ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Полегче, парень! — окликнул юношу Макрон. — Это всего лишь запах. Постарайся не думать о том, чем тут все провоняло. Терпеть недолго, выберемся отсюда, и все.

Катон было удивился, как это Макрон может оставаться невозмутимым посреди столь отвратительного обугленного и смердящего хаоса, но потом приметил, что центурион непрерывно сглатывает слюну, и понял, что даже этого закаленного и прекрасно владеющего собой ветерана тоже достает окружающий маршевую колонну кошмар. Солдаты торопливо прошли через разрушенный лагерь, храня молчание, нарушаемое лишь звяканьем амуниции и нервным покашливанием тех, кто хуже других переносил смрад. Лишь одолев дальний откос и снова оказавшись на открытой местности, Катон набрал полную грудь воздуха, а потом провел серию сильных выдохов, чтобы очистить легкие от зловония.

— Ну как, получше? — спросил Макрон.

Катон кивнул.

— Это всегда так?

— Очень часто. Если мы не деремся зимой.

Лагерь бриттов теперь остался позади, и воздух наполнили свежие ароматы природы, загоняя все дальше в глубь памяти юноши информацию о том, чем может нести от провалявшейся какое-то время в тепле мертвечины. Впрочем, мертвецов хватало и здесь. Бритты драпали прямиком к Тамесису, преследуемые римской конницей, и путь их бегства был отмечен брошенным оружием, погибшими лошадьми, перевернутыми колесницами и разбросанными тут и там трупами, над которыми с гудением вились тучи мух. А над дорогой висела тусклая пелена пыли, поднятой ногами легионеров, упорно двигавшихся следом за наседавшей на отступающего врага кавалерией и вспомогательными частями.

Катон, чувствовавший, как все сильней и сильней начинает печь солнце, стал понемногу осознавать, что очень скоро палящий зной сделает для него дальнейшее продвижение совершенно невыносимым. Полное снаряжение легионера прекрасно годится для боя, но совершать с ним длительный переход нелегко и совершенно здоровому человеку. Что уж тут говорить о нем, о Катоне, чьи ожоги уже и сейчас, задолго до настоящей жары, доставляют ему почти немыслимые страдания. Однако он знал, что боль в любом случае будет донимать то еще несколько дней, и тут уж ничего не попишешь. А раз ничего не попишешь, придется терпеть.

Когда солнце поднялось высоко, проливая свои лучи вниз с совершенно безоблачного лазурного неба, тени тяжело шагающих легионеров словно бы усохли и съежились от палящей жары, а еще недавно оживленные разговоры ужались до редкого обмена репликами. Незадолго до полудня легион поднялся на гребень очередного невысокого кряжа, и легат приказал сделать привал. Сложив на обочине щиты и копья, солдаты уселись на землю и с видимым облегчением припали к наполненным на рассвете походным флягам.

Шестая центурия расположилась неподалеку от довольно внушительного скопления мертвых тел. Накануне здесь произошла ожесточенная схватка, в которой пало несколько римлян и много большее количество бриттов. Но сегодня слух остановившихся на отдых бойцов Второго легиона не тревожили не только звуки сражения, но даже и отдаленные сигналы труб или варварских рогов. Казалось, будто двухдневная битва, подобно неимоверной силы приливу, отбушевав, схлынула, оставив после себя одни обломки кораблекрушений. Подумав так и поглядев еще раз на людские останки, Катон неожиданно ощутил подкрепленное внутренним страхом желание незамедлительно выяснить, как обстоят дела у отрядов преследования, далеко ли враг и что вообще находится между ним и продвигающимися вперед легионами.

Однако позыв спросить Макрона, чего им следует ожидать, юноша подавил, поскольку прекрасно понимал, что центурион знает обстановку не лучше его и может предложить разве что свои догадки, правда, основанные на богатом опыте ветерана немалого числа войн. По прикидкам Катона, легионы удалились от реки Мидуэй на восемь-девять миль, и, стало быть, до Тамесиса оставалось примерно столько же. Но что будет потом? Следующая кровавая попытка форсировать реку? Оставалась одна надежда, что сейчас бритты бегут слишком быстро, чтобы успеть закрепиться за речкой и организовать мало-мальски прочную оборону своих позиций.

Обратив вдруг внимание на то, что равнинная травка вокруг постепенно уступает место зарослям утесника, порой очень густым и практически закрывавшим обзор, Катон невольно подумал, что если так пойдет и дальше, то характер боевых действий дикарей наверняка переменится в соответствии с изменениями в ландшафте. Основу их новой стратегии могут составить внезапные нападения из засады на продвигающиеся сквозь кустарник колонны, что весьма затруднит координацию действий римских подразделений и не позволит им в полной мере использовать преимущества сомкнутого строя.

