ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Увидев направляющегося к их дому Полковника, Клара смутилась, но, тем не менее, постаралась не дрогнуть под ледяным взглядом этого человека.

– Я хочу поговорить с господином Танненбергом.

– Я не знаю, встал ли он уже. Подождите здесь.

Оставив Полковника вместе с Ахмедом в общей комнате, Клара зашла в комнату своего дедушки. Алия только что его побрила, а доктор Наджеб в этот момент вытягивал иглу из его вены, уже отсоединив от руки старика капельницу.

– Я же вам говорил, что ему совсем нельзя напрягаться, – сказал врач Кларе вместо приветствия.

– Замолчите и, если вы уже закончили, оставьте нас одних, – сказал Танненберг. – Вы знаете, что сегодня мне необходимо быть в хорошей форме.

– Но вы отнюдь не в хорошей форме, и я теперь не ручаюсь за положительный результат проделанных мною манипуляций.

– Оставьте меня вдвоем с моей внучкой, – приказал Танненберг.

Медсестра и врач послушно вышли из комнаты. Они боялись Танненберга и понимали, что возражать ему опасно.

– Что случилось, Клара?

– Полковник хочет с тобой поговорить. Он настроен очень серьезно. И Ахмед тоже сюда пришел… Он говорит, что в лагере был выставлен на всеобщее обозрение труп Ясира… А еще он сказал, что это ты приказал его убить и изуродовать труп…

– Да, так и есть. Тебя это удивляет? Ни у кого не должно быть сомнений относительно того, что может произойти, если кто-то попытается выступить против меня. Это было предупреждение моим людям здесь и моим друзьям в Вашингтоне.

– Но… но что такого сделал Ясир?

– Он стал плести против меня интриги, шпионить в пользу моих друзей, заключать за моей спиной сделки.

– А откуда ты это знаешь?

– Что за вопрос! Откуда я это знаю? Тебя удивляет, что мне известно, чем занимается Ясир, хотя я лежу на этой кровати и почти не двигаюсь? Девочка моя, даже если я нахожусь здесь, у меня есть глаза и уши повсюду, и я знаю обо всем, что происходит.

– А его и в самом деле необходимо было убить? – отважилась спросить Клара.

– Да. Я никогда не делаю того, что не является действительно необходимым. А теперь скажи Полковнику, чтобы он зашел ко мне, а своему дерьмовому мужу – чтобы убирался отсюда. Он знает все, что ему нужно делать.

– Ты его убьешь?

– Возможно. Все будет зависеть от того, как будут развиваться события в ближайшие дни.

– Пожалуйста… пожалуйста, не убивай его!

– Девочка моя, даже ради тебя я не поступлюсь своими принципами. Я буду делать то, что считаю необходимым для нормального функционирования моего бизнеса. Если я начну колебаться, если я не совершу поступки, которые от меня ждут, тогда мои компаньоны совершат эти поступки по отношению к нам. Таковы правила, и я не могу их не соблюдать. Смерть Ясира была необходима для того, чтобы Джордж, Энрике и Фрэнки поняли, что я еще жив. Однако смысл этого сигнала ясен не только им, но и моим здешним компаньонам, в том числе и Полковнику. А теперь ступай и сделай то, о чем я тебя попросил.

– А как я объясню это остальным? – пробормотала Клара.

– Кому?

– Иву Пико, Марте… Они захотят узнать, что здесь произошло…

– Не говори им ничего. Пусть они продолжают проводить раскопки и попытаются найти «Глиняную Библию» до своего отъезда, а то я ведь могу и не позволить им уехать.

Двумя часами позже жизнь в лагере уже текла как обычно, по крайней мере, все выглядело именно так. Клара и сама не знала, откуда у нее взялось столько душевных сил, однако она все-таки сумела выдержать нелегкий разговор с Пико, который требовал от нее объяснить происходящее. После этого Клара с группой рабочих отправилась продолжать раскопки.

И Пико, и другие члены бригады археологов отказались пойти вместе с ней к раскапываемому храму. Более того, они стали обвинять ее в том, что она собирается как ни в чем ни бывало продолжать работу после всего, что произошло. Клара казалась спокойной и пропустила их упреки мимо ушей. У нее не было другого выхода: если она станет сомневаться в правоте своего дедушки или проявит слабость, то рано или поздно с ней перестанут считаться, а этого она позволить не могла.

