ЛитМир - Электронная Библиотека

Спустя семьдесят километров отряд вышел к небольшому городку под названием Сторвил. Когда-то в нем проживало около тридцати тысяч человек. Вряд ли этот населенный пункт являлся важной стратегической мишенью. А потому его приходилось опасаться. Миновав узкую полосу леса, воины увидели несколько покосившихся одноэтажных зданий. Строения сильно заросли кустарником и травой и выглядели давно заброшенными. В зловещем безмолвии чувствовалась какая-то неведомая угроза. Стоит ошибиться, сделать опрометчивый шаг, как хищник или враг тотчас набросится на тебя.

Вдалеке виднелись высотные дома, шпили церквей и трубы заводов. Если по Сторвилу и применялось ядреное оружие, то пострадал он не сильно. Другое дело, что здесь выпали очень сильные радиоактивные осадки. Как это отразилось на местных жителях? Путешественники могли лишь предполагать и догадываться

Внимательно осматриваясь по сторонам, солдаты растерянно топтались на месте. Чем-то Сторвил напоминал Морсвил, хотя их размеры были не сопоставимы. Огромный промышленный центр с расположенным рядом космодромом и провинциальный захолустный городок. Но сейчас их многое объединяло: уцелевшие после катастрофы строения, удивительная пугающая тишина и внешне кажущееся запустение. Точно так же выглядела жемчужина пустыни Смерти, когда семь лет назад в нее входили наемники.

– Может, обойдем его, – предложил Вацлав. – Времени, конечно, потратим немало, зато в джунглях безопасней.

– Не думаю, – отрицательно покачал головой мутант. – Нас уже заметили. Я в этом не сомневаюсь. Чувствую близость живых существ, хотя и не очень отчетливо. Попытка бежать будет воспринята, как слабость и лишь подхлестнет противника. Вряд ли местные жители захотят упускать легкую добычу. В зарослях видимость ограничена, и чрезвычайно трудно отразить внезапное нападение.

– Что ты предлагаешь? – поинтересовался Храбров.

– Идти напрямик, по центральной улице, – спокойно ответил Карс. – Наглость всегда шокирует врага. Он чувствует неуверенность и допускает ошибки. Кроме того, у нас будет превосходный обзор.

– Есть риск, что группу закидают из окон камнями и дротиками, – возразил самурай.

– Не исключено, – согласился вождь, – но риск неизбежен. Вы неплохо стреляете и быстро заставите мерзавцев убраться. Понеся потери, противник уже не высунется из домов

– В доводах Карса есть логика, – произнес Аято. – Напрямик идти от силы километров шесть. Это займет не больше часа. Я готов рискнуть.

– Я тоже, – вымолвил Пол. – Прорубаясь сквозь джунгли, мы потеряем много сил и времени, а в итоге нарвемся на засаду. Меня подобная перспектива не радует. Смерти надо смотреть в глаза. Пусть видят – их никто не боится.

Решение было принято единогласно. Поправив рюкзаки, затянув покрепче шнуровку на ботинках, сняв автоматы с предохранителя, путешественники уверенно двинулись вперед. Они быстро миновали пригород и вышли к центральной магистрали. Ее ширина оказалась довольно значительной: расстояние между противоположными сторонами домов составляло около ста метров. Данный факт обрадовал землян. Попасть точно из пращи или лука в чужаков мог только очень хороший стрелок. Но и ему надо тщательно прицелиться. А такой возможности наемники никогда врагу не предоставят.

– А дорожка-то в каждую сторону полосы по четыре, не меньше, – усмехнулся Стюарт. – Для маленького города – излишняя роскошь.

– Наверное, – кивнул головой японец. – Но судя по карте, это транзитная магистраль. Машины мчались по ней с огромной скоростью, и пассажиры даже не замечали Сторвила. Удивительно то, что трасса проходит через центр города, но тасконцам виднее. Мне непонятны многие их принципы градостроения.

– Чужая душа – потемки, – заметил Воржиха. Друзья миновали уже треть Сторвила, а вокруг по-прежнему царила мертвая тишина. Стих даже ветер, и листья на ветвях деревьев безжизненно повисли. Мрачное тягостное безмолвие не столько успокаивало людей, сколько нагнетало напряженность. Воины постоянно оборачивались, внимательно вглядываясь в бойницы пустых окон. Пальцы замерли на спусковых крючках. Легкое нажатие и на врага тут же обрушится стальной смертоносный дождь. Но пока противник себя не обнаруживал. В центре города, неподалеку от перекрестка, Карс неожиданно замер. На устах мутанта появилось подобие улыбки.

