ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тёмный ручей
Как разговаривать с м*даками. Что делать с неадекватными и невыносимыми людьми в вашей жизни
Отель «У призрака»
Травы с эффектом диеты
Смотритель
Правила жизни моего кота
Психология влияния
Аскетизм
Календарь ма(й)я
A
A

Курсанты, которые первое время завидовали ему черной завистью, через некоторое время решили, что цена за пребывание пусть и в самом элитном подразделении слишком высока, и даже стали жалеть его, но Нику было уже все равно. Последние недели перед экзаменами за второй курс он пер, словно носорог, на одной силе воли и упрямстве. В какой-то момент в голове повис густой кисель из формул, ТТХ кораблей и прочих наук, словно поднятых смерчем и равномерно перемешанных. Именно в этом состоянии его и поймал коммандер Берг и в принудительном порядке отправил спать.

К великому удивлению Ника, когда он проснулся, все знания, словно сами собой, разложились по полочкам и не доставляли ни малейших проблем.

Экзамены он сдал легко, словно его каждый день пытала комиссия из адмиралов управления учебных заведений флота и офицеров Патруля. Сдал и вырубился почти на сутки. Разбудил его противный писк коммуникатора.

— Курсант…

— Давай бегом ко мне в кабинет, — бросил Берг.

Быстро одевшись, Ник выскочил в коридор и был удивлен зрелищем распахнутых дверей и валяющегося на полу мусора. И ни одного человека в корпусе. Дежурный в ответ на вопрос о том, что случилось, лишь махнул рукой в сторону монитора, на котором показывали разгон какой-то толпы полицейскими.

Подобные «фестивали» в Федерации были не редкостью. Дом Свободных, как иногда именовали Федерацию, был изначально построен на принципах полной свободы личности и самовыражения. Правда, практически сразу эти принципы были подвергнуты изменениям в сторону ужесточения, но свобода так и осталась главным принципом общества. Поэтому собрания и митинги, плавно перетекающие в схватки с полицией, были не редкостью. В основном дело ограничивалось парой десятков расквашенных носов, и все возвращались к нормальной жизни.

Но сейчас на экране творилось нечто выходящее за рамки обычных потасовок с полицией. Насколько Ник успел увидеть, толпа штурмовала стену, отделявшую Торговую зону от Свободной, чего вообще никогда не случалось. Кроме того, насколько помнил Ник, курсантов училища первый раз привлекали к помощи силам правопорядка, а это означало, что ситуация зашла очень далеко. Об этом, кстати, довольно внятно намекала распахнутая оружейная комната и вскрытые ящики с боекомплектом.

Когда Росс вошел в кабинет особиста, тот уже надевал бронекомбинезон шестого класса, а еще один лежал рядом, на диванчике.

Ник быстро снял с себя одежду и, не задавая глупых вопросов, стал облачаться в броню.

Тем временем коммандер подошел к стене и, коснувшись нескольких точек на ней, наблюдал, как створки встроенного шкафа раздвигаются в стороны.

Содержимого этого шкафа хватило бы, чтобы вооружить группу из десяти человек, а боеприпасов на двое суток боев.

— Так, что тут у нас… — Берг вынул из пирамиды Лагарок, придирчиво осмотрел и, не найдя изъянов, стал набивать боеприпасами карманы интегрированной в комбинезон разгрузки.

Ник выбрал Сокол-640 и после осмотра поставил у стены. Потом взял себе пару пистолетов и озаботился боеприпасами, особое внимание уделив гранатам, которых взял столько, сколько поместилось, и даже немного больше, не забыв про воду и пищевой рацион.

Потом подхватил автомат и, попрыгав на месте, проверил, чтобы ничего не звенело.

— Сержант первого класса Росс готов, коммандер.

— Хорошо. — Берг неожиданно для курсанта хлопнул его по плечу и быстрым шагом пошел вперед. — Кто-то под шумок решил вскрыть пару наших норок. Пока не прибыли основные силы, наша с тобой задача поотрывать несколько слишком глупых голов и продержаться до прибытия подкреплений. Ты парень, конечно, лихой, командир полицейского спецназа, когда отдавал твой отчет по практике, весь на слюни изошел, но тут совсем другие танцы. Это не бандюганы, а вполне обученные боевики.

Берг свернул в узкий коридор и, не переставая инструктировать сержанта, начал спускаться по металлической лестнице.

— В плен никого брать не нужно, огонь только на поражение, патронов не жалеть, а жалеть собственную голову.