Находясь уже в зоне раскопок, Клара услышала вдали рокот взлетающих вертолетов. Она подумала, что Ахмед наконец-то улетел, и у нее на душе стало легче. Она его уже не любила, однако если бы дедушка приказал его убить, она вряд ли смогла бы спокойно принять его смерть, и от ее напускного безразличия не осталось бы и следа. Так что для Клары было предпочтительнее, чтобы Ахмед находился от нее как можно дальше.

Клара Не знала, улетел ли из Сафрана Полковник, но это, в общем-то, не имело большого значения, потому что ее дедушка однозначно дал всем понять, что он все еще жив и, как и прежде, контролирует ситуацию.

В полдень Клара решила спуститься в отверстие, ведущее в обнаруженное несколькими днями раньше помещение. Айед Сахади стал уговаривать ее этого не делать, но она приказала ему замолчать. Джиан Мария, следовавший за Кларой всюду куда бы она ни направилась, вызвался спуститься вместе с ней.

– Хорошо, – согласилась Клара, – но сначала туда спущусь я, осмотрюсь там и потом уж решу» спускаться тебе или нет.

Обвязавшись веревкой, пропущенной через блоки, использующиеся для опускания и поднимания грузов, Клара соскользнула в темное отверстие и опускалась на веревке до тех пор пока не коснулась ногами пола. Воздух в подземном помещении был такой затхлый, что ей едва не стало дурно, однако она сумела подавить подступившую к горлу тошноту. Кларе очень хотелось осмотреть помещение, которое было обнаружено несколько дней назад. Его уже обследовали Пико и Фабиан, и они считали, что через эту комнату можно пробраться и в другие помещения храма.

Отвязав от пояса фонарики, Клара включила их и расположила в наиболее важных, с ее точки зрения, местах. Затем она начала ощупывать стены и пол.

Увлекшись работой, она потеряла счет времени, хотя периодически и дергала за веревку, чтобы дать знать оставшимся наверху, что у нее все в порядке. Однако она так и не подала сигнал Джиану Марии, чтобы он спускался, и продолжала трудиться одна. Священник не решился ослушаться Клару, а она предупредила, что он может спуститься вниз только по ее сигналу.

Однако спустя какое-то время произошло нечто неожиданное; когда она стукнула рукояткой шпателя по одной из стен, та вдруг обвалилась, и Клару захватил вихрь мелких глиняных обломков и пыли. Когда она наконец смогла открыть глаза, то невольно застыла на месте, с ужасом чувствуя, как что-то трется об ее правую ногу. Она даже задержала дыхание, потому что была уверена, что у ее ног шевелится либо змея, либо крыса.

Бесконечно долго текли секунды. У Клары не хватало мужества посмотреть вниз, и она продолжала стоять неподвижно, так, как будто ее пригвоздили к полу. Вдруг ее лицо осветил луч света, и раздался звук чьих-то шагов. Затем ее кто-то позвал, и это вывело ее из состояния ступора.

– Клара, с тобой все в порядке?

Она едва различила в потемках Джиана Марию. Еще никогда в своей жизни она не была так рада увидеть другого человека.

– Не двигайся. Здесь что-то есть…

– Где? Я ничего не вижу. Что здесь произошло?

– Тебе оттуда не видно. Да, тебе оттуда не видно.

– Клара, ничего здесь нет, я ничего не вижу.

Наконец решившись, Клара посмотрела на пол у своих ног. Там действительно ничего не было. Видимо, коснувшееся ее ноги существо просто прошмыгнуло мимо. Клара облегченно вздохнула и протянула Джиану Марии руку.

– Мне показалось, что здесь проползла змея или пробежала крыса. Во всяком случае, я почувствовала, как что-то коснулось моих ног. Хорошо, что я в сапогах.

– Какой ужас! Может, выберемся отсюда?

– Тогда скажи мне, зачем ты сюда спустился, если хочешь сразу же вернуться наверх?

– Я спустился, чтобы посмотреть, как у тебя дела. Я очень беспокоился о тебе.

– Ты слишком уж обо мне беспокоишься.

– Да, это верно, – согласился священник.

– Помоги мне. Я хочу здесь немного осмотреться. Я распоряжусь, чтобы потом сюда спустились рабочие и занялись расчисткой помещений. Мы, по всей видимости, находимся на одном из этажей храма. Нужно будет расчистить весь этот этаж.

126
{"b":"172126","o":1}