ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ахмед наполнил стакан минеральной водой и протянул его Кларе. Он явно наслаждался произведенным эффектом. И в самом деле, ему ведь долгие годы приходилось подавлять в себе негодование по поводу наивности своей жены, предпочитавшей не видеть то негативное, что происходило вокруг нее. Кларе нравилась беззаботная жизнь, и она отметала то, что ей мешало так жить, и концентрировала свое внимание на том, что ей нравилось. Все это время она умышленно закрывала глаза на грязные делишки Альфреда Танненберга, и это позволяло ей чувствовать себя честной. – Твой дедушка не дал мне уехать, потому что я ему нужен для этой последней операции. Осуществить ее без моей помощи ему было бы гораздо труднее, а потому он не оставил мне никакого выбора. Я расскажу тебе, что это за операция. Ты помнишь войну в зоне Персидского залива? Твой дедушка заранее узнал, в какой именно день американцы начнут нас бомбить, и у него родил гениальный план. Как только сверху посыпались бомбы, его люди ворвались в некоторые музеи и утащили оттуда много ценных экспонатов. Он заранее составил список кое-каких экспонатов, хранившихся в Музее Ирака. Это перечень был небольшим – в него включили два десятка предметов, однако все они представляли огромную ценность. Твой дедушка и его друзья заработали тогда кучу денег, и это натолкнуло их на мысль провернуть нечто подобное и на этот раз, но уже в большем масштабе. Они хорошо информированы, потому что Джордж в курсе всех планов Пентагона. Он принадлежит к американским «ястребам» и поддерживает отношения с важными фигурами в администрации США. Он их всех знает, а они знают его. Поэтому для Джорджа не составило большого труда выяснить, в какой именно день начнется война. Знаешь, в чем суть операции, которую запланировали твой дедушка и его друзья?

Ахмед замолчал, ожидая, что Клара попросит его продолжить. Однако она лишь пристально смотрела на Ахмеда, не произнося ни слова.

– Это будет грабеж в особо крупных размерах. Альфред Танненберг захватит все, что есть ценного в этой стране. Его люди ворвутся в самые большие музеи не только Багдада, но и других регионов Ирака. Хочешь знать, кто подготовил для них перечень Уникальных экспонатов, считающихся бесценными? Я. Да, именно я подготовил этот перечень предметов, которые-, которые являются культурным наследием человечества. Они попадут в тайные музеи миллионеров, каждый из которых мнит себя пупом земли и поэтому хочет пить из того же кубка, что и царь Хаммурапи. Но когда эти грабители попадут в музеи, чтобы вынести оттуда все ценные экспонаты – древние статуи, глиняные таблички, печати, кубки, фрески, обелиски – они, конечно же, захотят забрать оттуда как можно больше всякой всячины. Поэтому я подготовил два перечня: один – уникальных экспонатов, а второй – прочих ценных объектов.

– Но ведь это… это просто невозможно! – чуть слышно произнесла Клара.

– Нет, это все реально. Двадцатого марта, как тебе уже, наверное, сообщил твой дедушка, начнется война. В этот же самый день уже сформированные группы его людей ворвутся в музеи и, захватив все ценные экспонаты, попытаются исчезнуть оттуда как можно быстрее. Каждая из этих групп отправится к границе с Кувейтом. Турцией или Иорданией и попытается проникнуть в одну из этих стран. Там их будут ждать другие группы, задача которых доставить похищенное к месту назначения. Энрике уже договорился с наиболее важными из своих клиентов о продаже им некоторых предметов, то же самое сделал Франк и – наверное – Джордж. Остальные предметы будут храниться в надежном месте и затем продаваться в соответствии с потребностями рынка. Они не торопятся, хотя все четверо – люди преклонного возраста.

– Но прямо во время бомбардировок…

– А-а, это как раз облегчает дело! Когда начинается война, никто уже не думает об охране музеев, потому что каждый старается спасти свою шкуру. Люди Альфреда работают очень профессионально, они – самые лучшие грабители и убийцы на всем Ближнем Востоке.

– Закрой рот!

– Не кричи, Клара, не надо впадать в истерику, – сказал Ахмед ледяным тоном.

