ЛитМир - Электронная Библиотека

Тем временем плоские вершины башен окутал розоватый туман, в котором начали проступать очертания фигур. Телепортированные слишком мрачными, еретическими технологиями на такую высоту, отряды солдат немедленно развернули тяжелые орудия на треногах и открыли огонь. Сгорбленные, исхудавшие существа в рваных темных балахонах и скалящихся костяных масках. Но в их грязных, забинтованных руках были мощные мелтаганы, лазерные пушки на треножных лафетах и другое, более древнее оружие. Ими командовали богомерзкие квазимеханические космодесантники Хаоса, известные как Стиратели.

Сендак как можно громче выкрикивал приказы, пытаясь хоть как-то справиться с ситуацией. На его глазах два танка въехали в силовой барьер. Разряды энергии мгновенно прожгли их корпуса. А потом обе машины исчезли в пламени взрыва. Сдетонировали укладки боеприпасов. Еще один танк пал жертвой огня лазерных пушек. Сендак обнаружил, что враг теперь был повсюду. Огневые точки на вершинах башен обстреливали фланги и тыл его группировки.

Маршал мог бы оценить опасность такой грамотно устроенной засады, если бы разбирался в древних технологиях, если бы его глаза не слезились и боль не затуманивала разум.

В отчаянии он схватил трубку вокс-станции и переключился на командную частоту.

— Все хуже, чем мы ожидали! Нас заманивают в ловушку! Это черная магия! Они разделили нас и вырезают по частям! — кричал он. — Передайте всем штурмовым группам! Башни — это смерть! Смерть!

Затем маршал и стрелок в башне погибли во взрыве бронебойного снаряда. Трубка передатчика, все еще сжатая в руке Сендака, упал вниз, на металлический пол рубки. Еще через мгновение трак правой гусеницы сорвала осколочная ракета. Танк перевернулся. Боевая машина взорвалась, унося с собой второй «Леман Русс», оказавшийся рядом.

Одинотская пехота, следовавшая за танковым клином, бросилась бежать.

Только бежать было некуда.

5

Лестницы, утесом поднимавшиеся над расписанным знаками куполом, были усеяны арками. И каждая из них превратилась в амбразуру, изрыгающую огонь. Воздух наполнился лазерными вспышками, стрекотом болтеров, громом тяжелых орудий. Странные, медленно летящие пули жужжали, будто мухи.

Корбек бежал, звучно выкрикивая приказы, вдоль гребня холма, где залегли взводы Призраков. Укрытия не найти — только кромка обрыва да торчащие из папоротника гнилыми зубами старые камни.

— Перебежками! Залечь! Ползком! Не высовываться! — Эти слова полковник, как молитву, заучил еще во время Основания на полях погибшей Танит. — Целься и огонь! Ныть и молиться здесь не место!

Где-то возле командного поста Лерода ожил реактивный гранатомет Брага. К нему присоединились Мелир и другие. Противотанковые ракеты с ревом пронеслись сквозь паутину лазеров. Каменная кладка храма брызнула пламенем и осколками гранита.

Гаунт ползком добрался до Корбека, на самую вершину. Над головами хищно завывал обстрел. К непереносимому запаху жимолости прибавилась еще и вонь паленого папоротника.

— Надо прорываться! — Гаунт пытался перекричать грохот тысяч стволов.

— Я бы рад помочь! — Корбек с деланым сожалением махнул рукой в сторону боя.

Комиссар показал ему карту на информационном планшете, и офицеры осторожно выглянули наружу, чтобы сравнить ее с местностью.

— Ничего не выйдет, — констатировал Корбек. — Нам никогда не прорваться сквозь такой плотный огонь.

Гаунт понимал это не хуже полковника. Данные, загруженные с кристалла, были слишком запутанными и местами абсолютно нечитаемы. Видимо, эти данные были записаны — или переведены — с помощью старых кодовых символов. Загадок в них было не меньше, чем вразумительного текста. Но один фрагмент казался предельно ясным.

— Держитесь здесь, — коротко приказал он, перекатился вниз и встал на ноги. Комиссар бросился к подножию холма, оставляя за собой просеку в сухом папоротнике.