— Есть, сен коммандер.

В подземном гараже горел тусклый дежурный свет и на полу были четко видны следы от бронемашин, которые уже покинули парк.

Коммандер повернул еще раз и остановился перед небольшим четырехместным броневиком с башенкой станкового гранатомета на крыше.

Тяжелая дверь неожиданно мягко открылась, пропуская Ника в нутро, пахнущее металлом, маслом и пластиком.

— Видел такой агрегат?

— Нарлон-четыреста. — Ник, поставивший автомат в специальные зажимы на кресле, уже поднял панель управления боевыми средствами броневика и тестировал системы. — Тест оружия — норма. Тест боеукладки — норма. Оптоэлектронная система — норма.

— Да все тут норма. — Берг включил двигатель и выруливал по гаражу. — Сам проверял месяц назад. Как чувствовал. Даже боекомплект на всякий случай заменил.

— Порядок. — Росс пожал плечами.

— И это правильно, — кивнул коммандер, не отрываясь от управления. — Правила написаны кровью, а тот, кто этого не понимает, долго не живет.

Мигнув фарами на прощание дежурному у ворот, броневик выскочил в город и, постепенно набирая скорость, полетел по опустевшим улицам.

— Есть маркер полицейского патруля. — Ник быстро пробежался пальцами по клавиатуре. — Есть системный запрос от полицейского управления.

— Набери на клавиатуре двести сорок.

— Двести сорок? — Ник удивился, но пальцы отбарабанили код.

— Особая необходимость флотской разведки. — Берг, не снижая скорости, крутанул штурвал, и тяжелая машина, скрипнув покрышками и едва не снеся угол дома, вписалась в поворот. — Код, по которому нам разрешено применять тяжелое вооружение на своей территории.

Через десять минут гонки коммандер неожиданно снизил скорость и приткнул машину в переулке.

— Вперед. — На полупрозрачном экране тактического шлема зеленой точкой светилась отметка коммандера Берга, а положение самого Ника обозначалось неподвижным желтым треугольником в центре. Особняк, который следовало охранять, уже показался на неширокой улице, полной таких же небольших особнячков для жителей с доходами выше среднего, когда Ник заметил группу из четырех человек, устанавливающих станковый гранатомет на прямую наводку.

Первый предбоевой мандраж остался там, на практике, когда особняк Толстого Грими брала штурмом военная полиция, и теперь, спокойно прижав автомат к плечу, Ник опустил флажок предохранителя и нажал спусковую клавишу.

Короткая очередь, похожая на шелест песка, выкосила нападавших, и Ник замер, поводя стволом. Где-то впереди Берг устроил настоящую войну, и там громко ухнуло несколько гранат и щелкающим стрекотом отозвался Лагарок.

Ник прижался к стене и, высунув из-за поворота кончик ладони со встроенной камерой, тщательно осмотрел пространство, которое ему следовало преодолеть одним рывком, чтобы занять стратегически важную точку. Так ничего и не увидев, он вздохнул и рванул вперед.

Пуля, словно шмель, прогудела за спиной, а рука сама сорвала гранату и метнула в темноту переулка. Прыжок, и он, перелетев через капот выгоревшего автомобиля, перекатился через голову и замер. Взрыв гранаты вынес на улицу облако мусора и каких-то тряпок, мелькнувших перед глазами.

Где-то вверху едва слышно скрипнуло открываемое окно, и, подняв голову, Ник увидел двухэтажный дом, на крыше которого была своеобразная башенка.

Тихо клацнула защелка гранатомета, и подствольник выплюнул реактивную гранату, которая разнесла башенку в клочья.

Наконец тот, кто штурмовал дом, отдал приказ, и часть бандитов начала перемещаться для отражения новой угрозы.

Никому из боевиков и в голову не приходило как-то маскироваться или меньше шуметь, так что Ник, стреляя на звук, не всегда убивал, но практически всегда попадал, и скоро боковая улица перед тайной штаб-квартирой Патруля была уже заполнена орущими и стонущими от боли телами, требовавшими помощь.

Помощь была оказана со стороны защитников самого дома, которые откуда-то сверху выбросили несколько гранат, исключительно удачно разметав раненых в кровавую кашу.

15
{"b":"172107","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Приём «Эффективное прощение»
Вероника Спидвелл. Опасное предприятие
Луч света в тёмной комнате
Большая книга психологических кризисов. Программа помощи от 3 до 103 лет
Широкая кость
Ночь
Порченая кровь
Наоборотная мама
Вектор