ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Цирк семьи Пайло
Восхождение в горы. Уроки жизни от моего деда, Нельсона Манделы
Царство льда
Слава
Вектор силы
Де Бюсси
Харизма. Искусство успешного общения. Язык телодвижений на работе
Революция. Как построить крупнейший онлайн-банк в мире
Солнце мрачного дня

В ответ раздались удивленные возгласы, и полковнику пришлось просто орать в коммуникатор:

— Быстрее, дебилы фесовы!

В двухстах метрах взметнулись вверх первые фонтаны грязи и пламени. Взвод сержанта Варла первым повернул реактивные гранатометы в сторону башен и уничтожил две ближайшие. По левую руку взводы Фолора и Лерода последовали их примеру. Не меньше семи башен уже обрушились. Находившийся в арьергарде наступления взвод Куралла продолжил взрывать обелиски вниз по склону. Каменная крошка и пепел горящих папоротников облаками плыли над разбитыми башнями.

Сержант Хаскер доложил, что его взвод потерял все тяжелое вооружение в первые минуты столкновения. Ему оставалось использовать мины и гранаты.

Махан собирался что-то сказать полковнику, но остановился и удивленно стер с губ свежую кровь. Корбек почувствовал, что его нос тоже начинает кровоточить. Воздух полнился давящим звоном.

— Ах ты… — начал было Корбек.

Махан тряхнул головой, разбрызгивая капельки крови. Неожиданно его наушники затопил чудовищный шум. Лопнули барабанные перепонки. Своего крика он уже не услышал. Связист забился в судорогах, пытаясь освободить уши от этой пытки.

Он слишком сильно высунулся из укрытия. Стальной шип разорвал его до пояса. Вокс-станция на его спине взорвалась. Корбека окатило потоком крови. Одна из острых чешуек снаряда, взорвавшегося в груди связиста, вонзилась полковнику в бок.

Хватая ртом воздух, Корбек сполз на землю. Боль захлестывала его с головой. Осколок вошел глубоко между ребрами и разорвал что-то внутри. Под ногами медленно росла алая лужа.

Изо всех сил стараясь не терять сознания, Корбек выглянул наружу. Звон в ушах и кровотечение могли значить только одно. Полковник достаточно сражался с отродьями Хаоса, чтобы понять это.

Ожили башни капища Примарис.

Сложившись пополам, Корбек кое-как зажал кровоточащую рану и осмотрел линию своих войск. Он вовремя сообразил, что нужно было делать. Призраки уничтожили достаточно башен, чтобы разорвать цепь. От крепости протянулись щупальца ярких энергетических импульсов. И не обнаружили каменных обелисков. Благодаря Корбеку план противника рушился, как карточный домик.

Не находя своих целей, пучки дьявольской энергии забились в агонии и устремились к некрополю. В мгновение ока вражеское оружие сделало ту работу, на которую могли уйти месяцы осады. Удар неконтролируемой энергии обрушил тонны гранита. Брызнув осколками, колоннады и ступени начали складываться, погребая под собой туннели и всех, кто там оказался.

Для танитцев не все шло так гладко, как казалось. Взвод Хаскера не успел заминировать все башни, и включение энергополей застало их в самом разгаре работы. Почти пятьдесят гвардейцев, в том числе Дорейн Хаскер, мгновенно превратились в горстки пепла.

Но смерть Хаскера была немедленно отомщена. Силовое поле задело уже установленные мины. От взрыва содрогнулся весь холм. Башни просто испарились. Земля поднялась на дыбы. Освободившаяся энергия стрелой рванулась к некрополю, пробив в скале новое ущелье.

Больше никто не стрелял. Маневр Корбека нанес поклонникам Хаоса смертельную рану.

Скатившись обратно в окоп, вымокший в крови полковник добрался до своего вещмешка. Найдя аптечку, он кое-как перебинтовал рану. Затем Корбек быстро проглотил несколько обезболивающих пилюль, запил из фляжки и прошептал литанию исцеления.

Корбек сознательно превысил безопасную дозу. Вначале перед глазами все расплылось, но боль ушла, и к нему возвращались силы. Несмотря на дрожь в груди, он чувствовал, что ожил. Ожил ровно настолько, чтобы продолжать двигаться, в глубине души понимая, что это его финальная бравада.

В аптечке полковник обнаружил восемь обезболивающих пилюль и переложил их в карман. Такой дозы обычно хватало на неделю, но он готов был использовать ее за час. Он будет драться до конца, пока боль не станет сильнее лекарства и не погубит его.

