ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Танненберг достал запечатанный конверт и протянул его Мубаку.

– Передайте это господину Вольтеру от моего имени, и скажите ему, что я остановился в отеле «Националь».

– Я это обязательно сделаю. Чем еще могу быть вам полезен?

Не успел Альфред ответить, как дверь кабинета открылась и вошла смуглая женщина, чертами лица похожая на Мубака и одетая, так же как и он, по-европейски. На ней был простой серый костюм, белая блузка и черные туфли на каблуках, а волосы были собраны в пучок на затылке.

– Извините! Я думала, ты один…

– Заходи, заходи… Алия, позволь представить тебе господина Танненберга. Это моя сестра, а заодно и помощница в моих делах.

Альфред поднялся на ноги и, щелкнув каблуками, слегка склонил голову. Он не стал подавать женщине руку, потому что, хотя она и вела себя, как европейка, чего доброго, могла счесть за оскорбление, если бы чужой мужчина попытался ее коснуться.

– Госпожа…

– Очень приятно, господин Танненберг, – сказала Алия на вполне приличном немецком языке.

– Вы умеете разговаривать на моем родном языке!

– Да, я прожила несколько лет в Гамбурге у своей младшей сестры. Она замужем за бизнесменом из вашей страны.

– Мой зять занимается производством одежды, – стал пояснять Ясир. – Он закупал у нас хлопок, познакомился с моей сестрой и… В общем, они друг в друга влюбились, поженились и жили счастливо в Гамбурге. Однако пару лет назад все изменилось. Война заставила их уехать из Германии, и сейчас они находятся здесь.

– Так что я довольно долго находилась в Гамбурге, помогая своей сестре управляться с ее четырьмя детьми, – добавила Алия.

Ясир Мубак пригласил Танненберга выпить чаю, и тот согласился, продолжая разглядывать Алию. Эта женщина не была ни красивой, ни некрасивой, ни высокой, ни низкой, однако обладала каким-то особым обаянием, в ней было что-то притягивающее. Альфред находился в офисе Мубака в течение часа, и все это время он краем глаза наблюдал за Алией. Он подумал, что этой женщине, скорее всего, лет тридцать, и она показалась ему пышущей здоровьем. Танненберг не долго колебался, прежде чем принять окончательное решение: он женится на Алие Мубак, если местный агент СС подтвердит ему, что эта семья благонадежная. Впрочем, она наверняка была благонадежной, потому что офис Мубака был местом встречи агентов СС, прибывающих сюда из Германии.

В тот же вечер Танненберга навестил господин Вольтер, а точнее – майор СС Гельмут Вольтер.

Они были примерно одного возраста и со стороны могли показаться братьями-близнецами. Вольтер, как и Альфред, был светловолосым, с глазами голубовато-стального цвета, однако его некогда белая кожа уже слегка загорела от пребывания на жарком солнце. Высокий, атлетического сложения, он был образцовым, что касалось внешности, офицером, из тех, кем так гордился Гиммлер.

Майор Вольтер рассказал Танненбергу о сложившейся в Египте ситуации. Как и жители других стран этого региона, египтяне благосклонно относились к политике Гитлера, потому что их ненависть к евреям была такой же сильной, как и у немцев. Здесь люди, служившие в СС, находились в безопасности. За прошедшие годы Вольтеру и его коллегам удалось создать в Египте разветвленную агентурную сеть, скорее даже целую тайную организацию. Сейчас, когда можно было уже говорить о том, что война проиграна, эта организация должна была оказывать помощь прибывающим сюда сотрудникам СС, которые, как планировалось, будут находиться здесь в ожидании, когда ситуация в Германии изменится. Как сказал Вольтер, офицеры СС никогда не признают себя побежденными.

Если не считать подобных патриотических заявлений, которые Вольтер, по-видимому, делал по долгу службы, Альфреду понравился этот агент, проживший в Каире целых пять лет и исколесивший Ближний Восток, изучая местные порядки и распределяя среди других агентов деньги, предназначенные для подкупа правителей и чиновников разного уровня.

– Ясир Мубак – надежный человек? – спросил Альфред.

