчонок знала, что многие в их возрасте по-настоящему в кого-нибудь влюбляются. И что самое крутое, это когда влюбляются в девчонок очень даже взрослые ребята. Но Васька-то ведь влюбиться не может! Во-первых, ему лет-то сколько? Явно меньше, чем ей, Тоне. Во-вторых, они знакомы всего полтора дня. Хотя Ромео с Джульеттой и меньше времени хватило… И в-третьих, с чего можно подумать, что он влюбился-то? Вася же никаких поползновений не делает – целоваться там. Просто захотел человек дружить с ней и Машей – а она накрутила себе черт знает что…

Подумав так, Тоня даже остановилась и топнула ногой, негодуя на себя, бестолковую.

– Ты чего? – тут же подскочил к ней Василий. – Что случилось?

– Ничего, – отмахнулась Тоня. – Просто камешек в ботинок попал.

В кузове, накрывшись телогрейкой, на пустом мешке преспокойно дремала Маша. А рядом с ней лежало два мешка грибов! Да, два мешка – один полный, под завязку, а другой еще не полный. До тех пор, пока Вася не ссыпал в него еще пару ведер.

– Вот это урожай! – ахнул он.

– Всю ночь придется чистить, – охнула Тоня.

– Зачем? – удивился Вася.

– А как же? Перерабатывать. Зачем же мы тогда их собирали?

– Ладно. Разберемся, – махнул рукой Вася, который привык решать проблемы по мере их поступления. – Садись скорее, обратно с таким грузом медленнее ехать придется. Ты не волнуйся, я вас аккуратно повезу.

– Спасибо.

– Да ладно, рано говорить – не довез же еще, – самым настоящим образом смутился Вася.

Надо же, а Тоня подумала, что господина Константинова вообще ничего не смущает.

Васька каким-то образом тут же догадался, что о нем подумали хорошо, и подошел к Тоне.

– Тонь… – сказал он, с явным трудом подбирая слова. – Ты какая-то такая… Ты очень такая… Можно, я тебя… отряхну? А то джинсы-то жалко…

И он показал на грязные коленки Тониных джинсов. Джинсы эти предназначались для школы – и были к тому же парадной одеждой. Их действительно было жалко.

Тоня с облегчением вздохнула. Отряхнуть – это ничего не значит, это можно.

Явно легче стало и Ваське – и он быстро принялся смахивать грязь с Тониных коленок.

– И руки давай! – скомандовал он, беззастенчиво поплевал на Тонины ладошки и стал тереть их одна об другую. Слои засохшей грибной слизи, ставшей черной, скатывались в катышки и улетали прочь. Скоро на ладонях и пальцах показалась чистая кожа. А Василий, забыв, что надо торопиться, самозабвенно продолжал тереть.

– Все, Вася, я дальше сама! – Тоня выдернула руки. – Ехать надо. И вообще…

– Что?

– Давай как-нибудь по-простому… – теперь уже Тоня, обычно рассудительная, не знала, как лучше сказать. – Давай общаться как друзья. А то я буду волноваться и непонятно что про тебя думать. Договорились, Вась?

– А что ты будешь думать? – Яркие вишни Васиных глаз бешено вспыхнули.

– Я ничего такого особенного про тебя не хочу думать, – твердо сказала Тоня, не отводя взгляда. – Но или мы просто дружим. Или придется совсем не общаться.

На лице Васьки стала медленно появляться улыбка.

– Ты там у себя в Москве я не знаю чего навыдумывала, – сказал он. – Или у вас там ребята были какие-нибудь уродские. А у нас все просто – что думаешь, то и говоришь. Что говоришь, то и делаешь. И если там что-то такое чувствуешь…

– Ничего не чувствуешь. – Тоня снова топнула ногой и схватила Васю за пуговицу куртки: – Или мы спокойно договариваемся, или одна девочка берет свою сестру и уходит от тебя лесом.

Было видно, что она не шутит – и действительно уйдет в свою деревню лесными тропинками, раз пообещала. Поэтому Василий, который так и не понял, что же не так он сказал, тут же закивал:

7
{"b":"172098","o":1}