ЛитМир - Электронная Библиотека

И на этом телепортация группы закончилась.

— Падальщик таки шарахнул чем-то в короля уродов! — возбужденно кричал Декс. — По-моему, он достал его наглухо! Я еле успел вскочить в телепорт, а Падальщик и Пабло остались там.

— Что у вас там стряслось? — спросил Лучник своего друга Бедлама.

Мы, трое игроков Арены, покидали Бам-бей не из той точки, в которой это довелось сделать нашим товарищам, и понятия не имели, что довелось пережить им. И тот тусклоглазый старикан, с которым я общался, был на самом деле всего лишь отображением реального Короля, чем-то вроде голограммы, транслированной для разговора. Очень качественным отображением, надо отдать должное.

— Падальщик решил грохнуть Короля Бам-бея, — сухо сообщил Бедлам, — но это его проблемы. А Пабло сам решил ему в этом помочь.

По-английски теперь говорил мой второй «крестник» не без легкого, едва заметного акцента произношения, но совершенно правильно, как будто этот язык ему родной. Да, теперь ясно, Бедлам раньше прикалывался, а теперь время приколов враз кончилось. Теперь он окончательно перестал быть Балантаем.

— Вам же надо было только делать ставки, — включилась в разговор Блейдра. — Куда вы там еще умудрились влететь?

— Пока вы там игрались в гладиаторов, — спокойно ответил Бедлам, — в Бам-бее произошли революция и оккупация. Штурмовые отряды Черного Директора втайне окружили все подступы к подземному городу, а наш Падальщик оказался агентом БлэкДира, открывшим проход изнутри.

— Он, подлец, усыпил меня какой-то дрянью, — едва слышно, изнуренно сказал профессор Сноу, — а сам устроил переворот. Теперь, если Король мертв, у жителей Бам-бея, как, впрочем, и у гостей, нет шансов. Армия рабов Черного Директора получит просто баснословное пополнение.

— Откуда информация? — сразу решил уточнить я.

— Падальщик и рассказал, — пожал плечами Бедлам. — Мне пришлось помочь ему в этом черном деле, иначе он грозил сорвать всю операцию и рассказать, что у тебя Поитель Душ и кто ты такой на самом деле. А это могло привести к осложнениям, с которыми мы уже не справились бы.

— Значит, слухи о том, что старина Падальщик не просто чем-то расплатился, а по-настоящему снюхался с Черным Директором, правда, — коротко резюмировал я.

— Ладно, — отмахнулся Бедлам, — это его проблемы.

— Это точно. У нас своих, ч-черт, хлебать-не-расхлебать.

Я не сказал вслух то, что подумал в эту минуту. А подумал я о том, что старина Падальщик свою задачу выполнил на отлично с плюсом. Теперь я это понял. Тот, кто отобрал этого полукиборга в состав группы, замечательно просчитал вариант. Но спрашивается, кому в Белом доме было выгодно лишить людей их основного союзника среди вырод… гм, среди детей Ареала?..

— Мне нужно в том направлении, — указал я. До входа в лабиринты Педлы было, по меркам Ареала, рукой подать, но Джастин Сноу остановил меня.

— Нужно идти ночью, — коротко сказал он. — Это приказ.

— Мы почти на месте, — проинформировал Декс, сверившись по прибору с заданной координатой.

— Здесь недалеко есть секретная база, в ней переждем до вечера, — сообщил всем Джастин Сноу.

— Пошли, пошли, профессор дело говорит, — остудил мой запал Бедлам, — в таких серьезных делах негоже торопиться. Спешить — людей насмешить, если помнишь еще поговорки своей исторической родины.

После Арены Смерти во мне еще звучал отголосок бешеного гнева, толкающего достигнуть цели в кратчайший срок, и мне абсолютно не хотелось ждать. Я был намерен идти вперед прямо сейчас, чтобы покончить раз и навсегда с этой своей миссией.

— Ты посмотри на себя, броня разбита, гермошлема нет, — напомнила Блейдра.

— На базе можно заменить амуницию, — поддержал Сноу ее аргумент. — Вооружиться, как положено. Нам нужно обсудить план действий, кроме того… ждет последнее напутствие Вождя.

С чего бы это наш командир, запнувшись, но все же так громогласно упоминает о Вожде? Или изменились базовые установки режима секретности?..

