ЛитМир - Электронная Библиотека

— Фес твою мать! — прорычал Дорден, забрал планшет и подозвал жестом остальных. — У нас пациент умирает! По-вашему, мы сюда пришли мародерствовать?

Офицер не удостоил его ответом и вернулся к работе. Дорден вел гвардейцев через лабиринт складских помещений, мимо огромных цистерн с воздухом, амфор с вином и штабелей ящиков с провизией, возвышавшихся до потолка. В полумраке они набрели на соединительный туннель, коридоры которого расползались по бесчисленным складским помещениям корабля.

— Медицинские препараты вон там, — указал Каффран, прочитав указатель на двери.

— Глядите, там пульт, — Майло указал на одну из сумрачных арок, из которой сочился зеленоватый свет монитора автокаталога Муниториума.

— Прекрасно, пока все по плану. У нас пять минут. Вперед!

В сопровождении Брага Дорден ворвался в хранилище и начал деловито собирать с черных металлических полок катушки стерильной марли, банки с антисептической мазью и упаковки стерильных хирургических инструментов. В арке у стены Браг нашел несколько грузовых тележек. Прихватив одну, он следовал за Дорденом, собирая медикаменты.

Майло и Каффран скрылись в темном помещении, где виднелся свет монитора. Адъютант тут же занял место за панелью управления. Порывшись в карманах, он достал запоминающую пластину, записанную комиссаром, и осторожно ввел ее в приемный слот на панели машины. Мигнули два бирюзовых огонька — машина распознала пластинку. Майло так отчаянно старался не забыть инструкции Гаунта, что у него дрожали руки.

— Как думаешь, сработает? — не оборачиваясь, спросил Каффран, следивший за дверью. В его руках мерцало серебро ножа.

Банк памяти автокаталога Муниториума был напрямую подключен к основному вычислителю корабля. Повторяя инструкции комиссара пункт за пунктом, Майло набирал ключевые слова поиска, торопливо стуча но костяным клавишам. С этого терминала можно было получить доступ к любой информации в базах данных корабля, включая закрытую для собственного вычислителя Гаунта.

— Шевелись, мальчик! — нервно прошипел Каффран.

Майло не стал отвечать, хотя обращение «мальчик» его раздражало. Адъютант следовал тексту инструкции Гаунта, светившемуся на поверхности пластинки. Все быстрее щелкали клавиши, раздавалось ритмичное постукивание пальцев.

— Вот оно! Вроде бы…

Он неуверенно нажал одну из командных клавиш, и аппарат откликнулся тихим гулом. Информация медленно перетекала в пластину. Комиссар будет им гордиться, это точно. Майло внимательно слушал его непонятный рассказ о работе с древними машинами.

Тем временем на складе медикаментов Дорден отвлекся от заполнения тележки и бросил беспокойный взгляд на хронометр. Это беспокойство передалось и Брагу.

— Какого феса они так долго, — раздраженно произнес он.

— Я могу сходить посмотреть… — предложил Браг.

— Нет, мы еще не все взяли, — отрезал Дорден и отправился на поиски синтетической кожной мастики.

Пальцы Майло наконец оторвались от клавиатуры.

— Все, готово, — объявил он.

Каффран молчал. Майло посмотрел на него и замер. У виска гвардейца маячил ствол флотского дробовика. Гардемарин ничего не сказал, только кивком приказал Майло немедленно встать.

Адъютант подчинился, держа руки на виду.

— Хорошо, — прохрипел сквозь шлем матрос и указал стволом оружия туда, где должен был встать Майло.

Каффран резко ударил локтем в корпус матроса, целясь в солнечное сплетение. Чешуйчатый доспех остановил удар, и солдат отшвырнул Каффрана к стене.

Майло бросился в сторону.

В темноте вспыхнул выстрел.

15

За то время, пока они ожидали в тени, они смогли как следует разглядеть казарму янтийцев, очевидно лучшую на борту. На палубу вела широкая аппарель по которой можно было провезти груз любых размеров и массы. Электрические факелы отбрасывали долгие сиреневые тени на плитку пола.

Дальнюю часть аппарели патрулировали двое янтийцев в полной боевой броне и с шоковыми дубинками наготове. Они о чем-то болтали, когда прямо перед ними появился Ларкин. Снайпер выглядел так, будто не там свернул и теперь заблудился. Патриции ошеломленно уставились на него. Ларкин в свою очередь замер. Его худое лицо исказилось гримасой ужаса. Чертыхнувшись, он бросился бежать.

