ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тайна Голубиной книги
Земля лишних. Прочная нить
Обманка
Любовница без прошлого
Ангелы спасения. Экстренная медицина
Хроника Убийцы Короля. День второй. Страхи мудреца. Том 1
Спасите котика! Все, что нужно знать о сценарии
Ключ от послезавтра
Мираж золотых рудников

Она повесила трубку. Джек не уходил из кухни, сжимая в руке бокал, словно хотел раздавить хрупкое стекло. Тедди налила себе еще вина и встала рядом с ним, ожидая, что он скажет.

— Мне не хотелось бы расставаться так, Тедди, — сказал он. — Я просто не понимаю, что ты делаешь.

— Я тоже, Джек. Я не понимаю, что ты делаешь.

— Ради Бога, Тедди! Чего ты хочешь? — он почти простонал последнее слово. Этот идиот все еще умудрялся не догадываться, чего она хочет.

— Я хочу принять ванну. Если ты не хочешь уходить, можешь остаться здесь или подняться наверх. Если хочешь, можешь посидеть у меня на кровати, пока я буду в ванной, но не знаю, что еще могу сказать тебе. Делай все что тебе вздумается.

Джек поднялся с ней наверх и имел удовольствие увидеть, как дверь ванной что есть силы захлопнулась перед ним. Он сел на постель Тедди, подперев голову руками и задумался, как заставить Тедди понять, что он чувствует по отношению к Кандиде. Тедди вышла из душа, завернутая в полотенце, другое полотенце было обернуто вокруг ее головы наподобие тюрбана. Она притворилась удивленной тем, что он все еще сидит здесь.

— Мне нужно одеться, — буднично сказала она.

— Мне выйти?

— Нет. Мы ведь добрые друзья, разве не так, Джек? Просто отвернись, ладно?

Тедди говорила спокойно и расслабленно, как если бы разговаривала с Чарльзом Бартоломью. Джек почувствовал внезапный прилив гнева, подумав, что Чарльз нередко наблюдал, как она одевается. Майк, Чарльз, Кристиан, а теперь опять Майк... Джека охватил приступ ревности и злости. Тедди просто использовала его.

Подождав, пока Джек отвернется, Тедди сбросила полотенце. Несмотря на то что ее кожа распарилась и порозовела под душем, ей было холодно и зябко. Она натянула джинсы и надела белую хлопчатобумажную блузку.

— О'кей, Джек, — сказала она, одевшись. — Теперь можешь повернуться.

Повернувшись, Джек увидел очертания ее грудей, крепких и высоких, проступавших сквозь блузку. Тедди не надела лифчик. Она стала энергично протирать волосы.

— Джек! — позвала она. — Тебе все равно нечего делать, не будешь ли ты так добр вытереть мои волосы? Я люблю, когда мне вытирают волосы.

— Держу пари, что да, — хмуро сказал он.

Тедди передала ему полотенце и села рядом с ним на постель. Джек нехотя взял ее голову в руки и начал вытирать волосы. Тедди выгнулась, как кошка, и прислонилась к нему. От нее веяло теплым, приятным запахом, ее тело обмякло, словно тряпичная кукла. Тедди вполне понимала, что делает. Джек уже оттолкнул ее однажды, но на этот раз она вела себя безупречно. Теперь она злилась на него, это придавало ей настойчивости и хитрости. Теперь она не церемонилась с ним, всаживая коготки во все еще сопротивляющуюся добычу. Вдруг Джек оттолкнул ее.

— Тедди, не делай этого со мной. Не думаешь ли ты, что я из стали?

Тедди вскочила и возмущенно забегала по комнате, отбрасывая мокрые волосы с лица. Подумать только, он еще упирался!

— Нет, ты из стали! — взвизгнула она. — Когда дело касается меня, ты из стали! Но если речь идет о Кандиде, ты становишься мягче масла! Вот для Кандиды ты бы сделал все, Джек! Как ты можешь все еще любить ее?! Как ты можешь быть таким одурманенным после того, что она сделала с тобой?! На что ты завтра надеешься? Уж не думаешь ли ты, что она наконец бросится к тебе в объятия? Уж не думаешь ли ты, что ее голова наконец прояснится, и она скажет: «Ах, Джек! Спаситель ты мой!» — издевательски кричала Тедди, сжав кулаки и воздев глаза к потолку в притворной мольбе.

