ЛитМир - Электронная Библиотека

Держа тело морпеха щитом перед собой, я двинулся в атаку, намеренно выбросив из головы все мысли, как и советовал Вождь. Резко выскочив из-за угла, я с ходу начал расстреливать противника, в первую очередь срисованные ранее, пулеметные гнезда. Эффект внезапности сделал свое дело, и, прикрываясь импровизированным щитом, я в танце смерти закружился по заваленной мусором пещере, рассылая смертоносные импульсы вокруг. Парень, которого я держал перед собой, даже изможденный, весил килограммов за сто в сумме с его очень даже неслабым бронекомплектом, — но я этого как-то не ощущал. Несмотря на груз в моих руках общим весом более двух центнеров, я был быстр, как атакующий диаблеро, и вскоре с пулеметами противника было покончено, но оставалось еще немало одиночных бойцов.

Стрелков оказалось больше, чем я рассчитывал, и все равно мое оружие не отпустило им ни малейшего шанса на успех. Оно отпускало только смертоносные заряды. От прямых попаданий импульсомета груды металлолома, служившие укрытием для моих противников, разлетались, будто карточные домики, и вскоре я лихо перебил всех до единого. Нельзя сказать, что все получилось гладко, но, в общем, в меня самого почти не попали, а вот мертвое тело, мой щит, прилично прибавило в весе, нашпигованное металлом пуль.

Расставаться со своим щитом я не торопился. Продолжая нести уже тысячу раз мертвого морпеха прямо перед собой, двинулся дальше, решив как можно быстрее миновать этот участок пути. Вокруг, в грудах металлолома, прятались только изувеченные трупы, и мне никто не препятствовал. Благополучно добравшись до противоположного края грота, я увидел открытый проход в очередной туннель. Мне нужно было туда, здесь ждать нечего, и я устремился туда. Но из проема входа мне навстречу выскочил очередной адепт, на этот раз с ракетометом. Если бы физиономии «зомбаков» Ареала могли менять выражения, я бы на его физии прочитал страстное желание подорвать меня вместе с моим импровизированным щитом.

Уловив, что выстрел в меня уже произведен, я швырнул мертвое тело навстречу реактивной гранате. А что еще оставалось?.. Главное, успел! А мог и не… Когда прогремел взрыв, я уже залегал на полу, и ответной очередью импульсов обратил ракетометчика в брызжущий во все стороны фарш.

Вот теперь здесь точно было покончено с заботами по расчистке. По выражению одного знакомого сталкера: «Кроме трупов, посторонних не наблюдается». Осмотрев доставшийся мне реактивный гранатомет, я решил оставить его себе. Тем более что запасных ракето-гранат у этого мертвого бойца оказалось предостаточно. Зарядив трофейное оружие и закинув ранец с реактивными гранатами за спину, я снова двинулся вперед. С двух рук мог уже стрелять, перемежая гаусс-заряды с мини-ракетами.

Теперь я был просто образцом бойца-пехотинца в его полной огневой мощи. В правой руке импульсомет, в левой реактивный гранатомет, плюс вторичка, что еще можно современному воину пожелать для полного счастья? В любом случае, обычный, не зомбированный боец не смог бы в одиночку управляться с тяжелым реактивным гранатометом, а станковый импульсомет вообще был агрегатом неподъемным для человеческих рук. Но Другой-то может нести одновременно все это, да еще с боеприпасами в придачу. Кроме меня, на такое способны разве что виртуальные персонажи компьютерных игр определенных разновидностей… И я неожиданно почувствовал себя одним из этих рисованных болванов, которые везде лазят и всех постоянно мочат, повинуясь «высшей» воле болванов реальных, которые дорвались до средств управления.

* * *

…Неожиданно я отчетливо подумал:

«Так это же и есть игра, по сути, а сам я нахожусь по эту сторону экрана и контролирую действия игрока на расстоянии!»

Это напоминание, при всей его очевидности, явилось для меня чуть ли не откровением. Оно почему-то окрылило, и я ринулся вперед с новыми силами. Надеясь, что не болваны мы все-таки. Ни управляющий я, ни тот Другой, рвущийся к цели по ту сторону экрана реальности.

Хотя — время покажет, кто есть кто.

