ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Мы собирались тебе обо всем рассказать. Для этого мы сюда и приехали. Джордж хотел, чтобы ты знал, что у него уже есть покупатели на те предметы, которые были найдены в Сафране.

– Ах вот как? Тогда почему вы мне об этом не рассказали еще в тот вечер? Когда вы собирались сообщить мне эту новость?

– Та встреча была очень краткой, да и момент был неподходящий… – начал было Ахмед.

– Ты слишком труслив, Ахмед. Ну да, ты ведь всего лишь один из тех, кто на меня работает, так же как и Ясир, и выше этого ты никогда не поднимешься. Таким людям, как ты, суждено не командовать, а лишь подчиняться.

Ахмед покраснел от унижения. Он сейчас с удовольствием дал бы Танненбергу пощечину, но у него не хватало мужества это сделать. Поэтому он сидел и молчал.

– Ну что ж, я сейчас поговорю с Джорджем, и пусть он мне объяснит, что представляют собой новые правила игры.

– Но ведь это безрассудство! – воскликнул Ясир. – Ты прекрасно знаешь, что спутники-шпионы перехватывают все телефонные звонки. Если ты позвонишь Джорджу, это будет то же самое, что дать объявление в «Нью-Йорк Тайме».

– Правила игры нарушил Джордж, а не я. К счастью, ты, Ахмед, человек недалекий и, сам того не подозревая, выдал замыслы моих друзей. А сейчас идите, мне еще нужно поработать.

Ахмед и Ясир вышли из комнаты, будучи абсолютно уверенными, что Танненберг не станет сидеть сложа руки. Он им только что продемонстрировал, с каким презрением к ним относится, и теперь они со страхом думали о том, чем им грозит такое отношение Танненберга.

Танненберг громко позвал Алию и велел ей передать одному из охранников его приказ разыскать Айеда Сахади.

Сахади был одним из наиболее искусных убийц среди людей Полковника, и Танненберг уже многие годы платил этому человеку немалые суммы, чтобы тот тайно от своего шефа работал и на него, Танненберга.

Сахади очень удивился, когда увидел, что Альфред Танненберг сидит в кресле и выглядит таким же свирепым, как и раньше. Однако Айеду пришлось еще больше удивиться, когда он услышал, что от него требует этот старик. Он поначалу серьезно задумался, стоит ли брать на себя выполнение той жуткой задачи, которую хотел возложить на него Танненберг, однако мысль о деньгах, которые он должен был получить, развеяла все его сомнения.

Кларе лишь с трудом удалось убедить Пико в том, что необходимо продолжить работы в зоне раскопок.

– Ты не можешь уехать, полностью застопорив работу археологической экспедиции. Я ведь остаюсь здесь. Может, я найду эти таблички, а может, и нет, однако, по крайней мере, позволь мне попытаться их найти.

Фабиан был полностью согласен с Пико, который считал, что чем раньше они отсюда уедут, тем будет лучше для всех, однако Марта выступила в поддержку Клары и стала убеждать обоих мужчин, что нет ничего плохого, если археологические раскопки будут продолжаться.

– Клара права: необходимо, чтобы рабочие думали, что все идет по плану и что ты тоже веришь в то, что здесь еще можно что-то найти. Кроме того, мы еще точно не знаем, когда сможем отсюда уехать, а поэтому лучше не сидеть сложа руки, а еще немного поработать.

– Нам еще нужно упаковать имущество и оборудование, которое мы сюда привезли, а на это уйдет время, – заметил Фабиан.

– Да, ты прав, однако это не помешает нам продолжить раскопки, – сказала Марта. – Можно одновременно заниматься и тем, и другим. Кстати, не забывайте, что Кларе удалось добиться для нас того, чего мы так хотели, а именно разрешения увезти с собой найденные предметы для организации выставки…

– Ну ты и шантажистка! – воскликнул Фабиан.

– Нет, я не шантажистка. Просто мы должны быть справедливыми. Без Клары задуманная нами выставка была бы невозможной, а ведь именно эта выставка послужит подтверждением того, что мы приезжали сюда не зря. Так что мы перед Кларой в долгу.

Клара посмотрела на Марту с такой благодарностью, что Марта удивилась. Она и в самом деле испытывала к Кларе определенную симпатию, хотя у нее с этой женщиной не было ничего общего – помимо того, что они обе были археологами.

