ЛитМир - Электронная Библиотека

— Меня не интересует! Мне ни до кого нет дела, — сказала Берил, щелкнув пальцами. — Я люблю Иана, а он меня. Когда я выйду замуж, он будет заботиться обо мне, и со мной больше ничего дурного не случится. Я ни в чем не буду противиться его воле, поверь мне. Я обожаю, когда меня держат в ежовых рукавицах. И уезжаем мы с ним прямо сейчас по его настоянию. Он все продумал и решил, и я следую за ним немедля.

— Ты сказала леди Рейвен? — спросила Клиона.

— Нет, и Сильвестру тоже, — ответила Берил. — Я слишком трушу! Поручаю это тебе.

— Мне? — Клиона побледнела.

— Да, дорогая, тебе, — продолжила Берил. — На тебя они не могут рассердиться, ведь ты ни при чем. И для чего мне выслушивать их обвинения, доводы и упреки? Какой от этого толк? Я все равно выйду замуж за Иана, никакие препятствия меня не остановят. Я люблю его. Невозможно выразить, как я его люблю.

— Но… что скажет лорд Рейвен?

— Это меня нисколько не интересует!

Клиона помолчала и решила отказаться от тяжкой миссии:

— Я вообразить не могу, как буду с его светлостью говорить о том, что случилось, Берил!

Берил бросилась к ней и нежно обняла.

— Ты все сделаешь, как я прошу, — сказала она. — Ты всегда была моим единственным другом, дорогая, и я доверяюсь тебе сейчас, когда свершается главное событие всей моей жизни. Ты ведь не откажешь мне?

Клиона не могла устоять, тронутая мольбой в голосе подруги.

— Нет, конечно, — уныло промолвила она.

Берил поцеловала ее с торжествующим видом — она вновь одержала победу.

— Я знала, ты меня не подведешь, любовь моя. Теперь мне пора. Иан ждет внизу, и я забираю Голубку. Ты ведь не против? Домой тебя сопровождать будет Эллен.

Клиона засмеялась.

— Ты все равно бы не стала слушать моих возражений, — заметила она. — Ах, Берил! Я от всей души желаю тебе счастья.

— Я знаю — я буду счастлива, — вдруг, посерьезнев, сказала Берил. — Я буду хорошей женой Иану. Больше я не наделаю ошибок.

Клиона снова помолчала и спросила:

— А лорд Рейвен? Ты веришь, он любит тебя?

Берил, не задумываясь, ответила:

— Да, конечно, — насколько Сильвестр способен любить кого-то вообще. Он человек странный, сама видишь. Наверное, он по-своему привязан ко мне — по крайней мере у меня нет причин думать иначе.

— Ты в этом уверена? — спросила Клиона.

Что-то в ее голосе заставило Берил взглянуть на нее повнимательнее.

— На что ты намекаешь? — спросила она. — Ты наслушалась сплетен? Узнала, что Сильвестр проводит ночи у Эланди Димаджили, самой знаменитой куртизанки Италии?

Клиона в испуге широко раскрыла глаза.

— Тебе известно о подобных отношениях? — изумилась она.

— Ну конечно, известно, — сказала Берил, слегка пожав плечами. — Всегда находились люди, готовые сообщить, где Сильвестр бывает и что делает. Если ты слышала, как он возвращается на рассвете, смею тебя уверить, это для меня не секрет, и у меня не было ни малейшего намерения препятствовать его развлечениям.

— И тебе было все равно? — задала вопрос Клиона.

Берил снова грациозно пожала плечами.

— А почему это должно было меня беспокоить? — возразила она. — Мужчины — это мужчины, дорогая, сама убедишься, когда поживешь в Лондоне с мое. Если Сильвестр хотел развлечься, зачем мешать ему? Но у меня не проходит ощущение, что неожиданный поспешный отъезд и секретные сведения насчет возможной войны связаны с этой дамой. Или с кем-либо из ей подобных.

Клиона подошла к окну и выглянула в сад.

— Я слышала, как его светлость вчера возвращался на заре, — сказала она тихо. — Я подумала, откуда бы он…

— Вот почему ты спросила, любит ли он меня, — улыбнулась Берил. — Ах ты, простодушная гусыня. Конечно, у него есть связи на стороне. Невеста — это одно, мимолетное увлечение дамой полусвета — совершенно другое. И потому ты должна сообщить ему, что я его покинула, и сделать это как можно деликатнее, не раня его. Я убегаю от него второй раз, и это ему не принесет особой радости. А кроме того, он навсегда потерял пятнадцать тысяч акров плодородной оксфордширской земли, владения моего отца.

