ЛитМир - Электронная Библиотека

— Почему решающим? — резко проговорил лорд Рейвен.

— Вы не должны спрашивать, Сильвестр, — таинственно отвечала Берил. — Быть может, мы расскажем вам завтра.

— Расскажете — что? — последовал вопрос.

Клиона не взглянула на лорда Рейвена.

Она не хотела искать у него похвалы своему наряду. Вчера вечером она смело бросила ему вызов. Сегодня непонятно почему она испытывала перед ним застенчивость и боязнь. Наконец, посмотрев на его светлость, она подумала, что своей импозантностью он затмит самого изысканного денди. Рядом с ним римские аристократы казались не только малорослыми, но и одетыми безвкусно и с показной роскошью. Алмазные пряжки у колен и простые серебряные на башмаках были единственным украшением его костюма.

— Не будете ли вы любезны сообщить мне, о чем идет речь? — спросил лорд Рейвен. В голосе его звучало нескрываемое раздражение, и старая графиня поспешно сказала:

— Кажется, нам пора ехать. Ты сердишься, Сильвестр, так не следует начинать вечер.

— Не переношу бессмысленной болтовни, — заметил он недовольно.

Берил засмеялась.

— Позвольте нам, бедным, слабым женщинам, иметь свои секреты, — сказала она. — Как же иначе мы сможем оставаться таинственными существами? — Берил прошла через комнату, взяла жениха под руку и бросила ему лукавый взгляд. — Это секрет Клионы, и я не стану вас больше дразнить.

Клионе показалось, будто лорд Рейвен внимательно посмотрел на нее, словно желая проникнуть в ее мысли и узнать правду. Она гордо сказала себе, что это не его дело, и, отвернувшись, последовала за леди Рейвен к ожидавшей их карете.

Вилла Боргезе за стенами Рима была еще прекраснее, чем думала Клиона. По сравнению с Палаццо Боргезе она казалась совсем небольшой, но в ней были собраны богатства многих веков. Клиона стремилась пройти по вилле и посмотреть картины, статуи, великолепные гобелены, но ее вниманием полностью завладел принц, который своей подчеркнутой любезностью будто намеренно делал ее центром общества.

В салоне собралось человек сорок гостей, все до одного знатные и именитые. Но хозяин разговаривал только с Клионой. Она тщетно пыталась привлечь его внимание к другим.

— Мне кажется, герцогиня хочет поговорить с вашим высочеством, — сказала она с безнадежным отчаянием своему кавалеру, который стоял рядом, не сводя с нее горящих глаз.

— Я предпочитаю беседу с вами.

— И еще какая-то дама рядом с нею делает вам знаки. Видите? Вам следует подойти к ней.

— Только если вы подойдете вместе со мной.

«С ним невозможно сладить», — подумала Клиона, но тут объявили, что обед подан, и она с облегчением вздохнула: по крайней мере, на какое-то время согласно этикету и традициям ему придется оставить ее. Он должен сидеть во главе стола, справа от него будет принцесса, слева — герцогиня, она же, незамужняя безвестная девица, займет место далеко от него, между двумя не самыми важными гостями.

Обед был изысканный даже по сравнению с роскошными трапезами, на которых Клионе довелось побывать после приезда в Рим. Редкостные и тонкие блюда следовали одно за другим в великом множестве и подавались на золоте: лакеи были в ослепительно-роскошных шитых золотом ливреях.

Скрытый за экзотическими цветами, играл оркестр, рядом бил тонкими духами фонтан; для каждой дамы имелся подарок, спрятанный в букете цветов, — вручал букеты крошечный негритенок, разодетый в усыпанный драгоценными камнями наряд, на чалме красовались сказочные изумруды.

Все было пышно, роскошно, помпезно. После обеда гости перешли в салон, где для их удовольствия были приготовлены карточные столы. Каждый выбирал себе игру по вкусу, партии следовали одна за другой, везенье сменялось проигрышем.

Клиона наблюдала за играющими в фараон, когда к ней приблизился один из лакеев.

— Вас просят, синьорина, о любезности — с вами желают беседовать, — сказал он почтительно.

— Беседовать? — удивилась Клиона.

— Да, синьорина, и срочно.

