ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Никаких принцев!
Элиза и ее монстры
Проводник
Разумный биохакинг Homo Sapiens: физическое тело и его законы
Пустое сердце бьется ровно
#ЛюбовьНенависть
Врата Кавказа
Звездочёты. 100 научных сказок
Заставь меня влюбиться

– Я собираюсь быть хорошим отцом мальчику, советчиком, учителем и другом.

– Это сумасшествие, вот что это такое. Пытаться стать другом какому-то сопливому сорванцу с ободранными коленками и червями в карманах. – Кросби вздрогнул. – Я знаю, какое лекарство нужно, чтобы избавить тебя от подобных бурлящих в мозгу идей. Почему бы тебе не поехать со мной на праздники в Фэншоу-Холл? Верджил будет счастлив поиграть с тобой карты и поохотиться, а моя невестка придет в восторг от того, что у нее гостит такой несравненный джентльмен. Племянница, которая выходит в свет в этом Сезоне, тоже будет там, так что ты сможешь увидеть, как безнадежны эти юные девчонки: сначала важничают и жеманничают, а через минуту – ударяются в слезы и вспышки раздражения. В самом деле, если тебе удастся поговорить с Розали о чем-нибудь, кроме безделушек и сплетен, то я съем свою шляпу. Но что лучше всего, моя сестра приедет в Холл со всем своим детским выводком. Нет, лучше всего будет, если вся эта орда подхватит свинку и останется дома. Но, клянусь, ты по-другому запоешь насчет этой отцовской ерунды, если проведешь хотя бы день с маленькими дикарями.

Уэр улыбнулся.

– Я не хочу оскорблять твою семью, но не умеющие себя вести сорванцы твоей сестры только доказывают мою точку зрения: весь этот процесс выращивания детей может быть усовершенствован, если его внимательно изучить.

– Поверь мне, Лиланд, маленькие дети совсем не то, что те новые сельскохозяйственные машины, о которых ты много читаешь. Приезжай и сам увидишь. По крайней мере, я могу пообещать тебе в Холле хороший винный погреб.

Герцог покачал головой.

– Благодарю тебя, Кроу, но я вынужден отказаться. Видишь ли, я по-настоящему устал проводить праздники с семьями других людей.

– Что я вижу, так это то, что ты страстно увлекся этой своей новой идеей. Продолжить род. Усеять провинцию своими копиями. Не успеешь опомниться, знаешь ли, как ты будешь толкать коляску вместо того, чтобы разъезжать в фаэтоне. Мне будет не хватать тебя, Ли. – Он вытащил кружевной платочек из рукава и приложил к глазам, в то время как герцог усмехнулся, глядя на это представление. Следующие слова Фэншоу превратили эту усмешку в такую свирепую гримасу, что менее храбрый человек – или менее верный друг – испытал бы искушение сбежать. – Не хочу быть неделикатным, но ты ведь знаешь, что брачные кандалы вовсе не гарантируют появление наследника.

– Конечно, я знаю об этом, черт бы все побрал! Я должен знать, ведь я уже был женат. – Герцог осушил свой бокал. – Дважды. – Он залпом выпил еще целый бокал, чтобы подчеркнуть то, что имел в виду. – И все понапрасну.

Фэншоу был не из тех, кто мог позволить другу пить одному, даже если его речь сделалась несвязной, а мысли – запутанными. Он снова наполнил свой бокал. Дважды.

– Не понапрасну. Оба раза ты получил хорошее приданое.

– В котором я не нуждался, – пробормотал его светлость в свою выпивку.

– И сбросил со спины мамаш-сводниц – до тех пор, пока не научился осаждать их амбиции, давая им ставший знаменитым отпор.

– Если бы я научился ему раньше, то не был бы сейчас в таком затруднительном положении.

Первый раз герцог женился по любви. Он влюбился в девицу, провозглашенную лучшей дебютанткой Сезона, а Карисса испытывала большую любовь к его богатству и титулу. Ее матушка сделала все возможное, чтобы Уэр никогда не разглядел скрывающуюся за красотой Бриллианта Сезона холодную мегеру с каменным сердцем, которая вовсе не хотела быть его женой: она хотела стать герцогиней. Не было таких причуд, которым Карисса не предавалась, рискованных удовольствий, которые она не позволяла бы себе, сумасшедших гонок, к которым она не присоединялась бы. До тех пор, пока она не сломала свою прекрасную шею во время скачек на двухколесных экипажах.

