ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 51

Вадим тщательно смотрел по сторонам в поисках оружия смерти для обреченных на вечное забвение. В его голове крутилось множество вариантов убийства пока еще живых людей. Но эти варианты были кровожадны и, может быть, безрезультатны. — думал он, внимательно водя взглядом по многочисленным полкам склада.

Можно было бы разбить несколько стеклянных бутылок пополам, а оставшейся целой верхней частью бутылки привести приговор в исполнение, с силой воткнув острые края «розочки» в шею приговоренных к смерти. Но в успехе этого варианта казни он сильно сомневался. Тем более охранник не был уверен в своих способностях на такое жестокое убийство, требующее от палача неимоверного хладнокровия. Остальные многочисленные продуктовые предметы вряд ли подходили как оружие против мертвецов, — подводил он итог безрезультатных долгих поисков среди кучи смотрящих на него красочных упаковок. Чем больше он всматривался в изобилие забитых продуктами стеллажей, тем меньше надежды оставалось в его ожесточенном сердце. Внезапно упавшая на него власть влила в него жестокость и деспотизм, сопровождавшие всегда на протяжении тысячелетий корону человеческой власти. Она сладка безропотным повиновением и восхищенными взорами, но в то же время отягощена мыслями о соучастии в судьбах подчинявшихся твоей воле людей. Охранник, но странному стечению злого рока, получил венец правления с вытекающими отсюда привилегиями и почестями, но в то же время на него пало бремя охранять и оберегать двух женщин, которые вложили в его молодые руки самое ценное, что имели, — свою жизнь. Представившаяся возможность побыть пусть хоть маленьким, но все равно правителем человеческих судеб показывала все то, что не увидишь на красочных страницах газет. Про них не будут взахлеб рассказывать репортеры. Эта другая сторона медали, о которой стараются умолчать или просто забыть. Невозможно дать жизнь одному, не забрав ее у другого. Невозможно осчастливить одного, не сделав несчастным другого. Такова неписанная арифметика космического мироздания с момента ее зарождения. Положив на чашу весов все домыслы и факты, Вадим с трудом остановился на одном — жизнь трех живых людей. Решение подразумевало осуществление сурового смертельного приговора над двумя инфицированными мужчинами. Он как морально, так и этически, не был готов к исполнению этого вердикта. А именно он обязан был произвести его, ведь на нем сейчас висела непомерная ответственность за Лену и Викторию Алексеевну. Противоречивые мысли и рассуждения витали в мужской голове, пытаясь разрешить дилемму менее кровавыми методами. Он было хотел просто вытолкнуть умирающих мужчин за пределы склада, но воцарившаяся за пределами их убежища тишина пугала, рождая мысли о затаившихся кровожадных покойниках, ждущих только того, что глупые людишки откроют массивную дверь. Если это действительно так, то он обречет своей глупостью всех на мучительную смерть. Оставить их здесь — значит подчиниться законам жесткой лотереи, где счастливый номер выпадает на миллион. Остается одно — физическое уничтожение предстоящей опасности, твердило как заведенное внутреннее чутье мужчины. С такими душевными противоречиями, кипящими где-то в груди, он дошел до конца склада. В проеме продуктовых полок как-то грубо и уродливо красовался металлический ящик. Вадим, недоумевая, как это несуразное по виду стальное чудовище сюда забралось, подошел к нему. Раздвинув в стороны закрытые дверцы, он ахнул. Видно, сама судьба или Бог сжалились над ним, видя его мучительные страдания. Внутри найденного ящика находился зимний инвентарь дворника: скребок, выполненный из листа фанеры; лом с топориком на конце и штыковая лопата. Он поверил в удачу, — но никак не в жалость всевышнего, которого, по мнению охранника, придумало человечество для усмирения своих пороков и грехов. Ведь правда, не дав людям основополагающих заповедей Господа, терялась власть над огромными толпами людей, которые могли погрести под своими жалкими, порочными желаниями королевские династии, а может быть, целые империи или даже страны. В истории человечества найдется множество тому неоспоримых подтверждений. Живущий на земле человек довольствуется лишь примитивными представлениями о мировоздании, где жилье, одежда, кров, пища испокон веков ставились в угол ограниченной призмы его желаний. Обремененные алчными страстями, люди становились опасными как для себя, так и для окружающих. Ведь неуемное человеческое желание обладать материальными ценностями и благами, рождает множество пороков и грехов. Но среди всех явно выделяются кровавые убийства, где дети хладнокровно убивают воспитавших их родителей, или другие, поражающие своей невиданной жестокостью мясорубки вселенского масштаба, где гибель сотен или тысяч человек — это всего лишь сухая статистика отчетов на белой бумаге. Любая жизнь рождает смерть — это естественный процесс природы и вселенского космоса. Каждое появившееся на свет существо или организм рождает себе подобное для того, чтобы никогда не прервался ход истории и жизни. Мы — маленький кусочек огромного, не поддающегося нашему ограниченному мышлению мира, где наша жизнь и последующая смерть есть не что иное, как разумный и естественный процесс вселенского порядка и устройства. Но в этой, как казалось бы, идеальной системе есть сбой или ошибка. Если сопоставить целую вселенную и одного-человека, то люди в этом случае будут в роли триллионной армии полезных организму микробов, поддерживающих какие-то физиологические функции. И каждодневная смерть одного или тысяч из них ничего не изменит в организме, ведь всегда вслед за слепой и глухой смертью обязательно приходит новая жизнь. Так что наша жизнь и наша смерть есть естественный и логический процесс развития вселенной. Это Все не могло не отразиться на мироустройстве земли и человеческих взаимоотношений. Люди не были готовы и вряд ли когда-нибудь будут готовы воспринять свою неминуемо приближающуюся смерть как полное физическое и моральное уничтожение. Вот поэтому необходимо было подсластить молчаливое забвение в веках. И для этого, по твердому убеждению Вадима, люди придумали Бога. А придумав его, они в одночасье обуздали себе подобных и их греховные желания. Только перед ним, святым и единственным на планете, люди падают на колени и молят о снисхождении и защите. Это стало беспроигрышным оружием для подчинения людских умов. Ведь каждый из них прекрасно понимает, что жизнь в физической оболочке трудна и так коротка в безграничных временных рамках вселенского мира.