Клиона недоумевала, кто бы это мог быть. Письмо из Англии? Или что-то случилось на вилле? Тогда им следовало обратиться к леди Рейвен. Она поискала ее глазами и увидела, что старая дама увлечена игрой в вист.

— Это очень срочно, синьорина, — повторил лакей.

— Хорошо, я иду, — сказала Клиона, решив выяснить, в чем дело, чтобы попусту не тревожить леди Рейвен.

Лакей повел ее по длинному коридору. В конце коридора она поднялась на второй этаж по красивой резной лестнице, затем снова был длинный коридор, увешанный картинами и застланный ковром, так что Клиона бесшумно ступала в своих голубых бальных туфельках.

Они остановились у двери, лакей широко ее распахнул, и Клиона вошла. По стенам комнаты тянулись книжные полки, на мягких диванах лежали цветные подушки. У окна стоял письменный стол, на столиках — вазы с цветами и целая коллекция драгоценных вещиц. В комнате никого не было.

Дверь позади Клионы затворили, она обернулась — лакей исчез, на его месте она увидела улыбавшегося ей принца. Он поглядел на нее долгим взором, потом запер дверь и положил ключ в карман.

— Я ничего не могу понять, ваше высочество, — проговорила Клиона. — Мне сказали, что кто-то желает срочно видеть меня.

— Верно. Я желал видеть вас — и срочно.

— Значит… вы сыграли со мной эту шутку, — промолвила она нерешительно.

— Оправданную.

— Вам отлично известно, ваша светлость, что я не могу оставаться с вами здесь, — гневно сказала Клиона. — Немедленно отоприте дверь. Я должна вернуться к леди Рейвен. Она, наверное, уже хватилась меня.

— Вы останетесь здесь, пока не выслушаете меня, — ответил принц.

В голосе его звучала такая решимость, что Клиона почувствовала внезапный испуг. Но она ничем себя не выдала, высоко подняла голову и посмотрела принцу в глаза.

— Что вы намерены сказать мне, ваше высочество? — проговорила она.

— Не желаете ли присесть?

— Я лучше постою.

— Что же, извольте, если вам так нравится. — Принц уселся на один из широких диванов. И вдруг он обезоруживающе улыбнулся. — Подойдите и сядьте рядом, маленькая Клиона, — попросил он. — Я не могу кричать вам через весь кабинет.

Подумав, она рассудила, что не стоит ему противоречить. Она прекрасно понимала — оставаться наедине в запертой комнате с мужчиной, тем более с принцем Камилло, небезопасно, но, по-видимому, у нее нет выхода. Медленно она подошла к дивану и села подальше от своего обожателя.

— Так холодна, так недоверчива, — укорил он. — Вы забыли, что я хочу на вас жениться?

— Вы не поселите в моей душе доверия к вам подобным образом, — отвечала Клиона. — Заманить меня сюда обманом недостойно вас. Умоляю отпустить меня к остальным гостям как можно скорее.

— Тогда послушайте, что я вам скажу, — начал он. — Сегодня я получил депешу от Наполеона Бонапарта, он требует моего присутствия в Париже. — Принц сделал театральную паузу.

— И вы отправляетесь туда? — спросила Клиона, недоумевая, почему это приглашение возымело такое действие на принца.

— Вы не понимаете, — сказал он. — Если Бонапарт желает моего присутствия в Париже, значит, на то имеются веские причины. Мне хотелось знать, зачем я ему понадобился, а потому я отправился сегодня утром сразу же по получении депеши к знаменитой на весь Рим прорицательнице.

— К прорицательнице? — изумилась Клиона. — Вы верите в гаданье?

— Разумеется, — нетерпеливо отвечал принц. — Все ходят к Зулейке. Она знаменита, а главное, ее предсказания всегда сбываются.

— Что же она сказала? — поинтересовалась Клиона.

— Я на перепутье, — ответил он. — Мне открываются две дороги. Одна — дорога сердца, другая ведет на север.

— Обычная болтовня гадалок и цыганок, — пренебрежительно заметила Клиона.

— Подождите! — возразил принц. — Это еще не все. Если я выберу дорогу сердца, то Зулейка предрекает мне великое счастье. Если же другую дорогу, меня ждут страдания и в конечном итоге позор и унижение. «В вашей жизни две женщины, — сказала она. — Одна светлая, другая — темная. И темной вы должны опасаться».

40
{"b":"172136","o":1}