Но именно этот довод показался мне самым веским, и я все-таки решил прогуляться к этому укрытию, которое, будем надеться, пока действительно оставалось тайной для соглядатаев Менторов, их живых, и не очень, инструментов исследования и воздействия. Лучник взял на себя функцию проводника, ушел первым, в разведку. Бедлам следовал за ним, потом в цепочке двигались профессор и Блейдра, за ними шагал Пит, а мы с Дексом замыкали процессию. Декс сам напросился идти со мной рядом, и шагов через сто я понял, что он хочет поговорить.

— Прежде чем открить телепортационны канал для меня, — начал разговор Декс, — король воспользовалься другим своим умением, чьтобы заглянуть в прошлое. Здесь то, чьто он увьидел. — Протянув мне небольшой свиток из пластибумаги, Декс сделал паузу и добавил: — Но Король просьил передать тебе, только тебе. Чтобы остальные не знали…

Декс не успел договорить, а я уже выхватил свиток из его рук, развернул… и прочитал последнее письмо супермутанта, который соблазнял меня перспективой освобождения от нитей, уходящих вверх и в темноту, к неким манипуляторам.

«ТОТ, КОГО ТЫ ИЩЕШЬ, ВСЕ ВРЕМЯ ВОЗЛЕ ТЕБЯ», — гласило краткое послание.

Как только я прочитал эту строчку, специально обработанная пластибумага расплылась в моих ладонях, она просто растворилась в воздухе. После разворачивания запустилась реакция, и в течение нескольких секунд атмосфера вобрала в себя пропитанный особым составом листок.

Теперь я точно должен был крепко подумать.

— Видишь, Арти, я нье разворачивал и не читаль, — заверил Декс.

Но я почти не слышал, что он мне говорит.

— Пустынный орел, любимое оружие Лучника… — прошептал я.

— Ничего, дотащимся на базу, там и разберемся, что к чему! Тем более что ждать осталось недолго, — сказал я Дексу и наткнулся на удивленный взгляд снайпера, осиротевшего, лишенного своего джамп-скафандра.

В чем-то француз похож на меня. Он ведает, что такое быть единым целым с чем-то, на порядок усиливающим твою бренную слабую плоть. Только я сплю, а мой суперскафандр разгуливает по Ареалу.

И в этот миг мне вдруг отчаянно захотелось проснуться…

ДЕВЯТЫЙ ЭТАП

«Если за чем-то долго наблюдать сверху, после этого, глядя снизу, может показаться, что сбоку все это время ничего не было видно».

Но я ни в коем случае не мог себе позволить проснуться.

В непосредственной близости от моего разгуливающего по Ареалу супер-скафандра реально, во плоти разгуливал тот… кто все время возле меня.

Тот, кого я ищу?..

Я в этой жизни фактически все на свете потерял. Семью потерял, родину, богатое наследство, друзей, учителя, даже самого себя потерял. И в итоге длинной череды утрат я потерял любимую женщину и наших детей, которые были бы, если… Как грустный постскриптум повести о потерях — я даже маленький серебристый шарик потерял. В той схватке за него, с зеками тюрьмы на берегу Реки Темных Полей, когда мне пришлось сражаться с бандой Кабана, еще до президентского указа о создании сталкерских концентраторов. Специальных тюрем для нас, сталкеров, которым не посчастливилось чем-то не угодить властям.

Тот шарик был предметом силы. Ни для кого, кроме меня и Джей Ти, не имел он ценности. Слабенький «цветочек пустыни», ни на что путное не годный. Но в полнолуние этот носитель силы почему-то расцветал, превращаясь в светящееся и переливающееся, очень красивое подобие розы. Эти шарики сталкеры одно время таскали из Ареала пачками, они на короткий период даже стали модными, но и тогда стоили не дороже сотни долларов за штуку.

Конкретно этот «цветок» только для нас с ней имел значение, как память. Он был первой добычей, которую мы с ней нашли, когда отправились в первую совместную ходку. Мы нацарапали на нем крохотнее JT&Art, и он хранился у Джей Ти, а потом его мне передали в тюрьму по цепочке сталкерской почты. В то время необходимость в ней еще существовала, ведь нас распихивали по разным тюрягам, но коллеги с воли ухитрялись передавать важное. Понятия не имею, как этот маленький шарик попал ко мне в тюрьму с места гибели Джей Ти, но как-то же он попал в мои руки!

68
{"b":"172129","o":1}