ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я это знаю, Фабиан, знаю. И понимаю, что мною руководят эмоции. Если уж возвращаться домой, то всем вместе. Я вовсе не сумасшедшая, и жить мне еще не надоело.

– В любом случае, Клара, с моей точки зрения, сейчас нужно проанализировать, что мы уже сделали и что нам еще осталось сделать. Если не возражаете, мы займемся этим после того, как выслушаем вашего мужа, если он все-таки приедет сегодня вечером. Договорились?

Клара согласилась с предложением Пико. Впрочем, выбора у нее не было.

28

Роберт Браун вышел из кабинета Джорджа Вагнера, своего «покровителя». Президент фонда «Древний мир» был весьма доволен результатом этой встречи. Теперь оставалось лишь добиться того, чтобы Пол Дукаис сумел своевременно реализовать разработанный план и – самое главное – чтобы этот чокнутый Альфред Танненберг не провалил операцию из-за стремления угодить своей сумасбродной внучке.

Роберт, конечно, реалистически оценивал ситуацию и понимал, что без Танненберга операцию провести просто невозможно и что все теперь зависит от этого больного старика, который по-прежнему у очень многих людей вызывал страх.

Роберт позвонил по мобильному телефону Полу Дукаису и назначил ему встречу в своем кабинете через час. Операция «Адам» должна была начаться уже в ближайшее время. Роберт сам придумал ей такое название – как напоминание о том, что Бог создал первого человека из глины древней Месопотамии.

А его «покровитель» тем временем тоже разговаривал по телефону, но с человеком, находившимся от него за многие тысячи километров. Энрике Гомес уже несколько дней с нетерпением ждал звонка от своего друга.

– Итак, это произойдет двадцатого… – сказал Энрике Гомес.

– Да, двадцатого марта. Мне подтвердили эту дату несколько часов назад.

– У Дукаиса все готово?

– Роберт говорит, что да. А как у тебя обстоят дела?

– Все нормально. Когда груз прибудет сюда, я заберу его тем же способом, какой использовал раньше.

– В этот раз он прибудет на борту военного самолета.

– Я в курсе. Мы пока проверяем того человека на базе, с которым ты меня свел. Он, кстати, взял часть платы авансом. Впрочем, он уже знает, что с ним может произойти, если он что-нибудь проморгает или создаст какие-то проблемы.

– А ты сам с ним разговаривал?

– Я? Нет, я по-прежнему действую через человека, который на меня работает с тех самых пор, как я сюда приехал. Я тебе о нем говорил, его зовут Франсиско, н у меня нет к нему претензий.

– Не доверяй никому.

– Франсиско я хорошо плачу за его преданность.

– Ты уже подыскал покупателей?

– Да, это мои давние клиенты. Но сначала я хочу взглянуть на товар. А как вы собираетесь разделить его на лоты?

– Роберт Браун собирается привлечь хорошего специалиста в этой области – Ральфа Бэрри, бывшего преподавателя Гарвардского университета. Он приедет в Кувейт, когда туда прибудет товар. Ахмед Хусейни уже составил предварительный перечень.

– Прекрасно. Знаешь, Джордж, мне кажется, что уже пора подумать, как нам отойти отдел. Мы уже слишком старые, чтобы всем этим заниматься.

– Старые? Нет, мы не старые. Меня отнюдь не прельщает перспектива умереть дома, лежа в кровати укутанным теплым пледом и глядя в окно. Но ты не переживай, Энрике, ты и дальше можешь наслаждаться спокойной жизнью в Севилье. Мне очень нравится твой город, но меня всегда удивляло, как ты умудрился там прижиться.

– Если бы не Росио, у меня ничего не получилось бы.

– Ты прав, тебе очень повезло с женой.

– Тебе тоже следовало бы жениться…

– Нет, я не выдержал бы семейных уз. При столь близких отношениях я не смог бы притворяться.

– Дело в том, что человек постепенно привыкает ко всему, в том числе и к семейной жизни.

– Как можно привыкнуть к тому, что рядом с тобой находится женское тело?

Они на несколько секунд замолчали, и каждый при этом думал о своем.

– В общем, война начнется двадцатого числа.

– Да, двадцатого. А сейчас я позвоню Франку.

Франк Душ Сантуш ехал верхом на лошади, оживленно беседуя со своей дочерью Алмой.