Вскоре и этот туннель закончился, и я вырвался в очередной грот. Здесь радиально сходилось множество подземных тоннелей сообщения. Причем в большинстве из этих туннелей были проложены железнодорожные колеи: полотна, шпалы и рельсы.

Я прикинул, что до каменного свода огромной пещеры примерно метров двадцать, а до противоположной стены метров триста. Боковых стен я не видел, но здесь и так было где разгуляться. Судя по всему, здесь раньше был какой-то подземный железнодорожный узел, по крайней мере, застывшие поездные составы и брошенное погрузочно-разгрузочное оборудование — подтверждали эту версию. Но думать обо всем этом было некстати, тем более что меня уже заметили и из ближайшего вагона уже посыпались обращенные адепты. Не раздумывая ни секунды, я выстрелил из трофейного ракетомета прямо в толпу врагов, после чего поспешил в укрытие.

С первой группой нападающих было покончено, но противник изменил тактику. На этот раз меня ждали снайперские гнезда, расположенные в дальних углах огромной пещеры. Снайперы стреляли одиночными из тяжелых импульсных ружей, ими простреливался практически весь объем пещеры, но я уже засек расположение ближайших ко мне стрелков. Уничтожив первую снайперскую точку из многоствольного импульсомета, я сразу образовал слепое пятно, в котором тут же и обрел временное укрытие. Быстро перезарядившись, на мгновение выглянул из своего укрытия и тут же снова спрятался. Еще один снайпер сразу выпустил огненный заряд из своего ружья, но я уже был вне досягаемости. Вычислив, таким образом, вторую точку, я, не показываясь из укрытия, по памяти выпустил ракету в каменный свод и с грохотом обрушил огромные глыбы на голову стрелку.

Раздавив его, получил возможность продвинуться еще на несколько десятков метров. Не теряя времени, устремился вперед и наткнулся на третье гнездо снайпера. Стрелок замешкался на миг, я был быстрее и расстрелял его в упор из своего импульсомета. Но, одержав небольшую победу, мне пришлось отступить, потому что мутировавшие твари, похожие на обычных собак, но с чешуей вместо шерсти, кинулись на меня одновременно с трех сторон.

Попятившись назад, я на миг открылся для стрелков и получил импульс в грудь, отбросивший меня на спину. В районе солнечного сплетения, обозначившись дымящимся металлом брони, зияла дыра размером с кулак. Сквозное ранение срасталось у меня на глазах, но чешуйчатые псы уже спешили разрывать меня на части. Отбросив основное оружие, я выпростал «Серп» и воткнул его в грудину первой твари. Мутант, коротко взвизгнув, наскочил всей своей массой на смертоносное жало. Ранение отобрало у меня немало сил, но мутная псина отдала мне свою энергию. Не знающее пощады смертоносное жало моего «Серпа», выпив жизненную силу монстра, незамедлительно передало ее мне, восполнив утерянную на регенерацию энергию.

Все произошло в одно мгновение, а следующий пес-выродок тоже напоил меня Силой… Тварей вокруг было слишком много, и я уже напоминал облепленного охотничьими собаками медведя. Раскидав огромных мутировавших псов, как щенков, я в бешенстве схватился за импульсомет.

— Твар-ри!!! — орал я, сам взрыкивая не хуже пса, и расстреливал, расстреливал чешуйчатых псин в упор. — Монстр-ры!!!

Разозлившись не на шутку, я сметал шквальным огнем атакующих выродков так энергично, что вскоре от собак-мутантов остались одни воспоминания… Но паузу сделать не пришлось. Вражеский импульс, зацепивший мое левое плечо, переключил и обратил мой гнев на прятавшихся вдалеке снайперов.

Сменив импульсомет на трофейный ракетомет, я стрелял из него, обрушивая каменные своды пещеры на головы моих противников.

— Внимание, опасность, — раздался в моем гермошлеме голос бортового компа, предусмотрительно предупреждая меня. — Вероятность обрушения сорок процентов. Рекомендовано покинуть опасную зону.

Огненные строчки дублирующего текста запульсировали с внутренней стороны забрала шлема поверх картин окружающей реальности. Сканеры моего скафандра оценили состояние среды и сообщили мне результат оценки.

87
{"b":"172129","o":1}