ЛитМир - Электронная Библиотека

— Тедди, это Чарльз.

— Чарльз, немедленно положи трубку! Я дожидаюсь ужасно важного звонка.

— От еще одного нового любовника, я полагаю?

— Неверно. Это деловой звонок, если хочешь знать.

— Ну, я и прежде говорил, что тебе следует завести предупреждающее устройство, тогда мы болтали бы с тобой, а когда позвонил бы твой мерзкий, замызганный кандидатишка, чтобы поплакаться у тебя на плече, я услышал бы благоразумный маленький «блип», и ты могла бы заняться им.

— Чарльз! У меня только что возникла блестящая идея! Что ты делаешь сегодня вечером?

— Ну, раз ты об этом упомянула, я звоню тебе, чтобы узнать, не появится ли у тебя прихоть где-нибудь перекусить со мной.

— Нет, я не могу. Я должна пойти на ужин. По делу, конечно. Но ты можешь сделать мне огромное одолжение...

— Дда-а? — Чарльз растянул слово на два слога, звучащих один другого подозрительнее.

— Дай мне на время твой переносный телефон. Только на этот вечер. Я не могу себе позволить пропустить ни этот звонок, ни этот ужин, и просто не знаю, как поступить.

— Хорошо, — в голосе Чарльза слышалось удивление. — Конечно, дам. Ты можешь заехать за ним по пути на ужин.

— Чарльз, милый, — подольстилась к нему Тедди. — Не можешь ли ты стать еще милее и привезти его сюда, а? Я не смею даже отойти от своего телефона и хочу оставить номер переносного телефона на автоответчике...

— Боже всемогущий, Теодора, есть ли предел твоей проклятой наглости? Что мне будет, если я скажу «да»?

— Что ты хочешь?

— Ночь неподдельной, безумной, и желательно разнообразной сексуальной страсти.

— Принято. Через пятнадцать минут будь здесь с телефоном.

— Боже мой, Теодора... — потрясенно произнес Чарльз. — Ты, наверное, в отчаянном положении. Если ты согласна на это за прокат переносного телефона, на что же ты пошла бы, если бы я сделал для тебя то, из-за чего ты переживаешь?

— Представь себе это сам, Чарльз... но не забудь, что тебе осталось всего четырнадцать минут, поэтому лучше двигай задницу сюда.

Чарльз повесил трубку, даже не попрощавшись.

Джек дожидался Тедди в кафе «Ривер», когда она появилась там с опозданием на полчаса. Она едва дышала, горящие щеки и блестящие глаза выражали ее волнение. Почти забыв, как мало она знакома с Джеком, Тедди машинально приветствовала его поцелуем в щеку и плюхнулась на стул рядом с ним. В ресторане было прохладно, несмотря на душный августовский вечер. Легкий, приятный ветерок с Темзы веял сквозь настежь раскрытые окна. Тедди обмахнула лицо и расстегнула две верхние пуговицы своей льняной блузки.

— Вы выглядите так, будто нуждаетесь в большой порции прохладительного, — сказал ей Джек. — Как насчет «Пиммса»? Или газировки с джином?

— Знаете, Джек, больше всего я хочу мятный коктейль. Как вы думаете, они умеют его готовить?

— Предоставьте это мне, — он тихо заговорил с итальянцем-официантом и, получив в ответ сконфуженный взгляд и недоуменное пожатие плечами, дал ему подробную инструкцию, как приготовить коктейль. Взглянув наконец на Джека, Тедди увидела, каким бесконечно усталым он выглядит. Он был бледен, вокруг его глаз залегли резкие морщины, две глубокие, напряженные складки тянулись от крыльев носа к уголкам рта.

— Джек, вы выглядите так, будто вам необходим отпуск. Вы собираетесь взять его в этом месяце? В августе наверняка не предвидится много дел?

— Ну, Теодора, как говорится — грешникам не бывает передышки. По правде говоря, я еще не планировал отпуск. Возможно, в сентябре, когда станет прохладнее...

Тедди не поняла, то ли он имел в виду погоду, то ли климат «Хэйз Голдсмит». Она намеревалась уговорить его взять перерыв, когда зазвонил переносный телефон. Головы посетителей с соседних столов повернулись к ним, частично с любопытством, частично досадуя на шум. Тедди извинилась перед Джеком и раскрыла небольшое портативное устройство.

— Да? Тедди Винингтон.

— Тед? Я хотел проверить, работает ли он, — беспечно сказал Чарльз.

— Боже мой, Чарльз, мы же ужинаем. Он прекрасно работает.

— Не стыди меня за проверку телефона, — пробормотал Чарльз. — Я не хочу, чтобы ты расторгла наше дельце из-за того, что я снабдил тебя плохим оборудованием.

Тедди захлопнула телефон.

— Извините, Джек. Я была вынуждена принести с собой эту ужасную вещь, потому что жду ответа от кандидата, примет ли он предложение ФРЖ. Я очень опасаюсь пропустить этот звонок.

— Я так понял, что сейчас звонил не он? — улыбнулся Джек.

— Нет, это был досадный и ненужный звонок. Вы помните Чарльза Бартоломью? Это он изобразил самоотверженность.

Тедди выпила коктейль, поданный остуженным до ледяного холода, как принято в подлинной традиции Кентукки, и начала расслабляться. Она забыла, зачем Джек хотел встретиться с ней. Они беседовали так легко и естественно, у них нашлось много общего во вкусах — искренняя любовь к стране, любовь к англоязычной литературе, несмотря на различие мнений касательно Скотта Фицджеральда, неприязнь к общественным мероприятиям Сити, таким, как вечер «Стейнберг Рот» в Гросвеноре.

— Представляете лицо Кандиды, если бы она увидела нас сейчас вместе, — неожиданно сказал Джек.

— Представляю. Она выглядела бы так, словно увидела привидение.

— Не совсем так, Тедди. Она выглядела бы гораздо счастливее, если бы подумала, что я — привидение. Кандида действительно мечтает, чтобы я оказался в шести футах под землей.

Они рассмеялись, хотя Тедди понимала, что это не смешно. Было ясно, что и Кандида, и Джек очень страдали от пролегшего между ними ожесточения, особенно Джек, который, видимо, любил свою бывшую жену. Она надеялась, что Джек не будет цепляться за разговор об отношениях с Кандидой. Было уже достаточно плохо, что Тедди встретилась с Джеком за спиной у Кандиды, не говоря уже об обсуждении их отношений. Тедди оправдывала свою встречу с Джеком тем, что чем больше она о нем узнает, тем больше у нее будет возможностей помочь Кандиде и Джеку разобраться в своих отношениях, но это было недостаточным оправданием. Она вздохнула с облегчением, когда Джек в дальнейшем, казалось, перестал проявлять интерес к этой неудобной для нее теме.

Пока они разговаривали, Тедди совершенно точно уяснила себе одно — что бы ни случилось между Кандидой и Джеком, по какой бы причине не умер их сын, Джек Делавинь не был ублюдком. Это понимание не облегчило положения Тедди. Она все еще симпатизировала Кандиде, все еще чувствовала, что та страдает от этого страшного события, но больше не считала, что ответственность за все лежит на Джеке. Он просто был слишком порядочным для этого. Тедди не понимала, почему Кандида, с ее превосходным умением разбираться в людях, была не способна распознать такую очевидную вещь.

65
{"b":"172138","o":1}