Марта считала, что Клара пропадет в этом мужском мире, к которому относился и Ирак, да и вообще весь Восток. Клара казалась ей жертвой этого мира, не позволявшего ей быть самой собой и вынуждавшего ее подчиняться прихотям дедушки и мужа.

– Согласен, – кивнул Пико. – Мы будем продолжать раскопки все то время, которое уйдет на подготовку к нашему отъезду из этой страны. Но я не хочу оставаться здесь больше, чем это будет необходимо, ни на один день. У меня такое чувство, будто я уже начинаю задыхаться. Да и совершенные здесь убийства сильно выбили нас всех из колеи, и я даже не знаю, как у вас еще может оставаться желание работать.

– Жизнь продолжается, – философски заметила Клара.

– Потому что убили не вас, – парировал Пико, не скрывая своего негодования по поводу душевной черствости Клары.

Джиан Мария слушал их, не произнося ни слова. У него был ошеломленный, огорченный и обескураженный вид – так сильно повлияли на него произошедшие события.

– Джиан Мария, ты останешься со мной, как и обещал? – поинтересовалась Клара.

– Да, я останусь, – еле слышно ответил священник.

– Если вы так поступите, это будет несусветной глупостью. Единственное разумное решение – это уехать отсюда вместе с нами. Неужели вы не понимаете, что наша авантюра уже завершилась?

Выслушав Пико, священник отрицательно покачал головой. Нет, он не мог оставить Клару. Еще совсем недавно он начал было склоняться к мысли, что ни жизни этой женщины, ни жизни ее дедушки не угрожает никакая опасность, что никто не станет причинять им вреда, а прошлое уже никак не скажется на судьбе больного старика, а значит, и его внучки. Однако теперь Джиан Мария осознавал, что это вовсе не так, и ему необходимо остаться здесь, чтобы оберегать Клару и ее дедушку.

Пико собрал свою бригаду и объявил, что пора начинать упаковывать привезенное сюда оборудование, чтобы быть готовыми к тому моменту, когда им сообщат, что пора покинуть Сафран. Затем Пико удивил присутствующих заявлением о том, что они будут работать на раскопках вплоть до последнего дня своего пребывания в Сафране. Да, они будут продолжать раскопки, чтобы попытаться открыть миру еще какие-нибудь секреты, таившиеся в этой желтой земле.

Кто-то начал возмущаться, однако Пико быстро подавил недовольство и тут же, стараясь воодушевить людей, заговорил о планах проведения выставки, в которой все члены экспедиции могли принять участие.

После собрания Клара вернулась к дедушке. Алия уже уложила его в постель, а доктор Наджеб снова подключил к его телу датчики от различных приборов. Старик переутомился и чувствовал себя изнуренным.

– Все идет хорошо, – заверила его Клара.

– Я в этом не так уверен, как ты. Мои друзья затеяли грязную игру, и это еще больше усложняет дело.

– Мы выиграем, дедушка.

– Если ты найдешь «Глиняную Библию»…

– Я ее найду, дедушка, обязательно найду.

Салам Наджеб отозвал Клару в сторону и напрямик заявил ей, что, по его мнению, Альфред Танненберг не проживет и нескольких дней.

– Вы хотите сказать, что он может умереть в любой момент?

– Да.

Клара едва сдержала слезы. Она почувствовала не только физическую усталость, ее терзали муки одиночества, которое она испытывала в последние дни, и это было еще хуже. Ведь именно от своего дедушки она раньше черпала и душевные силы, и уверенность в себе, столь необходимые ей в той сложной ситуации, в которой они оказались. Теперь же она не могла рассчитывать не только на своего дедушку, но, пожалуй, и на Фатиму, потому что ее старая служанка находилась в полевом госпитале и была скорее мертва, чем жива.

– А если мы его отсюда увезем, это чем-то поможет?

Врач пожал плечами. Он был уверен, что Танненберг обречен и даже в самой лучшей больнице мира не смогут спасти его жизнь.

– По моему мнению, вы слишком долго отказывались увозить его отсюда. Я на этом неоднократно настаивал, но вы даже не хотели меня слушать.

124
{"b":"172126","o":1}