Охранник с озарившим лицо внутренним умилением осторожно схватился за холодный металлический стержень лома, кажущийся нереальным миражом, странным образом возникшим в полутемном подвале. Когда пальцы плотно обвили круглый черенок, он резко выдохнул из себя скопившийся внутренний страх и неуверенность.

Глава 52

Поставленная на выложенный плиткой парапет домашнего бассейна восковая свечка горела ровным огнем, озаряя подвальную комнату. Прижавшиеся друг к другу жена и дочь вырисовывались в неестественном мистическом цвете, подходящем больше для осуществления какого-то запрещенного оккультного обряда. Сначала Дмитрия волновал этот слившийся воедино женский союз, изрядно подпитываемый обильными слезами. Но спустя некоторое время он здраво посмотрел на это с другой стороны. Теперь он усомнился в кажущейся на первый взгляд глупости женского сближения. Оно скрывало за видимой стеной мучительного безумия не видимую для внешнего созерцания женскую поддержку и помощь друг другу. Они выплескивали из себя чудовищный, не поддающийся восприятию, обжигающий страх, выходивший из них с перемежавшимися всхлипами, стонами, криками и морем слез. Мужчина в полной нерешительности стоял поодаль, наблюдая за столь мощным всплеском эмоций. «Пусть успокоятся». — через некоторое время сказал он сам себе, осознав, что на быстрый исход поединка здравого женского рассудка с пульсирующим ужасом не приходится рассчитывать. Сев на пластиковый стул, он погрузился в неспешную за последнее время череду размышлений. Они перенесли его на несколько лет назад, когда, отправляясь вместе с семьей в очередное заграничное путешествие, он предварительно заехал в одну из фирм, занимающихся бронированными сейфами и дверьми. По рекомендации торгового менеджера, вьющегося как пчела вокруг плодоносного нектаром цветка, в подвале установили стомиллиметровую стальную дверь с выходом сигнализации на пульт вневедомственной охраны. Ее мощные засовы были призваны надежно охранять небольшой сейф, вмонтированный в кирпичную стену подвала. Цена в одну тысячу двести долларов на сегодняшний день в цвете произошедших событий не выглядела чрезмерно огромной и разорительной. Тем более толщина двери гарантировала абсолютную защиту от вырвавшихся из многолетнего заточения многочисленных толп оживших покойников, о чем даже и не подозревала торгующая компания. По измученному лицу автомобильного бизнесмена пробежала никем не замеченная искорка радостного блаженства, когда он по достоинству оценил дорогостоящую стальную дверь, закрывающую вход в подвал. Свеча догорала полуторасантиметровым огрызком, когда обессиленные от слез и истерики женщины немного успокоились. Внезапно наступившая тишина заставила Дмитрия вернуться обратно в реальный мир. Наталья опухшими от слез глазами смотрела на дочь, обвившую ее тонкими ручками. Столько переживания, любви, страха за своего ребенка он никогда в ее взгляде не видел.

39
{"b":"172134","o":1}