– Ну конечно. Он шурин одного немецкого бизнесмена, такого же истинного арийца, как и мы. Он часто оказывал услуги рейху. Ясир и его семья поддерживают политику нашего фюрера и всячески нам помогают. На Ясира мы можем положиться, как на самих себя, – заверил Альфреда майор Вольтер.

– То есть, он работает на нас?

– Он сотрудничает с нами, предоставляет нам много полезной информации. У Ясира имеется собственная сеть агентов по всему Ближнему Востоку. Он – коммерсант и считает, что человеку, занимающемуся коммерцией, нужно быть хорошо информированным. А нам он помогает бесплатно: он еще ни разу не согласился взять у нас деньги.

– Не нравятся мне люди, которые ничего не просят за свою работу, – сказал Танненберг.

– Дело в том, что он работает не на нас, а с нами. Это не одно и то же, капитан.

– А его родственники?

– Ясир женат, у него пять или шесть детей, куча братьев и сестер, уже старенькие родители и бесчисленное множество дядьев, двоюродных братьев и так далее. Если вы ему понравитесь, он как-нибудь пригласит вас к себе домой, к своему, так сказать, семейному очагу. Получите массу впечатлений, можете мне поверить.

– Я познакомился с его сестрой Алией.

– С Алией? Это своеобразная женщина, она не замужем, помогает Ясиру в его делах, и ее помощь существенна, так как она хорошо говорит по-английски и по-немецки. Немецкий Алия выучила в Гамбурге, когда жила там у своей сестры, ухаживая за ее четырьмя детьми как незамужняя тетя.

– Так говорите, она не замужем?

– Ей тридцать лет, а в Египте женщине, достигшей такого возраста и не вышедшей замуж, уже очень трудно найти мужа – ну разве что если ее семья даст очень большое приданое. Однако она, похоже, не очень переживает, что так и не вышла замуж. К тому же ее здесь считают немного странной: она не хочет одеваться, как остальные женщины. Поэтому на нее местные жители смотрят косо, хотя предпочитают помалкивать, потому что У Ясира хорошие связи с местными высокопоставленными чиновниками.

Танненберг внимательно выслушал рассказ майора Вольтера о семье Ясира Мубака. Затем они поговорили о планах на ближайшее будущее и о том, чем мог бы заняться Альфред, работая в секретной службе СС в Египте.

В последующие дни капитан Танненберг приступил к реализации разработанного им плана действий. Новости, поступавшие из Берлина, были неутешительными: союзники были уже совсем близки к победе над Германией. Среди иностранцев, которыми в это время были переполнены лучшие отели Каира, утвердилось мнение, что с разгромом Германии начнется новая эра.

Как-то раз, придя к Ясиру Мубаку в его дом в квартале Хан аль-Халили, Танненберг открыто рассказал ему о своих намерениях.

– Ясир, друг мой, простите меня, если мои слова вас чем-то обидят, однако я прошу вас разрешить мне ухаживать за Алией. Мои намерения чисты и прозрачны, как вода: если она согласится и если ее родственники тоже будут не против, то для меня будет честью, если она станет моей супругой.

Ясир изумленно уставился на Альфреда. Он не понимал, почему такой интересный мужчина, к тому же обладатель неплохого состояния, вдруг положил глаз на его любимую сестру. Алия, с точки зрения Ясира, была непривлекательной женщиной и ничем не выделялась среди своих сверстниц, если не считать ее умения говорить по-английски и по-немецки, да еще печатать на машинке. Ясир всегда сомневался в том, что она может стать хорошей женой, и все ближайшие родственники – так же как и он сам – уже смирились с мыслью, что Алия останется незамужней. И вдруг этот немец просит у него разрешения ухаживать за ней. Почему?

– Я не стану ничего предпринимать без вашего согласия, – сказал Альфред, увидев по выражению лица своего нового друга, что его гложут сомнения.

– Я поговорю со своим отцом, это он может дать такого рода разрешение. Если он благосклонно отнесется к вашему предложению, я дам вам знать.

Однако Ясира ждал еще один сюрприз.

– Хорошо, друг мой. А теперь мне хотелось бы поговорить о делах. Я хочу организовать одно предприятие… предприятие, которое занималось бы торговлей предметами древнего искусства. А еще я хочу финансировать археологические раскопки. Вам ведь уже известно, что я археолог. Точнее, был им до войны.

154
{"b":"172126","o":1}