Клара поднялась со стула и начала ходить взад-вперед по комнате. Ей вдруг нестерпимо захотелось выскочить в дверь и убежать далеко-далеко. Но она заставила себя сдержаться. Нет, она не станет ни делать, ни говорить того, что ждет от нее Ахмед. Клара бросила на него взгляд, полный ненависти: она ненавидела Ахмеда за то, что он сейчас растоптал ее мир, – да, ненавидела, хотя это был абсолютно нереальный и насквозь фальшивый мир, в котором она жила с самого детства по воле своего дедушки.

– Ты сказал, что война начнется двадцатого марта.

– Именно так. Об этом нам сообщил Джордж. И если хочешь остаться в живых, то в этот день ты должна быть уже далеко отсюда.

– Когда мы должны будем уехать?

– Не знаю, твой дедушка мне об этом ничего не сказал.

– А каким образом ты собираешься покинуть Ирак:

– Меня обещал вытащить отсюда твой дедушка. Только он может это сделать.

Они оба замолчали. Клара почувствовала, что она за эту минуту постарела на несколько лет, и в ней проснулась еще большая ненависть к Ахмеду. Она мысленно спросила себя, как она могла когда-то любить человека, который теперь совершенно безжалостно смотрел на нее, ожидая, какую реакцию вызовут его слова.

Клара не стала спорить с Ахмедом по поводу того, что он ей рассказал, потому что знала; это – правда. Именно поэтому она и выслушала, не перебивая, молча рассказ Ахмеда о тех реалиях, которые всегда были у нее перед глазами. Клара понимала, что ее ослепляли нежность и забота дедушки, которые она постоянно ощущала.

Она подумала, что для нее не так уж важно, чем занимается и чем занимался ее дедушка: она все равно его любила и ни в чем не собиралась упрекать. Поэтому Клара решила, что будет яростно защищать дедушку от тех, кто, как Ахмед или Ясир, желает его смерти.

Ахмед смотрел, как Клара ходит взад-вперед по комнате, и думал, что еще немного – и эта женщина не сдержится, и из ее глаз хлынут горькие слезы. К его удивлению, Клара все-таки сумела взять себя в руки и не поддалась эмоциям, готовым вырваться наружу.

– Надеюсь, что вы с Ясиром сумеете выполнить те задачи, которые возложил на вас дедушка. Я, разумеется, буду внимательно следить за тем, чтобы вы не сделали ни одного неверного шага. Если же вы посмеете…

– Ты мне угрожаешь?! – воскликнул пораженный Ахмед. Да, именно так, я тебе угрожаю. Думаю, что тебя это не должно Удивлять: я ведь одна из Танненбергов.

Хочешь занять свое место в этом масштабном преступном бизнесе?

– Не надо иронизировать. И веди себя по отношению ко мне должным образом. Похоже, ты меня совершенно не знаешь, Ахмед, а потому недооцениваешь, и это может привести к серьезным последствиям. За ошибки тебе придется дорого заплатить.

Ахмед никак не мог прийти в себя от удивления. Ему и в самом деле теперь казалось, что женщина, с которой он спал в одной постели в течение стольких лет, совершенно ему незнакома. Он всерьез воспринял ее слова; она произнесла их таким тоном, что он понял: Клара действительно способна на что угодно.

– Мне жаль, если я чем-то тебя обидел, однако, как мне кажется, ты должна знать правду.

– Не будь таким циничным, Ахмед. А теперь, если хочешь, ложись отдыхать. Я пойду спать в комнату Фатимы, потому что здесь меня тошнит – тошнит от одного твоего присутствия. Уезжай отсюда как можно быстрее, и когда операция закончится, постарайся не оказываться на моем пути. Я не буду такой великодушной, как мой дедушка.

Клара вышла из комнаты, плотно закрыв за собой дверь. Она теперь не испытывала к Ахмеду абсолютно никаких чувств – ни любви, ни ненависти. Ей лишь было жаль тех лет, которые она прожила с этим человеком.

Услышав, что кто-то постучал в дверь, Фатима невольно вздрогнула. Она приподнялась на кровати и, протянув руку к двери, приоткрыла ее.

– Клара! Что случилось?

– Можно я буду спать здесь?

– Ложись в мою кровать, а я лягу на полу.

– Подвинься, мы обе поместимся на кровати.

110
{"b":"172126","o":1}