– Я рад, что ты все-таки убедила меня отправиться с тобой на верховую прогулку. Я уже давно не садился на лошадь.

– Ты становишься все более ленивым, папа.

– Нет, дочка, у меня просто очень много работы.

Их разговор был прерван назойливым зуммером мобильного телефона. Алма нахмурила брови, недовольная тем, что ей и здесь не дают спокойно поговорить с отцом.

– Привет, Джордж! Где я нахожусь? Разъезжаю тут на лошади вместе с Алмой. Однако я уже стал для этого староват: все кости скрипят и ноют.

Затем Франк Душ Сантуш стал молча слушать своего друга, который сообщил ему то же самое, что и Энрике Гомесу: война начнется двадцатого марта.

– Хорошо. У меня все готово. Мои клиенты с нетерпением ждут, когда можно будет увидеть товар. А Ахмед успеет подобрать предметы по тому перечню, который я тебе прислал? Если успеет, можно рассчитывать на большие барыши. Ладно, я тебе еще позвоню. Мои люди уже готовы к началу операции.

Он положил телефон в карман и вздохнул, зная, что за ним наблюдает дочь.

– И что у тебя сейчас за дела, папа?

– Те же, что и всегда, дочка.

– Ты все же мне как-нибудь про них расскажи.

– Довольствуйся тем, что тратишь деньги, которые я зарабатываю.

– Папа, но ведь я твоя единственная дочь!

– А значит, самая любимая, – сказал, смеясь, Душ Сантуш. – Ладно, поехали домой.

Роберт Браун и Ральф Бэрри ждали, когда приедет Пол Дукаис. Президент агентства «Плэнит Сикьюрити», как обычно, опаздывал.

– Да ладно, Роберт, успокойся, он вот-вот будет здесь.

– Ральф, дело в том, что этот человек каждый раз опаздывает. Он, похоже, думает, что может распоряжаться чужим временем, как ему заблагорассудится. Мне это уже надоело!

– Он в своем деле – самый лучший, а потому у нас нет альтернативы.

– Незаменимых нет, Ральф, и этот твой Пол тоже не исключительная личность.

Когда Пол Дукаис вошел, улыбаясь, в кабинет, Роберт Браун раздраженно фыркнул.

– Можно узнать, по поводу чего ты так веселишься? – спросил Браун Пола.

– Мне позвонила жена и сказала, что у нее разболелась голова и поэтому мы не пойдем сегодня вечером в оперный театр. Как мне повезло!

Ральф Бэрри тоже не смог одержать улыбки. Он не заблуждался насчет Дукаиса: Ральф знал, что, несмотря на имидж грубоватого человека, Пол умен, мыслит аналитически, является гораздо более культурным и образованным человеком, чем пытается казаться, а главное – способен выполнить какую угодно задачу.

– Ребята из Пентагона уже знают дату начала вторжения в Ирак, – попытался огорошить Дукаиса Роберт Браун. – Двадцатое марта.

– Вторжения? Значит, мы не ограничимся бомбардировками?

– Да, вторжения. Мы собираемся захватить Ирак и засесть там надолго.

– Тем лучше для нашего бизнеса! Чем раньше там окажутся наши солдаты, тем раньше мы начнем зарабатывать деньги.

– Ральф отправляется в Кувейт. Поговори с полковником Фернандесом, пусть организует ему встречу.

– Майк не просто полковник, а полковник в отставке. Он уже на месте. Не переживай, я ему позвоню. Но сначала мы должны поставить в известность Ясира, потому что сегодня он уезжает в Сафран. Его, как и Ахмеда, вызвал туда Альфред. Старик ни с кем не хочет делиться властью.

– Хорошо, свяжись с ним. Кстати, нужно сообщить и Альфреду.

– Это может сделать Ясир, – предложил Дукаис.

– Никто из нас не должен ему звонить. Ты, как никто другой, знаешь, что все телефонные разговоры сейчас прослушиваются.

– Тогда я, как обычно, использую своего посыльного, племянника Ясира. Он живет в Париже и работает на Альфреда. Всем, что имеет, он обязан именно ему.

– А его дядя нам случайно не помешает? – поинтересовался Ральф Бэрри.

– Ясир, конечно, ему дядя, однако этот его племянничек всецело предан Танненбергу. Именно благодаря Альфреду он стал тем, кем стал, а потому в случае каких-либо сомнений он примет сторону Альфреда.

104
{"b":"172126","o":1}