Клиона вдруг обернулась к ней.

— Пожалуйста, Берил, не заставляй меня этого делать.

— Ты обещала, — ответила Берил непреклонно. — А теперь, дорогая, мне пора. — Она поцеловала подругу в обе щеки и добавила: — Мы увидимся, как только я вернусь в Англию. Иан и я не собираемся спешить с возвращением, ему в Испании надо уладить кое-какие имущественные дела, и пусть мой медовый месяц длится как можно дольше и будет удивительным приключением. Но сразу по приезде домой мы увидимся, любовь моя. А до тех пор au revoir[26].

Она снова поцеловала Клиону, крепко ее обняла и, прежде чем та успела опомниться, выбежала из комнаты.

Клиона постояла, глядя на захлопнувшуюся дверь, и снова подошла к окну, откуда был виден самый конец подъездной аллеи, сворачивающей от парадного входа к воротам у дороги. Она стояла еле дыша и смотрела, как на аллею выезжает карета с гербами на дверцах и привязанной сверху горой сундуков. В упряжке было шесть лошадей, серебряные украшения на сбруе сверкали в лучах солнца и мелодично позвякивали. Карета скрылась из глаз, Берил уехала!

Клиона приложила пальцы к вискам, решая, что именно нужно сделать. Она обещала Берил передать его светлости прискорбную весть, надо выполнить обещание сразу. Леди Рейвен еще в постели — часто после утомительных, затянувшихся допоздна светских приемов она оставалась у себя почти весь день; спала, читала, не в силах спуститься и вступить в разговоры с домашними. Лорд Рейвен, по всей вероятности, где-нибудь в доме или в саду.

Клиона взяла зеленую шаль в цвет пояса на белом муслиновом платье, вышла из комнаты, медленно спустилась по резной винтовой лестнице в гостиную. В раскрытые окна лился полуденный свет, никого не было. Никого не было и на террасе. Человек, которого Клиона искала, не показывался.

Клиона с трудом прошла через террасу к балюстраде, откуда был виден сад. Она еле передвигала ноги, и ей понадобилась целая вечность, чтобы преодолеть короткое расстояние. Сад представлял собой истинное пиршество красок. Бабочки роились над алыми, розовыми, синими и желтыми лепестками цветов на роскошных клумбах. В воздухе стоял острый запах тигровых лилий, стрекотали цикады, шуршали проворные ящерицы, а наверху в ветвях деревьев пели птицы.

Медленно, через силу заставляя себя двигаться, Клиона спустилась по каменным ступеням. Она знала, где можно найти лорда Рейвена. И не ошиблась. В скрытом от глаз живой изгородью уголке сада, засеянном душистыми травами, был маленький фонтан — два каменных херувима верхом на дельфине, у которого из раскрытого рта высоко била радужная струя воды и, искрясь и переливаясь золотом, падала в мраморный бассейн, украшенный летучими рыбами.

С одной стороны вставала каменная стена, где согретые солнцем красовались румяные персики. Травы наполняли воздух пряными экзотическими ароматами, бугенвиллии и цветущие кусты ослепляли немыслимой яркостью красок.

В стене была глубокая ниша со скамьей, устланной малиновыми подушками. Здесь сидел лорд Рейвен. В руках он держал книгу, но не читал. Он следил за прозрачной струей на фоне голубого неба, которая била вверх и низвергалась, нежно журча, сверкая брызгами, словно мечта, взлетающая ввысь, чтобы разбиться о землю и, торжествуя, вознестись снова.

Клиона, бесшумно ступая в легких туфлях без каблуков, подошла незамеченной. И вдруг, словно почувствовав ее присутствие, лорд Рейвен обернулся. Ее волосы золотились от солнца будто нимб над нежным лицом, глаза потемнели от волнения, губы дрожали, и она еле слышно произнесла:

— Могу я поговорить с вами, милорд?

— Ну конечно, — он встал и поклонился. — Простите, я не слышал, как вы подошли. Вы уложили вещи?

— Да, благодарю вас.

Клиона говорила с трудом. Лорд Рейвен поправил для нее подушки, и она опустилась на скамью. Она сидела, сложив руки на коленях, тонкий, нежный профиль четким силуэтом вырисовывался на темно-зеленом фоне живой изгороди. Наступило молчание, — лорд Рейвен сел рядом, отложил книгу и стал наблюдать за собеседницей.

вернуться

26

До свидания (фр.).

46
{"b":"172136","o":1}