Встав в полный рост, Колм Корбек поднял лазган и переключил микробусину вокса на общий канал связи:

— Корбек — всем Призракам Танит. Мы выдвигаемся!

9

Полковник Фленс наблюдал из долины за тем, как яростно пляшут отсветы на холмах. Низкие темные облака то и дело лизало рыжее пламя взрывов. Сгущающиеся сумерки содрогались от грохота, источником которого не могло быть ни одно из орудий Гвардии.

Возле Фленса вытянулся во фрунт его вокс-специалист рядовой Дефрайтес. Он протянул полковнику планшет, который покрывали мелкие строчки приказа высшего командования.

Фленс прочитал его и некоторое время молча стоял среди папоротников и кутерьмы, затеянной вечерними мотыльками.

Танитцы встретились с упорным сопротивлением, но, приняв в расчет опыт штурма других склепов, они вовремя уничтожили сеть силовых барьеров противника, обеспечив себе победу. Гром, доносившийся с холмов, был отголоском их победы.

— Сэр? — напомнил о себе Дефрайтес. На поверхности планшета уже появлялись бледные строчки кодированного сообщения от генерала Дравера.

Фленс расшифровал его касанием своего перстня. Резная печатка лизнула поверхность планшета лучиком лазера. Уровень безопасности Пурпурный. Лично для Фленса.

На этот раз сообщение было предельно коротким и ясным.

На миг лицо полковника озарила недобрая улыбка. Он повернулся к своим солдатам. Шесть тысяч гвардейцев выстроились в колонну по два в долине. Майор Брохусс бросил вопросительный взгляд из-под тяжелых век.

Фленс включил свой микропередатчик.

— Воины Янта Норманид Прим, мы получили приказ! Досточтимому лорду-генералу Драверу стало доподлинно известно, что комиссар-полковник Гаунт и его банда так называемых Призраков были совращены Хаосом! Почему только им одним удалось пробиться сквозь защиту, остановившую таких полководцев, как маршалы Сендак и Тарантин? Они отмечены печатью зла! Лорд-генерал Дравер возложил на нас почетную обязанность покарать их!

Почувствовав поддержку в одобрительных возгласах солдат, Фленс откашлялся.

— Мы поднимемся на холмы и атакуем с тыла. Забудьте, что они когда-то были вашими союзниками и вообще людьми! Их навсегда осквернило клеймо нашего Вечного Врага! Мы сразимся с ними и сотрем их в порошок!

Отключив связь, Фленс повернулся к холмам. Он поднял руку, чтобы отдать команду двигаться. Его приказ будет исполнен.

10

Луч света потух.

Гаунт сорвал фонарь с лазгана и отшвырнул в сторону. Оказавшийся поблизости Дорден передал ему новый.

— Осталось еще восемь, — сообщил врач, помогая Гаунту привязывать фонарь к стволу липкой лентой.

Никому не хотелось заводить разговор о здешней темноте. Стандартный гвардейский фонарь должен был светить непрерывно в течение шести сотен часов. Всего за два часа в этом подземелье потухло больше десятка, словно здешняя тьма пожирала любой свет. Гаунт поежился. Если сама атмосфера этого места могла вытягивать энергию из фонарей, что же произойдет здесь с человеческим телом?

Но гвардейцы не останавливались. Впереди бесшумно двигались диверсанты Маколл и Бару. За ними — Гаунт и Ларкин. Комиссар уже давно заметил, что вместо лазгана Ларкин взял с собой старинное длинноствольное ружье, украшенное затейливой резьбой. Ему уже успели рассказать, что из этого ружья он застрелил инквизитора Хелдана. Теперь снайпер считал его чем-то вроде талисмана. Наказывать его за глупые суеверия просто не было времени. Гаунт понимал, насколько хрупко душевное равновесие Чокнутого Ларкина. Оставалось надеяться, что в бою это древнее оружие не уступит лазгану в скорострельности.

Следующими в цепочке шли Роун, Каффран и Домор, держа лазганы с фонарями на изготовку. Домор на всякий случай тащил в рюкзаке миноискатель. За ними следовали безоружный Дорден и Браг со своим тяжелым орудием. Замыкал строй Ферейд с безликими телохранителями в глухих шлемах.

Спустя какое-то время Гаунт остановил отряд, чтобы дать разведчикам время осмотреть туннель и запомнить ориентиры. Пользуясь моментом, его догнал Ферейд.

51
{"b":"172135","o":1}