ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ей даже не пришлось долго размышлять над тем способом, каким она убьет Клару. Когда Мерседес была еще юной девушкой и жила в Барселоне, ее бабушка как-то рассказала ей об убийстве Изабеллы Австрийской: к императрице подошел какой-то мужчина и уколол ее прямо в сердце длинным и тонким металлическим предметом. Через несколько секунд она замертво рухнула на пол, причем на ее одежде выступило всего лишь несколько капелек крови.

Когда у Мерседес возникло желание собственноручно убить Клару, она тщательно спланировала, в какой момент она уколет Клару прямо в сердце. Однако найти подходящее орудие убийства оказалось не так-то просто. Она искала его и в лавках старьевщиков, и среди материалов, используемых рабочими ее предприятия. Именно среди металлических отходов она и нашла подходящий пруток, который затем заточила, тщательно почистила и отполировала так, как будто это было произведение искусства.

Зайдя в свой номер в отеле, она открыла холодильник, достала оттуда бутылку шампанского и налила себе полный бокал. Впервые за многие годы она почувствовала себя радостной и довольной жизнью.

* * *

Лайон Дойль был вне себя от бешенства. Клару Танненберг наконец-то убили, но убил ее не он, а это могло означать, что ему не выплатят остаток гонорара. Убийца, по-видимому, был настоящим профессионалом – а иначе как можно было объяснить тот факт, что у него хватило храбрости и хладнокровия убить Клару на глазах у сотен людей? Он ткнул ей прямо в сердце каким-то тонким и острым предметом, который пронзил этот жизненно важный орган. Но кто этот убийца?

Лайон планировал убить Клару этим вечером. Он знал, что Клара остановилась у Марты Гомес, и ни та, ни другая ничего бы не заподозрили, если бы он вдруг пришел к ним в гости. Они впустили бы его в дом, и тогда он наконец-то прикончил бы внучку Танненберга. Правда, ему пришлось бы убить и Марту, но это, в общем-то, было бы просто еще одним незначительным неудобством. Теперь же у него возникла большая проблема. Он уже никогда не сможет доложить Тому Мартину, что выполнил заказ.

Лайон еще больше разозлился, увидев плачущего Джиана Марию: священник с сокрушенным видом выходил вместе с Мирандой из музея, чтобы отправиться в больницу, в которую отвезли труп Клары. В этой больнице должны были засвидетельствовать факт смерти и произвести вскрытие.

Едва Джордж Вагнер закончил собрание, как его секретарь сообщил, что ему по какому-то срочному делу звонит Пол Дукаис.

– Все в порядке, задание выполнено, – сказал Дукаис.

– Полностью?

– Да, мы заполучили все, что ты хотел. Но… но с внучкой твоего друга случилось несчастье. Ее кто-то убил.

– Когда прибудет посылка?

– Она уже в пути, прибудет завтра.

Больше Джордж Вагнер не стал ни о чем расспрашивать. Энрике Гомес и Франк Душ Сантуш тоже не особо переживали по поводу смерти Клары. Им было все равно, тем более что они не имели к этому убийству никакого отношения.

Единственной их заботой теперь стала организация продажи предметов, похищенных их людьми из иракских музеев. Джордж предложил своим друзьям срочно собраться всем вместе, чтобы поднять бокалы за успех проведенной операции и за то, что им наконец-то удалось заполучить «Глиняную Библию». Ему очень хотелось подержать в руках это сокровище, прежде чем его передадут покупателю.

Лайон Дойль позвонил Тому Мартину из телефонной будки.

– Клару Танненберг убили, – сообщил Лайон.

– И что?

– Я не знаю, кто это сделал, – огорченно сказал Лайон.

– Приезжай сюда, нам нужно поговорить.

– Я приеду завтра.

Ив Пико ходил взад-вперед по приемному покою больницы, будучи не в силах произнести ни слова. Миранда, Фабиан и Марта тоже не испытывали особого желания разговаривать, а Джиан Мария был способен только плакать.