Патриции кинулись в погоню, выкрикивая что-то кровожадное. Они пробежали не больше десяти шагов. За их спинами тень ожила и исторгла четверых Призраков. Скинув камуфляжные плащи, Маколл, Бару, Варл и Корбек навалились на янтийцев со спины. Последовал каскад ударов шоковыми дубинками, блеснули серебристые ножи. Вскоре темнота коридора скрыла два трупа.

— Почему роль фесовой наживки всегда играю я? — возмутился Ларкин, проходя мимо Корбека. Тот стирал кровь с пола краем плаща.

— У тебя характерное выражение лица, — съязвил Варл, и полковник беззлобно ухмыльнулся.

— Глядите, что я нашел! — тихо позвал Бару.

Улыбаясь, он выудил из темного угла то, что оставили здесь убитые янтийцы. Оружие. Экзотическая антикварная винтовка со скользящим затвором. Длинный ствол, расписанный узорами приклад. И старый, но вполне боеспособный помповый стабган с полным патронташем в придачу. Все это оружие никогда не стояло на вооружении Гвардии, и, уж конечно, оно было куда менее совершенно технологически, чем простое и неприхотливое оружие гвардейцев. Корбек сразу понял, откуда взялись эти игрушки.

— Солдатские сувениры, значит, — промурлыкал он, осматривая стабган.

Большинство гвардейцев были падки на такие трофеи. Они прятали их в вещмешках, продавали, хранили как память или просто приберегали как лишний ствол на черный день. Корбек прекрасно знал: большинство Призраков тоже могут похвастаться такими сувенирами. Но они законопослушно сдали их вместе со штатным оружием при погрузке на борт. Почему-то его не удивило, что янтийцы предпочли оставить при себе незарегистрированное оружие. Видимо, часовые захватили свои трофеи на тот случай, если дубинок вдруг окажется недостаточно.

Винтовку вручили Ларкину. О том, кто лучше с ней управится, не стоило и спорить. Похоже, внушительный вес оружия в руках успокаивал старого снайпера. Глядя на винтовку, он облизнул тонкие губы. Всю дорогу он возмущался по поводу своего вынужденного участия в этом рейде возмездия.

— Так нельзя! Если нас застукают с такими игрушками, не миновать нам расстрела!

— Мы восстанавливаем честь собственного полка, — просто ответил Корбек. Полковник знал, на какой риск идет, но оставался тверд в своем решении. — Дело чести, понимаешь? Они убили Лонегина, Кольна и Фрёля. Подумай о том, что они сделали с Фейгором. И что еще могут сделать с майором. Комиссар приказал отплатить кровью за кровь. Я только рад подчиниться такому приказу.

Корбек умолчал о том, что взял Ларкина исключительно благодаря его великолепным навыкам маскировки. Не выдал он и подлинную задачу рейда: отвлечь внимание, сбить с толку. А еще убедить всех, что происходящее на «Авессаломе» — всего лишь бездумная казарменная грызня. Так же поступали янтийцы.

Беззвучными тенями Призраки скользнули на палубу Патрициев. Из одного коридора доносились нетрезвое пение и звон посуды. Из другого — хлесткие удары шоковых дубинок в тренировочном зале.

— Как далеко мы должны зайти? — шепотом спросил Маколл.

— Они убили троих и еще двоих ранили. — Корбек пожал плечами. — Как минимум сравняем счет.

К тому же полковник хотел выяснить, что произошло с Роуном, и по возможности спасти его. Но его не оставляла мысль, что майора уже не найти среди живых.

Маколл, командир танитского разведывательного взвода, был настоящим гением маскировки. Полковник направил его вместе с Бару вперед, и разведчики растворились в зыбком полумраке.

Оставшиеся трое гвардейцев выжидали. Неожиданно гул двигателей стал прерывистым, даже болезненным.

— Надеюсь, это не какое-нибудь варп-безумие… — пробормотал себе под нос Корбек. Потом он сообразил, что это может быть делом рук Гаунта. Комиссар говорил, что собирается как следует разозлить капитана.

41
{"b":"172135","o":1}