ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дыхание снега и пепла. Книга 2. Голос будущего
Чужое тело. Чужая корона
Короли Жути
Как взрослые люди
Здоровый сон. 21 шаг на пути к хорошему самочувствию
Прекрасная буря
И грянул шторм. Подлинная история отважного спасения на море
Хит продаж. Как создавать и продвигать творческие проекты
Магия утра для всей семьи. Как выявить лучшее в себе и своих детях
A
A

Небо светлело на глазах, но мучившее душу странное чувство все больше и больше усиливалось, заставляя сердце биться быстрее. Она встала с кровати и, накинув халат, вышла в темный коридор. Пройдя босыми ногами по ревущему на низких тонах коридорному паркету, она от крыла дверь в комнату дочки и тихо вошла. Удивленные зайцы, медведи и белки с красочных обоев, наклеенных на стены, наблюдали за вошедшей миловидной женщиной. Бледноватый свет просыпающегося утра широкой лентой полз от оконного подоконника к розоватой детской кровати. Аленка сладко спала на своей кровати, подложив крохотную ручонку под щечку. Мама присела рядом и завороженно смотрела на своего спящего ангела. В эти секунды она благодарила Бога за то счастье, которое у нее было. Кому как не ей, познавшей всю полноту страшного слова «сирота», стоит объяснять, где начинается это самое счастье. Для нее цель и смысл жизни заключались в радости общения и возможности жить рядом с ее мужем и ребенком. Это были самые близкие люди на всей безгранично большой и эгоистичной планете. Одинокая, кристально чистая слеза счастья прокатилась по женской щеке. Каждый раз, рано утром, в комнате дочери она смотрела на умиротворенное лицо спящей Аленки и с содроганием думала, что вновь придется будить это крошечное существо, которое так сладко смотрит цветные детские сны. Наталья уже собиралась выйти из комнаты, как вдруг замешкалась на полпути. Она услышала далекий, заливающийся лай собак и странное, еле слышное гудение, похожее на автомобильный гудок. Женщина быстро подошла к окну и взглянула в него, повернув голову в направлении странных звуков. — В столь ранний час тревожить сон спящего коттеджного городка. Кто это, кто он? — задавала она себе вопросы, вглядываясь в оконное стекло. Но ее взор ловил лишь опрятные кирпичные домики, стоящие по сторонам асфальтированной дороги, которая через два дома резко искривлялась. Гудки усиливались, а издалека, в очертаниях соседней улицы, быстро приближался луч света. — Через несколько секунд он будет проезжать рядом с нами, — встревожилась она, увидев, как луч света от мчавшейся машины резко повернул на повороте. — Кто из жителей их городка решил вынудить эту шутку? — удивлялась Наталья, внимательно следя за тем, как машина стремительно приближается к ее дому. Расплывающийся вдали яркий свет фар подпрыгнул и ослепил ее. Она на мгновение зажмурила глаза. В следующую секунду женщина застыла оттого, что бьющие, как два прожектора, фары машины осветили странные фигуры людей, облепивших, как стая саранчи, асфальтированную дорогу. Сметая и раскидывая на своем пути человеческие тела, машина приблизилась к дому. В окружении толпы почивших в мир иной остановился джип мужа. Женский крик рвался наружу, но она смогла остановить его, зажав рукою раскрывшийся от ужаса рот. Крик, ударившись о ладонь, превратился в еле слышный загробный сгон. В исходившем от фар автомобиля пронзительно-белом свете она видела то, что некогда осталось от живых людей. Объеденные могильными червями покойники плотным кольцом обступили стоящую и прекратившую омерзительно гудеть машину. Люк в крыше джина отполз назад, а из него с трудом выкарабкался Дмитрий. Очутившись на крыше, он быстро перескочил высокой забор и плюхнулся на землю. Перевернувшись несколько раз при падении, мужчина быстро вскочил и устремился к входным дверям дома. Следом за ним покойники тоже стали взбираться на крышу автомашины. Стоявшая в оцепенении Наталья пришла в себя и выскочила из комнаты дочери. Они встретились безумными от ужаса взглядами в холле на первом этаже.

