ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты че? Неужто этот говнюк нас на капусту кинул? — выкрикивала ярость, вырывавшаяся из глубины обозленной души.

— Да я ему ноги, твари такой, выдерну к в башку воткну! — не унимался водитель и, судорожно зажав руками рулевое колесо, повернул его направо, тем самым олицетворяя акт справедливого удушения мерзкой гниды. Колеса мчащегося на предельной скорости автомобиля послушно повернули направо. Огни фар выхватили из темноты приближающиеся очертания девушки, бегущей по обочине дороги. И в следующую секунду на капот обрушилось тело и, ударившись о лобовое стекло, отлетело в кромешную темноту. Не снижая скорости, машина выехала за границы дороги и, пролетев несколько метров в воздухе, ударилась передней частью в край ложбины. Разбитые фары прощально осветили крутой склон и медленно потухли, погрузившись во тьму.

Глава 36

Макс, уставший, но успокоенный, закрыв глаза, лежал в ванне. Странно, но в голове не вились мысли и воспоминания о последних днях его жизни. Словно их удалили, заполнив свободные места безразличием и душевной пустотой. Она была настолько естественна и правдоподобна, что могло показаться, что так должно и быть. Даже отягощающие душу размышления о смерти, которых он панически боялся, безвозвратно исчезли. Впервые он смог ощутить неизвестную и загадочную свободу, граничащую со входом в нирвану. Ему показалось, что он оставил тесную телесную оболочку на не менее тесной земле и, превратившись во что-то легкое и чистое, устремился к радушно открытым дверям другого мира, где, он был уверен, его уже с нетерпением ждали. Стрелки механических часов, надетых на правую руку самоубийцы, застыли на отметке 23:59

Смерть, катившая впереди себя старую, скрипящую каталку, на которой лежало тело Анатолия, двигалось меж могил на кладбище к распахнутым створкам ворот, ведущих в темное царство Сатаны. Они находились на окраине кладбищенской территории. В глубине входа в Ад ядовито-красные языки пламени двигались по спиралевидной форме против часовой стрелки. Колонны массивных ворот представляли гранитные монументы с изображенными на них экзотическими письменами или знаками, похожими на письменность, неизвестную человечеству. Яркий свет, отбрасываемый от ворот в царство Дьявола, отражался на бесцветных каплях падающего дождя, заливая темноту кровавыми отблесками. Смерть за последние десятки тысяч лет безукоризненно выполняла свою работу по транспортировке душ в лоно Господа или в Царство теней. Она являлась последним путеводителем для вышедших из физической плоти и ищущих свое вечное пристанище человеческих душ. Забирая с собой душонку очередного убийцы в царство Сатаны, она не заметила смертельно испуганного юношу с бледным лицом и широко открытыми глазам, который всем телом вжался в пропитанную дождевой влагой землю. Каталка с новым обитателем темного царства приблизилась к врагам Ада. Дикие и голодные языки огня с наслаждением стали пожирать тело карлика, медленно погружая ею в вечную обитель зла. Вслед за ним проследовала Смерть и спустя мгновение испарилась в красном спиралевидном пламени, крутящемся в открытых вратах Преисподней.

Глава 37

И сказал Иисус: «Наступает время, в которое все, находящиеся в гробах, услышат глас Сына Божия, и изыдут творившие добро в воскресение жизни, а делавшие зло в воскресение осуждения»

(Иоанна 5:28, 29)

