ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Как ты смеешь со мной так разговаривать? Что ты себе позволяешь? Это твои обязанности. Отец платит тебе за работу, и платит, надо признаться, очень неплохо. Где бы ты еще смогла получать пятнадцать шиллингов в неделю, плюс к этому иметь стол и квартиру?

— Господи, мама! — Девушка жестом попросила мать замолчать. — Не говори больше ни слова, иначе я соберу вещи и немедленно уйду.

— Этим ты меня не удивишь. Я вижу, что у тебя давно что-то на уме, иначе зачем бы тебе приобретать подержанные вещи у этих рехнувшихся старых дев. К чему ты накупила эти дорогие обноски? Тебе их никогда не придется носить.

— Кто знает, мама. Быть может, мне суждено попасть в высшее общество. Жизнь полна неожиданностей.

— Перестань пороть чушь и смени тон, или мне придется поговорить с отцом.

— Иди, жалуйся, мама, он найдет что тебе ответить.

Элис Конвей двигалась по коридору и удивленно разводя руками, вопрошала:

— Да что ж это такое со всеми случилось? Что вообще происходит в этом доме?

— Ты знаешь ответ, мама, — бросила через плечо Агнес, направляясь в кладовую за бельем. — Но хватит ли у тебя смелости взглянуть правде в глаза? — С этими словами она ушла, оставив мать в немом оцепенении.

Через несколько минут Агнес уже торопливо пересекала двор с бельем в руках. Неожиданно с ней поздоровался проходивший по тротуару мужчина.

— Добрый день, — вежливо приподнял шляпу незнакомец.

— Добрый... день...

— Я что-то не вижу вас в магазине в последнее время. Вы часом не заболели?

— Нет. — Девушка озадаченно моргнула, потом решительно покачала головой. — Нет, но я часто бываю на фабрике. — Агнес показала на здание, против которого они стояли. — Там мы готовим большинство конфет.

— Как интересно. — Мужчина перевел взгляд на белье в ее руках.

— Этот дом тоже наш, — ответила Агнес на немой вопрос, — мы сдаем комнаты капитанам и всем желающим.

— Что вы говорите? Да у вас здесь прибыльное дело.

— Да, вы правы. — Она поудобнее перехватила тяжелую ношу.

— Хорошая погода стоит в последнее время, вы так не считаете? Но многим не хватает дождя. На всех трудно угодить. — Мужчина широко улыбнулся.

— Да, недовольные всегда найдутся, — в свою очередь улыбнулась Агнес.

— Что ж, мне пора идти, — промолвил мужчина, когда она в очередной раз поправила сползающую стопку белья. — Приятно было с вами встретиться... Возможно, увидимся еще как-нибудь в вашем магазине.

— Может быть, до свидания.

— До свидания.

Агнес оперлась рукой о стену, чтобы удобнее было держать белье, и вставила ключ в замок.

— Позвольте вам помочь, — с готовностью предложил незнакомец.

Агнес не стала возражать. Когда он открыл дверь, девушка хотела вынуть ключ, но он опередил ее.

— Вижу, вам не хочется, чтобы вас заперли внутри, — рассмеялся мужчина, передавая ей ключ.

Она не ответила, молча глядя на этого темноглазого, улыбающегося ей человека, чье лицо находилось так близко, что она чувствовала его дыхание на своей щеке.

— Спасибо, — поблагодарила Агнес, переступая порог.

— Еще раз до свидания. — Он снова приподнял шляпу, отступая во двор.

— До свидания, — откликнулась девушка. Закрыв дверь, прислонилась к ней спиной и замерла, прижимая к себе белье. Она часто и глубоко дышала. Переведя дыхание, прошла сквозь маленькую гостиную к лестнице в углу и поднялась наверх.

В спальне Агнес сложила белье на стул и подошла к окну. Как обычно, она пристально смотрела вдаль на реку, но на этот раз не видела привычного пейзажа. Перед глазами стояла нарядная одежда, те необыкновенно красивые вещи, хранившиеся в ее гардеробе. Агнес не могла понять, почему вдруг вспомнила о них сейчас. И тут же в голове ее завертелся рой вопросов. Кто повстречался ей во дворе? Как звали этого мужчину? Откуда он? Агнес решила, что он живет где-то неподалеку. Он сказал, что не видел ее в магазине. Скорее всего, он заходил, когда в кондитерской оставалась Нэн, а в табачном магазине был Артур Пибл, или его заменял отец, который редко стоял за прилавком в кондитерской.