— Для нас, римлян, не самое подходящее место для драчки, а? — промолвил Макрон, приметив, с какой тревогой смотрит на заросли его оптион.

— Так точно, командир.

— А по мне, Катон, беспокоиться нечего. Да, рельеф сложный, но и бриттам здесь негде особенно развернуться.

— Может, и так, командир. Но в отличие от нас, варварам известна здесь каждая тропка, и они могут доставить нам много хлопот.

— Могут, — кивнул Макрон, но без особой озабоченности. — Однако вряд ли это здорово им поможет, раз между нами не будет реки или вала.

Катону очень хотелось согласиться с мнением своего командира, однако воображение упорно рисовало ему образы скрывавшихся в зарослях безжалостных дикарей.

Неожиданно тишину разорвал резкий зов нескольких труб сразу, и Макрон мгновенно вскочил на ноги.

— Подъем! Подъем, ублюдки ленивые! Собирайте свое барахло — и марш на дорогу строиться!

Приказы эхом пронеслись вдоль дороги, и в считаные секунды Второй легион выстроился в плотную колонну, прикрывшуюся щитами и ощетинившуюся копьями.

Далеко впереди, где дорога шла вверх, на очередном гребне Катон увидел штабной отряд. Верховой курьер о чем-то говорил легату, указывая рукой на что-то, скрывавшееся за возвышенностью. Затем гонец развернул коня и, взяв с места в галоп, скрылся из виду, легат же повернулся к своим вестовым и принялся им что-то втолковывать.

— И что же теперь? — проворчал Макрон.

ГЛАВА 20

Орел-завоеватель - i_004.png

Из донесения курьера Веспасиан понял, что продвижение к реке Тамесис может выйти из-под контроля, причем не из-за бриттов, а из-за того, что вспомогательные отряды батавов организовали преследование дикарей вовсе не так, как следовало. Вместо того чтобы расчистить дорогу и максимально обезопасить марш основных сил между одной рекой и другой, батавы предались свирепым, кровожадным инстинктам своего племени и, рассредоточившись по широкому фронту, принялись истреблять всех бриттов, каких удавалось настичь, словно это была не военная операция, а грандиозная оленья охота.

У подножия кряжа сбегавшие по склону заросли сливались с очередным из множества топких болот, составлявших, кажется, основу здешнего ландшафта. Сверху были видны мелькавшие среди зарослей гребни шлемов и порой навершия штандартов — батавы, похоже все еще пребывавшие во власти свирепых инстинктов, прорубались сквозь кустарники и пробирались по узким тропкам, неустанно преследуя удирающих от них врагов. Скучное, невыразительное болото тянулось и тянулось, пока не смыкалось с широкой, привольно поблескивавшей гладью великой Тамесис, несшей свои воды по змеистому руслу из самого сердца огромного острова. Дорога, по которой двигался Второй легион, шла прямиком к грубому молу с маленькой пристанью. Такая же пристань имелась и на другом берегу.

Раздосадованный Веспасиан хлопнул себя по бедру. Его вышколенный боевой конь не обратил на это внимания, продолжая спокойно щипать придорожную травку, что лишь усугубило раздражение легата. Он натянул поводья и развернул лошадь, повернувшись лицом к легиону. Люди застыли в молчаливом строю, ожидая приказа продолжить марш. И стороне, несколькими милями выше по течению, виднелась темная движущаяся масса — Четырнадцатый легион по почти параллельной дороге уже приближался к Тамесису. По словам Админия, прямо на пути его следования должен был находиться мост, но ничего такого там не наблюдалось. Наверное, Каратак разрушил эту слишком удобную для врагов переправу. Если вблизи не отыщется других мостов или бродов, легионам придется двигаться вверх по течению в поисках другой возможности перебраться за реку, а это было бы крайне нежелательно. Всякое промедление увеличивало вероятность того, что Плавту второй раз придется форсировать водную преграду, преодолевая вооруженное сопротивление. На востоке, там, где река, расширяясь, сливалась с отдаленным горизонтом, маячили очертания кораблей — римский флот вошел в устье с намерением поддержать наступающие колонны. Хотя Админий и утверждал, что судов, способных помешать римлянам осуществить переправу, у бриттов нет, генерал Плавт не собирался рисковать. За боевыми триремами следовали низко сидящие широконосые транспорты.

28
{"b":"172127","o":1}