— Быстрее, беги открывай подвал, — не останавливаясь, закричал муж, пробежав мимо нее вверх по ступенькам лестницы. — Я сейчас, за дочкой, — услышала она его голос, раздавшийся откуда-то сверху. Массивные железные двери от глухих ударов наполнили низ дома замогильным гулом. Вслед за этим оконное стекло с пронзительным треском обвалилось вниз. Прозрачные портьеры, повешенные в гостиной, колыхались, как огромные паруса мчащегося по водной глади корабля. Раздался хруст — Наталья повернула голову. Одна из колышущихся занавесок, разодранная пополам гниющими конечностями зомби, бесшумно спикировала на пол. В проеме окна сквозь элементы кованой решетки извивались, подобно миллиону змей, руки жаждущих человеческой жизни мертвецов. Женщина попятилась назад и, упершись в деревянные перила лестницы, закричала нечеловеческим голосом, переполненным первобытным страхом и ужасом от увиденного. Этот ужас проник в каждую частичку ее тела, отравляя обжигающим, могильным холодом. Это страх рождается внутри нас только тогда, когда мы впервые встречаемся с чем-то необъяснимо диким и иррациональным в нашей жизни, когда все наши представления о сущности вещей в мире переворачиваются, опровергая мудрость и опыт тысячелетнего существования человечества на земле. Отравленная ядом животного страха, Наталья не заметила, как Дмитрий, одной рукой прижимая к груди ребенка, сбежал вниз. Муж схватил голосящую жену другой, свободной рукой за тонкую талию и побежал в коридор. Добежав до дверей подвала, располагавшегося на границе гостиной и кухни, он ногой отворил дверь. Подвал встретил гостей кромешной темнотой и влажностью. Мужчина безошибочно, не включая свет, пронесся вниз и влетел в бассейную комнату. Сначала он осторожно поставил на пол захныкавшую дочку, укутанную в одеяльце, а затем воющую жену.

— Милая, слушай, — произнес он, прислонив Наталью к стене, закрыв ее рот своей мощной ладонью. — Не кричи, ладно. Все хорошо, я сейчас быстро наверх и сразу вниз. Пожалуйста, не кричи и успокой дочь, — уже помягче произнес муж и, поцеловав жену в щеку, побежал наверх. Его глаза уже привыкли к темноте, дав возможность различать предметы. В четыре прыжка он перемахнул через двенадцать ступенек и, оказавшись в коридоре, помчался на кухню. Добежав до кухонного гарнитура, он резко выдвинул одну из полок. Она выступила вперед, обнажив все свое содержимое. Пальцы проворно выскребли оттуда упаковку спичек и несколько восковых свечей. Четкий слух донес с улицы множество приближающихся шагов. Глава семейства опасливо поднял голову, всматриваясь в темные глазницы окон и бешено пряча вынутые из ящика предметы во внутренний карман куртки. Через мгновение из-за угла вышла одна, а затем вторая и третья фигура зомби. Мужчина рванул вперед и, схватив весь деревянный набор со вставленными в него различными видами кухонных ножей, побежал прочь. Влетев в подвал, он закрыл прочную стальную дверь изнутри и спустился вниз, на ходу зажигая одну из свечей. Тоненькое пламя боязливо озарило бледно-белые кирпичные стены, окружавшие его.

— Наташенька, Аленушка, это я, не пугайтесь, — спокойно и размеренно выговорил он, как и раньше, до боли нежным мужским голосом, приближаясь к прижавшимся друг к другу матери и дочке.

Глава 48

день первый

Солнце, стоящее в зените, жгучим лучом обжигало мужское лицо, лежащее на приборной панели. Василий поморщился и открыл глаза. В первые несколько секунд он лишь только мог видеть размазанные цветные пятна. Но после пятна начали преображаться, превращаясь в объекты. Голова разрывалась от рева паровозного гудка, спрятанного где-то внутри. Кости и суставы ломило так, будто его вчера переехал тяжелый грузовик. С трудом открыв искореженную стальную дверь, он вывалился вниз на дно лощины, как тяжелый мешок, полный костей. Приятная прохлада поросшей невысокой травой ложбины, которая спряталась от беспощадно жгущего солнца, мягко приняла его. Уткнувшись в веющую холодом землю, Василий благодарно заскулил и устало закрыл веки. Он проснулся через несколько часов, когда ярко-желтый диск висел над пышными верхушками хвойного леса. Паровозный гудок стал чуточку слабее, дав возможность хоть и с трудом, но подняться на ватные ноги. Нос синей «копейки», варварски ободрав травяной ковер крутого спуска, уткнулся в низ ложбины. Основание крыла, соединяющегося с кузовом, интересно сложившись, образовало сегменты русской гармошки. Низ смятого заднего бампера врезался в другой край дорожного обрыва, отчего колеса машины беспомощно висели в воздухе. Василий обогнул машину, с металлическим лязгом пробираясь на коленях по смятому капоту. Водительская дверь с визгом на низкой ноте распахнулась. Он обхватил за талию Константина. С трудом, давшимся испариной на лбу, он вытащил друга из разбитой машины и медленно, боясь упасть, опустился на колени.

35
{"b":"172134","o":1}