Появится ли этот мужчина снова? И когда?

Господи! Она резко отвернулась от окна. У нее и без того было о чем думать. Джесси! Что же дальше будет с сестрой? И чем дольше размышляла Агнес, тем яснее ей становилось: от истории, произошедшей с Джесси, не следует ждать ничего, кроме неприятностей, причем очень и очень серьезных. Будущее сестры пугало Агнес своей туманной неопределенностью.

Глава 2

Томми Грант поставил на плиту большую чугунную сковороду, доверху заполненную сахаром, и выпрямился, насколько ему позволяли годы и ревматизм. —

— Утром будет с чего начать, мисс, — сказал он Агнес, указывая на пять лотков, где остывала жидкая масса — будущие ириски. — По крайней мере у этих двух вертихвосток не останется времени чесать языки.

— Ты не прав, Томми, и прекрасно знаешь, что под твоим началом Бетти и Дорис некогда болтать. И вот еще что. Ты не забыл о нашем разговоре на днях? Эта сковорода становится для тебя слишком тяжелой. Ну-ну, только не надо спорить. Я поговорю с отцом. Тебе здесь нужен помощник, крепкий молодой парень, чтобы двигать эту сковороду и переносить мешки с сахаром и другими продуктами.

— А теперь, мисс, выслушайте вы меня. Когда наступит такой момент, что я не смогу больше ворочать мешки и поднимать эту сковороду, тогда придет мне время отойти от дел.

— Тебе давно уже пора на покой.

— Отдыхать я буду на том свете, но, признаться, не очень-то спешу туда, потому что вы, мисс, наверняка не разрешите прихватить мне с собой мою любимую сковороду, — усмехнулся старик.

— Ну все, довольно разговоров, иди наверх, Томми, я буду закрывать.

— Я могу и сам это сделать, мисс.

— Уж я тебя знаю. Сейчас без четверти девять, могу поспорить, что ты не уйдешь отсюда раньше десяти: то там поправишь, то это переделаешь. Так что иди, и покончим с этим, — затараторила Агнес, тесня старика к двери.

— А вы, мисс, командуете совсем как ваш отец, — смеясь, подчинился Томми.

Когда старик вышел, Агнес прикрыла лотки с почти застывшей конфетной массой, затем поставила на пол блюдце с молоком для кошки.

— Теперь ты принимайся за дело, Флосси, желаю удачной охоты, — напутствовала кошку Агнес и погладила благодарно замурлыкавшее животное. Затем вышла на улицу, заперев за собой дверь.

Погода изменилась. Почти целый день шел дождь, теперь же небо прояснилось, но задул сильный ветер. Агнес наклонила голову и торопливо пошла через двор.

— Эй, мисс, — окликнул ее незнакомый голос.

Агнес вскинула голову и увидела, как из-за угла угольного сарая к ней приближается молодой мужчина. Она прижала руку к горлу и приготовилась закричать.

— Не бойтесь, мисс, не надо. Это я, Робби Фелтон. Мне нужно сказать вам пару слов.

Мысли лихорадочно завертелись в ее голове. Джесси оказалась права. Парень, в самом деле, вернулся, но значительно раньше, чем обещал. Сестра говорила о двух неделях, а прошло всего девять дней с тех пор, как Джесси открыла ей свою роковую тайну.

— Вы сестра Джесси, я знаю, — торопливо произнес парень. — Она много о вас рассказывала. Мисс, могу я ее увидеть?

Он говорил на своеобразном северном диалекте. Агнес слушала и поражалась, как могла Джесси влюбиться в этого парня. От его коренастой фигуры веяло грубой силой, хотя лицо было не лишено своеобразной красоты.

— И вам не стыдно? — набросилась на него немного пришедшая в себя Агнес. — Вы хотя бы соображаете, что сделали с моей сестрой? Она в положении. Ее ждут большие неприятности. Вы это понимаете?

— Знаю, я все знаю, мисс, и понимаю, что сделал, и еще я знаю, что сделала она со мной.

— Она... с вами?

— Сразу этого не объяснить, мисс. Она заставила меня думать, задуматься о своей жизни, о том, что мне надо попробовать стать лучше. И поэтому я хочу на ней жениться. И женюсь.

17
{"b":"172139","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Таинственный мир кошек
BIG DATA. Вся технология в одной книге
У кромки океана
The Show Must Go On. Жизнь, смерть и наследие Фредди Меркьюри
Давший клятву
Последней главы не будет
Дети лета
Продать снег эскимосам
Когда ты станешь моей