ЛитМир - Электронная Библиотека

– Но лусвилцы поняли, какую опасность представляет армия Алана, – догадался русич.

– Совершенно верно, – подтвердил тасконец. – Нам нужны точные и достоверные сведения. Так сложилось, что почти половина города мутанты. Все они граждане этого маленького государства и в правах не ограничены. Да и как может быть иначе. В семьях обычных людей часто рождаются мутанты, а у мутантов наоборот, появляются на свет нормальные дети. Радиация воздействует на генную наследственность абсолютно непредсказуемо.

– Проблема действительно серьезная, – согласился Храбров. – Аланцы не потерпят людей с физическими отклонениями. Долгое время мы были наемниками колонизаторов. Осваивали пустыню, захватывали оазисы, воевали с местными племенами, а потому владеем ценной информацией. Главной ударной силой экспедиционного корпуса являются земляне. Это хорошо обученные, умелые, безжалостные солдаты с дикой планеты. Они специально доставлены сюда, чтобы выполнять грязную работу.

На мгновение Олесь замолчал. Русич пристально посмотрел на министра. Оливиец даже не пытался скрыть свою заинтересованность. Чуть подав вперед корпус тела, он внимательно слушал чужака.

– Думаю, пора остановиться, – дружелюбно произнес Храбров. – Важные сведения стоят дорого. И мы готовы их продать. Никакой лжи, только факты. На мой взгляд, вполне приемлемое деловое предложение.

Неожиданно для путешественников Стил громко и искренне расхохотался. Утирая выступившие на глазах слезы, лусвилец успокаивался не меньше минуты. Заметив удивление собеседников, он с улыбкой пояснил:

– Когда мы узнали, что маленький отряд прошел через Сторвил, и вождь Юло пропустил чужаков не получив выкупа, то в первый момент не поверили. На столь рискованный шаг способны или сумасшедшие, или… Теперь все встало на свои места. Наглость естественное состояние вашей души. Идете по жизни, не боясь никого и ничего, а смерть примете как фатальную неизбежность. Подобные люди морально подавляют противника еще до сражения. Их можно убить, но победить – никогда.

– Разве это плохо? – поинтересовался Аято.

– Не знаю, – честно признался тасконец. – Вы никогда не станете послушными, добропорядочными гражданами. Неугомонный дух скитания и мятежа не дает вам покоя. Управлять такими подданными сущий кошмар, иметь их в качестве друзей и солдат настоящая удача. Даже перед лицом гибели они не свернут с выбранного пути. А потому мы согласны на сделку. Если конечно требования будут разумны.

– Без сомнения, – откликнулся Храбров. – Условий всего два. Для начала нам нужен двухнедельный запас продовольствия. Желательно чтобы продукты были свежими. Мы устали от вяленого мяса.

– Никаких проблем, – вымолвил Кроланд. – Я слушаю второе условие.

– О нем позже, – проговорил землянин. – Сначала еда, затем информация, и в конце очень скромное пожелание. Пожалуй, даже просьба…

– Довольно честно с вашей стороны, – кивнул головой министр. – Но почему бы отряду не пройти со мной в город. Я гарантирую полную безопасность. Покинете Лусвил когда пожелаете. Содержание пяти путешественников – небольшая обуза для городского бюджета.

– Нет, – ответил Олесь. – К вечеру мы покинем это место. У нас свои правила, и нарушать их группа не будет.

– Как знаете, – пожал плечами оливиец. – Ровно через час вам доставят все необходимое. Я тем временем, подготовлю вопросы. Уговор есть уговор. Лусвилу нужна максимальная информация.

– Само собой, – улыбнулся Храбров.

Тасконец развернулся и неторопливо направился к городу. В его походке, манерах чувствовались уверенность и твердость. Он уважал себя и свой народ, а потому так относился и к чужакам. Как только министр скрылся в воротах Лусвила, Вацлав удивленно спросил:

– Почему мы не пошли с ним? Могли бы хорошо выспаться, погулять, отдохнуть. Вряд ли здесь живут каннибалы или грабители. Кроланд производит весьма благоприятное впечатление.

– А ты вспомни, какое впечатление на тебя произвели торксцы, – язвительно заметил Стюарт. – Там тоже все блестело. Чистые дома, аккуратные садики, обворожительные женщины… Внешность часто бывает обманчива. Зайди мы в город и оттуда уже не выбраться. Здесь у группы есть хоть какие-то шансы оказать сопротивление.