Второй брак герцога был заключен ради удобства, за исключением того, что никакого удобства в нем не было. Уэр тщательно выбрал спокойную, склонную к уединению девицу, чья бледная красота отличалась от яркости Клариссы так же сильно, как ночь отличается ото дня. Ее благородные родители сумели скрыть, торгуясь по поводу соглашения, что леди Флорис была болезненным ребенком, что своей воздушной внешностью она обязана слабому здоровью, а не какой-то элегантной красоте. Флорис была рада тому, что после их свадьбы осталась в тени – до тех пор, пока сама не превратилась в тень. А затем она и вовсе угасла. Уэр стал дважды вдовцом, так и не побывав в роли отца. Насколько ему было известно, он никогда даже не награждал ребенком ни одну из своих любовниц, но не хотел даже думать о том, что это могло означать.

– Сколько времени на твоих часах?

Кросби, моргая как сова, уставился на свои часы, а затем перевернул их правильной стороной вверх.

– Десять тридцать. Время еще раз выпить. – Он поднял свой бокал, пролив всего несколько капель на пышные кружевные манжеты. – За твою невесту.

Лиланд не смог сделать то же самое. Вино превратилось бы в уксус на его языке. Вместо этого он предложил собственный тост:

– За моего кузена Тони, именно из-за этого ублюдка я оказался в таком чертовом клубке.

Кросби выпил, но заметил:

– Если бы он был ублюдком, то тогда не имело бы значения, что этот глупец уехал и дал себя убить. Он в любом случае не смог бы стать твоим наследником.

Его светлость отмел это замечание в сторону элегантным, но слегка дрожащим взмахом руки.

– Все в порядке, Тони был настоящим Уоррингтоном, единственным сыном единственного брата моего отца. Моим наследником. Так что ему пришлось отправиться сражаться с Бони, когда военное министерство отказало мне.

– Они защищают герцогов, эти парни.

– И ему пришлось стать героем, везучему простофиле.

– Хм, не хочу быть чрезмерно скрупулезным, но везучие герои – это те, кто остались живы, а не мертвые.

Лиланд продолжил так, словно его друг ничего не говорил:

– И к тому же он оказался плодовитым героем. Старине Тони не пришлось беспокоиться о том, что он бесследно завершит свой земной путь. У этого обормота остались близнецы, мальчики-двойняшки, представляешь, а у Тони даже не было титула, чтобы передать его им или хотя бы акра земли!

– Мальчики-двойняшки, говоришь? Потомство Тони? Вот ответ на твой вопрос, Ли, а не какая-то легкомысленная юная мисс. Отправляйся и забирай юнцов, и расти их в своем стиле, если это то, что ты хочешь делать. Если хоть немного повезет, то они вырастут из пеленок, и ты сможешь отослать их в школу, как только устанешь от них. Это произойдет примерно через месяц, как я полагаю.

Уэр нахмурился.

– Я не могу отправиться и стибрить сыновей моего кузена, Кроу. Вдова Тони только что привезла их обратно с Пиренейского полуострова, вернувшись в дом родителей.

Фэншоу подумал с минуту, пожевывая нижнюю губу.

– Тогда женись на этой дамочке, говорю тебе. Ты получишь своих наследников с кровью Уоррингтонов, своих сорванцов, чтобы сделать из них настоящих английских джентльменов, и в придачу проверенную племенную кобылу. Кроме того, она не может быть страшной; у Тони Уоррингтона был вкус.

Герцог только поглядел на друга свысока, задрав свой нос с легкой горбинкой, и встал, чтобы идти.

– Она – дочь местного викария.

– Достаточно хороша, чтобы быть миссис майор Уоррингтон, ага? Но не годится в герцогини Уэр? – Баронет кивнул, не замечая, что уголки накрахмаленного воротничка рубашки привели в беспорядок его искусно уложенные кудри. – Тогда тебе лучше ковылять на Кинг-стрит, где высшее общество выставляет на продажу свои товары. Если только…

Уэр обернулся, словно утопающий, услышавший всплеск брошенной веревки.

– Если только…?

– Если только ты не попросишь у вдовы только одного ребенка. Она может пойти на это. Я имею в виду, много ли мужчин захотят взять жену, которой нужно содержать два памятных подарка в знак привязанности к покойному мужу? В любом доме викария, о котором я знаю, не так много места, да и ты сам говорил, что Тони не оставил после себя достаточно средств, чтобы прожить на них. Кроме того, ты можешь апеллировать к ее чувству справедливости. У нее есть два сына, а у тебя – ни одного.

2
{"b":"172128","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Амелия. Сердце в изгнании
Спортивное питание для профессионалов и любителей. Полное руководство
Метро 2035: Стальной остров
Ангел с черным мечом
Таинственный мир кошек
Мой самый второй: шанс изменить всё. Сборник рассказов LitBand
Космос. Прошлое, настоящее, будущее
Навеки твой