– Нас окружают, – тихо сказал властелин. – Их много, очень много. Думаю, около сотни, а может и больше.

– Логично, – проговорил самурай. – Они запустили отряд в ловушку и теперь ее захлопнули. Просто и надежно. Надо признать, действуют местные жители хитрее чистых. Чувствуется отработанная схема. Все это время оливийцы даже близко к нам не подходили.

– Значит, сторвилцы уже имели дело с мутантами, – догадался Пол. – Потому и держались на безопасном расстоянии.

Как ни странно, но от осознания, что враг где-то рядом, на душе сразу стало легче. Людей гнетет ожидание и неопределенность. Когда опасность рядом, человеку гораздо проще оценить свои шансы на выживание. Нечто подобное сейчас происходило и с наемниками.

Пройдя еще около пятисот метров, путники остановились. На дорогу, преграждая им путь, выдвинулся отряд бойцов, численностью в двадцать человек. Олесь оглянулся – противник появился и сзади. В окнах домов на разных этажах замелькали подозрительные тени. Вырваться из западни у путешественников не было ни малейшей возможности.

– Что будет делать? – спросил поляк.

– Пойдем, поприветствуем хозяев, – усмехнулся Стюарт. – Вдруг они миролюбивые, гостеприимные люди.

Воины неторопливо двинулись вперед. Расстояние между ними и тасконцами постепенно сокращалось. Вскоре стало ясно, что местные жители имеют весьма отдаленное отношение к человеческой расе. Их мутации бросались в глаза достаточно резко. У одного сторвилца отсутствовали уши, у второго не хватало глаза, у третьего вместо пальцев на руках виднелись странные изогнутые клешни. Многие оливийцы совершенно не имели волосяного покрова. По внешнему виду обитатели развалин очень напоминали боргов. В городе так и не сформировался доминирующий вид мутантов. А потому нет смысла детально описывать разнообразные уродства.

Как обычно тасконцы носили старую, истрепанную, потерявшую цвет одежду. Полинявшие рубахи, рваные штаны и шорты, куртки с обрезанными рукавами, грязные, с огромными пятнами комбинезоны. Впрочем, некоторые сторвилцы прекрасно себя чувствовали и в обычных набедренных повязках. Нагота ничуть не смущала местных жителей. Они постепенно скатывались к первобытному образу жизни. Оружие поражало своей примитивностью. Короткие копья, грубо сделанные мечи и кинжалы, луки и пращи. Впрочем, стрелы и камни легко могли отправить человека в иной мир. И забывать об этом не следовало.

Наемники остановились в десяти метрах от противника. Начинать разговор первыми – значит признаться в собственной слабости. Воины терпеливо держали паузу. Между тем оливийцы внимательно изучали чужаков. Наконец, один из них громко вымолвил:

– Кто вы такие?

– Путники, – спокойно ответил Храбров.

– А почему с оружием? – спросил тасконец.

– Джунгли не лучшее место для прогулок, – произнес русич. – Дикие звери, бандиты, грабители, каннибалы-одиночки. Жизнь теперь так дешево ценится на Оливии.

– Вот и сидели бы дома, – возразил мутант, – а не бродили по планете в поисках неприятностей.

– Человек предполагает, а бог располагает, – развел руками Олесь. – Каждый ищет, где лучше. Никому не хочется прозябать в грязи и нищете. Вот и мы отправились на запад. Там, говорят, уцелели большие города.

– Возможно, – уклончиво сказал безухий сторвилец. – Но не думаю, что вы доберетесь до побережья. Эта дорога закрыта для путешественников.

– И кто же нас остановит? – вмешался в разговор Карс.

Тасконец взглянул на властелина. Высокий, сильный воин с характерными чертами лица и крепким торсом. Определить в нем мутанта труда не составляло. Вызывала уважение и палица, висевшая на поясе у вождя. Таким оружием легко разбивают черепа и ломают кости. Тем не менее, местный предводитель не потерял уверенности.

9
{"b":"1721","o":1}