Не только они, но и два инспектора полиции находились здесь в ожидании результатов вскрытия. Инспектор Гарсиа попросил их – как только будут готовы результаты вскрытия – проследовать с ним в комиссариат, чтобы помочь разобраться в происшедшем.

Наконец из помещения, в котором производилось вскрытие трупа Клары, вышел судебный врач.

– Здесь есть родственники госпожи Танненберг?

Ив и Фабиан переглянулись, не зная, что и ответить, а Марта не растерялась:

– Мы – ее друзья, больше у нее здесь никого нет. Мы пытались связаться с ее мужем, но пока нам не удалось его найти.

– Понятно. Госпожу Танненберг убили каким-то колющим предметом – может, стилетом, но очень-очень тонким, а может, длинным шилом… В общем, чем-то очень тонким и длинным, причем ударили ее прямо в сердце. Мне ее искренне жаль.

Врач сообщил им еще кое-какие подробности по поводу результатов вскрытия, а затем передал письменное медицинское заключение инспектору Гарсиа.

– Инспектор, я еще некоторое время буду находиться здесь. Если потребуются еще какие-то разъяснения, позвоните мне.

Инспектор Гарсиа – человек средних лет – кивнул. Данное дело было, пожалуй, более запутанным, чем казалось на первый взгляд, а от инспектора требовали как можно быстрее во всем разобраться. В министерство постоянно звонили журналисты, пытавшиеся получить хоть какую-то информацию. Произошедший инцидент был как нельзя более скандальным: иракскую женщину-археолога убивают в археологическом музее Мадрида во время торжественного открытия организованной ею выставки, на которую приехали политические деятели и именитые ученые. Именно на открытии этой выставки предполагалось представить вниманию общественности сенсационную археологическую находку. Более того, эту находку увели прямо из-под носа у двухсот приглашенных гостей, в том числе вице-президента и двух министров.

Инспектор мысленно представил себе, какими будут заголовки завтрашних газет, причем не только испанских: известие об этом чрезвычайном происшествии эхом разлетится по средствам массовой информации всего мира. Ему уже позвонили несколько его начальников, интересовавшихся, не обнаружил ли он следов убийцы и, главное, не удалось ли ему выяснить мотив этого преступления, которое, как им казалось, было связано с похищением таинственной археологической находки. Вице-президент в категорической форме потребовал, чтобы это дело расследовали в кратчайшие сроки.

Именно этим сейчас и собирался заняться инспектор, решивший допросить друзей убитой женщины-археолога.

В комиссариате было жарко, а потому Гарсиа, пригласив Пико и его коллег присесть, открыл окно, чтобы впустить немного свежего воздуха.

Пришедший в комиссариат вместе с друзьями убитой молодой священник выглядел очень подавленным, непрерывно плакал и все время держался ближе к Марте. Он был похож на перепуганного ребенка.

Эта ночь обещала быть долгой, потому что всех приглашенных в качестве свидетелей должен был допросить полицейский, пытающийся найти ответ на два вопроса: кто и почему убил Клару Танненберг?

Помощник инспектора не стал выключать стоявший в кабинете телевизор, и как раз в этот момент начался девятичасовой выпуск новостей. Все присутствующие замолчали, уставившись на экран, где перед их глазами снова разворачивались события сегодняшнего дня, который они не забудут до конца своей жизни.

Диктор сообщил, что, кроме убийства иракской женщины-археолога, была совершена и крупная кража: из археологического музея были похищены глиняные таблички, имеющие огромную ценность и называемые «Глиняной Библией». Именно эти таблички являлись той сенсационной археологической находкой, которую до поры до времени держали в секрете, а сегодня должны были выставить на всеобщее обозрение.

Ив Пико с досадой стукнул кулаком по столу, а Фабиан выругался.

– Они убили Клару, чтобы захватить «Глиняную Библию», – заявил Пико, и ни у Фабиана, ни у Марты, ни у Миранды не возникло ни малейших сомнений в том, что это действительно так.

И вдруг смотревший вместе со всеми телевизор Джиан Мария громко вскрикнул, а его юношеское лицо перекосилось от ужаса.

175
{"b":"172126","o":1}