Глава 38

Полночь

Ночь плотным одеялом накрыла Южное кладбище. Здесь воцарилась зловещая тишина, убаюкивающая останки многих сотен тысяч горожан. Могильные надгробья и памятники пугающими силуэтами вырисовывались огромным темным войском, занявшим боевые рубежи в ожидании приказа. Резкий порыв ветра раскачал верхушки деревьев, растущих среди могил, наполнив воздух шорохом и шумом, спустя некоторое время превратившись в протяжной гул изгибавшихся стволов. Это было похоже на противостояние слабого и драчливого ветра мощным и сильным деревьям. Но в этой ситуации неуклюжие и неповоротливые деревья проиграли битву, и им ничего другого не оставалось, как жалобно взвыть, полагаясь на милосердие победителя. Ветер внял мольбе о пощаде и, победоносно пронесшись по кладбищу, удалился, подняв напоследок фонтан пожухлых листьев. И лишь в это время, пока потревоженные листья кружились в воздухе, плавно пикируя на землю, здесь воцарилась абсолютная тишина, какая может быть к глухом и непролазном месте, лишенном контакта с цивилизацией. Как только опавшие с деревьев листья мягко и бесшумно приземлились на холодное земляное покрывало городского кладбища, начался ужасный концерт, на котором артисты-невидимки играли музыку, похожую на противный лязг и скрежет. Словно единственными музыкальными инструментами, которыми они располагали, были стекло и куски пенопласта, при соприкосновении производящие на свет звуки, от которых стынет в жилах кровь. С каждой секундой звук с астрономической скоростью усиливался и наконец, достигнув максимального апогея, превратился в звонкий гул, безжалостно пронзивший своими лучами кладбищенского монстра, ощетинившегося могильными надгробиями и крестами. Вдруг на одной из могил верхний слой стал осыпаться, образовав воронку, в которую устремилась земля. Через некоторое время в этом месте появилась глубокая яма. Это было похоже на открывшийся в преисподнюю тоннель. Осыпающаяся с краев ямы земля устремлялась в черную, пугающую глубину, из которой несло леденящим душу кошмаром. Из ямы высунулась рука покойника, или то, что осталось от живой плоти. Почерневшая кость, обвитая кусками разлагающихся сухожилий, схватила неровный край в качестве опоры. Вслед за ней выбралась и вторая рука, ухватившись за другой край. За ними в увеличивающемся проеме тоннеля показалась голова покойника. Его пустые, изъеденные могильными червями глазницы устрашающе блестели. Воскресший мертвец провел пристальным мертвым взглядом по сторонам, словно пытался понять, что это за место и где он находится. Луна холодным сияньем подсвечивала могильные плиты и памятники, расходящиеся в разные стороны. Покойник на мгновение впился взглядом в фотографию сорокалетнего мужчины, обреченно глядящего с мраморного обелиска. Этим мужчиной он был некогда сам. Помогая руками, он наконец выбрался из крепких объятий глубокой могилы. Вслед за ним из своих могил стали подниматься другие. Южное кладбище стало похоже на полигон с развороченными комьями земли, на котором проверялись новые виды бомб. Зомби нехотя стали пробираться к выходу с кладбища. Казалось, неведомая сила выгоняла их с прежнего места пребывания. То тут, то там покойники поднимались из могил и примыкали к невиданной по численности толпе потревоженных мертвецов. Деверья застыли в беззвучном ужасе, боясь пошевелиться при виде такого несметного мертвого войска.

Гигантская мертвая орда, постоянно пополняемая воинами темного царства, расположилась на подступах к городскому кладбищу. Она была похожа на колышущийся флаг Ада, развевающийся на не подвластной диктатуре Дьявола Земле. Мертвые, смрадные лица покойников были устремлены на очертания видневшегося вдали ночного города, утопающего в огнях.

Глава 39

Бездыханное тело Оли лежало в деревянном гробу под тяжелыми пластами глины. Оно, как и множество других, похороненных в земле тел, услышало зов, ревущий рогом пробуждения и воскрешения. Пальцы девушки уперлись в верхнюю крышку гроба и принялись методично скрести дерево. Свежевыструганная, прочная доска долго сдерживала порыв мертвеца выбраться из гроба. Но все же через некоторое время она сдалась натиску ободранных пальцев. Подушечки пальцев рук разорванными лохмотьями свисали вниз. Из них уродливо торчали костяные фаланги, благодаря которым мертвая девушка разрушила одну из досок верхней крышки гроба. В образовавшийся проем устремилась земля, быстро заполнив освободившееся пространство. Движимая дьявольским приказом, она начала отчаянно ломать тесный деревянный саркофаг, используя в качестве орудия крепкие и острые костяшки фаланг пальцев. Не знающая ни боли, ни усталости мертвая девушка, подобно бульдозеру, прокладывала себе путь обратно в мир живых людей, отказавшихся от нее. Выбравшись наружу, она оставила после себя глубокую яму и поваленный могильный крест. Тело Оли примкнуло к огромной толпе восставших из своих могил покойников. Они темными ручьями текли по узким проходам Южного кладбища в направление выхода. Впереди из раскрытой, словно пасть хищника, земляной ямы вылез полуторагодовалый-ребенок. Ползунки и распашонка грязными кусками болтались на худом, синюшном теле мертвеца. Ребенок поднялся на четвереньки. Горсть отвратительных червей, лакомившихся его шеей, упало вниз. Ребенок, неумело передвигая конечностями, пополз к толпе таких же, как и он, покойников. Резкий хруст послышался из-под туфель Оли, когда она наступила на кисть ребенка, сползающего на тропу. Сгнившая кисть мгновенно оторвалась от запястья. Мертвый ребенок чуть наклонился вперед, но все же удержал тело, опираясь на культяшку руки. Шедшие за мертвой девушкой плотной вереницей, солдаты Ада не заметили ползущего под ногами мертвого ребенка. Раздались негромкие хрусты ломающихся конечностей. Тело ребенка с оторванными ногами и единственной, оставшейся крохотной ручонкой, хватающейся за комки растоптанной грязи, все равно настойчиво ползло вслед за всеми. По он не прополз и метра, как был раздавлен на массу фрагментов, впечатанных в липкую грязь ногами бесчисленного количества зомби, беззвучно направлявшихся в мир живых.

23
{"b":"172134","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Селфи на фоне дракона. Ученица чародея
Навеки твой
Амелия. Сердце в изгнании
Утраченный дневник Гете
Тень невидимки
Моя жирная логика. Как выбросить из головы мусор, мешающий похудеть
Исчезнувший мир
Верность, хрупкий идеал или кто изменяет чаще