– Дело даже не в этом, – вымолвил русич. – Лусвил живет по древним, неизвестным нам законам. Мотивы и правила поведения горожан чужды нравам современной Оливии. Боюсь, поведение чужаков вызовет шок у местных жителей. Не хочу, чтобы лусвилцы относились к нам как к дикарям. Мы пока не готовы к общению на равных с цивилизованными народами.

– Ты думаешь, они действительно сохранили культуру двухвековой давности? – вмешался в разговор самурай. – Это маловероятно. Прошло слишком много времени.

– А почему нет? – ответил вопросом на вопрос Олесь. – Город густо населен и почти не пострадал от катастрофы. Лусвил ни разу не участвовал в крупных войнах и никогда не штурмовался сильным противником. Мутации заставили оливийцев взглянуть на мир другими глазами, перевернули нравственные устои общества. Новая кровь, новый образ мышления, новые идеи. Как вы думаете, почему министр пришел один? Тасконец ведь прекрасно знал, что чужаки вооружены.

– А чего тут гадать, – произнес Пол. – Все дороги наверняка перекрыты. В случае убийства Кроланда отряд тут же уничтожат.

– Правильно, – кивнул головой Храбров. – Но это лишь половина ответа. На самом деле лусвилцу абсолютно ничего не угрожало. Никто из нас не успел бы даже поднять автомат.

– Почему? – удивился шотландец. – До зданий больше трехсот метров. Ни арбалетчики, ни лучники с такого расстояния в человека не попадут.

– Именно тут и кроется основная ошибка, – усмехнулся русич. – Чаны со смолой, катапульты, груды камней – лишь искусная декорация, хотя и вполне эффектная. Огнестрельное оружие появилось на Тасконе благодаря аланцам, но мы совершенно забыли о древней высокоразвитой цивилизации, существовавшей на Оливии. После нее ведь могли остаться склады не только с одеждой и обувью…Морсвилцы истратили боеприпасы еще двести лет назад, а автоматы выбросили за ненадобностью. Здесь ситуация развивалась совсем иначе.

– Чепуха, – возразил Тино. – О столь мощном оружии наверняка бы знали и сторвилцы и Ярох. Бывший арк наверняка бывал возле Лусвила.

– Не исключено, – проговорил Олесь. – Но вряд ли он сбил в поле хоть один колосок. Правитель не был глупцом и прекрасно осознавал, что тягаться с такой армией ему под силу. У местных жителей не возникало причин демонстрировать свою мощь.

– Откуда такая уверенность? – воскликнул Воржиха.

– Наверное, она основывается на странных отблесках света в окнах ближайших домов, – произнес долго молчавший Карс. – Я насчитал четырнадцать точек.

– У тебя зрение гораздо лучше, – одобрительно сказал Храбров. – Я обнаружил только восемь. Твоя наблюдательность лишь подтверждает мои слова. Такое отражение лучей дают либо окуляры бинокля, либо…

– Оптические прицелы, – догадался Стюарт. – Признаюсь честно, подобные мысли мне даже в голову не приходили.

– Значит, все это время мы находились на мушке у снайперов, – недовольно покачивая головой, вымолвил Тино. – Аярешил, что Стил испугался наших автоматов. Он их видел и не раз. Одно его движение и группу уничтожили бы в несколько секунд. Все точки здесь наверняка пристреляны.

– Само собой, – подтвердил русич. – А потому мы и не пойдем в город. Кроме информации об Алане нам больше нечего предложить. Лусвил далеко не Морсвил. Забудьте о продажных женщинах, вине и развлечениях. Совершено другой образ жизни. Чужой мир, чужие нравы, чужие обычаи…

– Наверное, ты прав, – задумчиво проговорил японец. – Но я бы с удовольствием и интересом понаблюдал за лусвилцами. Хочется воочию увидеть тасконскую цивилизацию двухсотлетней давности.

– Когда-нибудь мы обязательно сюда вернемся, – ответил Олесь. – Но пока отряд не в состоянии на равных вести диалог с местными жителями Они видят в нас, прежде всего, варваров. А таких бродяг на Оливии превеликое множество.

12
{"b":"1721","o":1}