Нужную башню он нашел довольно быстро. Это был подточенный временем каменный столб недалеко от холма. Раздвинув папоротник у его основания, Гаунт обнаружил широкое отверстие. Комиссар надеялся — нет, знал, — что здесь окажется вход в старую шахту. Присев на краю, он заглянул в чернильную темноту зева.

Легким касанием включив микробусину передатчика, Гаунт вызвал к себе нескольких Призраков: Маколла, Бару, Ларкина, Брага, Роуна, Дордена, Домора и Каффрана.

Буквально через минуту все они уже подозрительно осматривали шахту.

— Черный ход, специально для нас, — произнес Гаунт. — Если верить старой карте, эта шахта уходит вниз на некоторую глубину, а потом — в катакомбы под храмом. Нам понадобятся веревки, костыли и молоток.

— И кто туда полезет? — без выражения спросил Роун.

— Мы все… Я пойду первым, — ответил комиссар.

Связавшись с Корбеком, Гаунт приказал ему укрепиться с оставшимися войсками на гребне холма и продолжать бой.

Комиссар избавился от всего лишнего, сбросил плащ и закрепил цепной меч за спиной. Маколл тем временем вбил костыли в каменную кладку вокруг люка и спустил в темноту привязанный трос.

Гаунт передернул затвор болт-пистолета и убрал его в кобуру.

— Пошли, — бросил он, обвязался тросом и собрался прыгнуть.

Маколл успел поймать его за руку и остановить. С холма к ним бежал рядовой Винч и что-то кричал. Гаунт выбрался из шахты и принял информационный планшет от запыхавшегося гвардейца.

— Сообщение от сержанта Блейна, — выдохнул Винч. — К ним на малом ходу приближается «Химера». Посылает сигнал, что пассажиры хотят к нам присоединиться.

Гаунт поморщился. Чушь какая-то. Он еще раз просмотрел рапорт.

— Сержант спрашивает, пропустить ли их. Называют себя полевыми наблюдателями оперативно-тактического совета военмейстера, — добавил Винч. — Их позывной — «Крыло Орла».

— Фес святой! — Гаунт вздрогнул, как ужаленный.

Гвардейцы переглянулись, кое-кто настороженно переговаривался. Редко когда комиссар ругался на танитский манер.

— Ждать меня! — Гаунт отвязал трос и поспешил в сторону холма. На бегу он бросил: — Найди Раффлана! Пусть передаст, чтобы их пропустили!

6

«Химера» в простом зеленом камуфляже, единственным опознавательным знаком на которой был имперский герб, миновала позицию Блейна. Она перебралась через холм и на полном ходу спускалась навстречу ожидавшему ее Гаунту. Комиссар не мог припомнить, когда так волновался последний раз.

Машина остановилась, с металлическим лязгом открылся пассажирский люк. Первыми появились трое солдат с лазганами наготове. Красно-черные доспехи свидетельствовали, что это телохранители верховного командования крестового похода, элитные части. Лица скрыты под глухими забралами черных шлемов. К ним присоединился высокий человек в схожей форме. Уперев руки в бока, он огляделся. Гаунт направился к нему.

Незнакомец поднял забрало, а потом и вовсе снял шлем. Сначала Гаунт не узнал его. Потом он прибавил к образу в своей памяти мышечной массы и бритую голову.

— «Крыло Орла», — сказал он.

— «Крыло Орла», — был ответ. — Ибрам!

Гаунт крепко пожал протянутую руку старого друга.

— Ну, как мне теперь называть тебя?

— Здесь меня все называют имперский тактик Вейланд. Но этим ребятам можно доверять, — кивнул он в сторону рассредоточившихся телохранителей. — Можешь звать меня так, как привык.

— Ферейд.

— Итак, Ибрам, введи меня в курс дела.

— Нет, мы поступим по-другому. Лучше я отведу тебя прямиком к сокровищу.

Шахта оказалась глубокой и узкой. Гаунт спускался, осторожно нащупывая опору, но старый камень крошился под руками. Он пытался понять, что здесь было с самого начала. Быть может, это был город, построенный прямо в скале. Скорее всего, эта шахта служила частью вентиляционной системы и уходила Император знает куда.

Гаунт наконец почувствовал под ногами твердую поверхность, выпрямился и отвязал трос. Туннель впереди был низким и извилистым. Пахло сыростью и гнилью.

49
{"b":"172135","o":1}