Джек уставился на нее. Вода текла с ее волос и капала на блузку, белый хлопок намокал и становился липким и прозрачным, обрисовывая ее груди. Джек ясно мог видеть, как они вздымались и опускались под мокрой тканью.

— Ты, наверное, сошла с ума, — прошептал он. — Неужели ты считаешь, что я все еще люблю Кандиду?

— Да! Я так считаю! — раскричалась Тедди. Кричал не ее рассудок, кричало распаленное, неудовлетворенное чрево. — И я права! Может быть, ты не понимаешь женщин, Джек Делавинь, зато я понимаю мужчин! Я всегда точно знаю, влюблен мужчина или нет!

Одним плавным, быстрым движением Джек поднялся, пересек комнату и взял Тедди за плечи. Она почувствовала, как его пальцы впиваются в ее тело.

— Что я должен сделать, чтобы доказать тебе, что больше не люблю свою бывшую жену? Какую дурацкую штуку я должен отмочить, чтобы убедить тебя?

Тедди притворным непониманием встретила яростный взгляд и вопрос Джека. Ее зеленые глаза пылали вызовом. Джек чуть отстранил ее от себя и оглядел с головы до ног. Они оба тяжело дышали. Наконец его взгляд остановился на ее губах. Пальцы Джека потянулись к пуговицам ее блузки — дошло, наконец. Он медленно расстегнул их, одну за другой. Дыхание Тедди участилось. Руки Джека погладили ее груди, теперь уже полностью обнаженные, и уверенно легли на ее бедра. В его движениях не было никакой нерешительности. Его руки были неторопливыми и осторожными, они задержались на поясе ее джинсов, легко расстегнули пряжку, а затем молнию, так, что тыльная часть его ладони прикоснулась к ее животу. Тедди потянулась к нему, прижалась щекой к его груди.

— Не останавливайся, Джек, — прошептала она, — Я не вынесу, если ты остановишься сейчас.

— А как же твой дружок? — хрипло пробормотал он в ухо Тедди. — Мне не интересно оказаться третьим.

— У меня нет дружка.

— А Мичинелли? Он появится здесь через десять минут.

— Ах, он... Тогда поторопись. У нас не вся ночь впереди.

Джек подхватил ее на руки и опустил на постель, не слишком бережно. Тедди высоко подняла бедра, чтобы ему было легче стащить с нее джинсы, затем стала наблюдать за ним, пока он быстро раздевался. Все в нем казалось чистым и сильным, он был стройным, длинноногим, широкогрудым. Пушистая полоска золотистых волос спускалась от его груди до паха. Минутой позже он опустился на Тедди и нежно поцеловал ее в губы.

— Тедди, я люблю тебя, — прошептал он. — Я очень люблю тебя. Я переполнен тобой. Ты — самая необычная, загадочная, будоражащая и прелестная женщина, которую я когда-либо встречал.

Один только звук его голоса вызывал болезненное напряжение в теле Тедди.

— Ты не разыгрываешь меня? — она прикинулась глупышкой, выпрашивая лести.

Джек застонал и навалился на нее. Тедди почувствовала его широкую ладонь между ног, его длинные пальцы внутри, и подтянула его поближе, направляя в себя. Почувствовав, что он чуть отстранился, она замотала головой, привлекая Джека к себе и улыбаясь навстречу его пристальному, серьезному взгляду.

— Я уже готова, Джек. Я больше чем готова. Пожалуйста...

Несмотря на быстротечность их близости, Тедди была удовлетворена полностью. Все происходило так, как нужно. Совершенно естественно и расслабленно, словно они годами занимались любовью друг с другом и каждый хорошо знал тело другого. Им не требовалось современной, «раскрепощающей» сексуальной техники, ей не нужно было показывать ему, какие прикосновения ей приятны, не нужно было официально представлять ему свое тело. Он не смущал ее расспросами: «А так тебе нравится? А так? А так?», словно в игре «Двадцать вопросов». Он слышал ее тело внутренним слухом, понимал его речь, бессловесную, но не менее выразительную, чем любое слово.

109
{"b":"172138","o":1}