ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Но только не Робби, нет. — Джесси подняла голову с плеча Агнес. — Он не такой. Он хочет стать другим. Робби хорошо знает плюсы и минусы своей семьи, но, несмотря на это — они его семья и он любит их такими, какие они есть. Их матери пришлось много и тяжело работать. Она делала единственное, что могла, для того чтобы вырастить сыновей в том квартале, где они жили и где действовали свои жестокие законы. Их отец был боксером, его многие знали. Но Робби хочет другой жизни. Поверишь ли, это так.

— Ну хорошо, хорошо. Однако тебе придется потрудиться, чтобы он изменился еще больше. Согласна со мной?

Джесси сняла руки с плеч Агнес и отстранилась от сестры.

— А ты знаешь, — тихо заговорила она, — мне совсем не хочется, чтобы он сильно изменился. Мне он и таким нравится. Робби честный и порядочный, а это главное.

Агнес отвернулась. Джесси сказала, что ей не хочется переделывать этого Фелтона. Господи! Ее сестра — хорошо воспитанная девушка, умная и способная. По итогам экзаменов в школе она была на втором месте. И в колледже показала неплохие результаты, хотя и старалась вполсилы. И несмотря на это, готова была идти по жизни с Робби, грубоватая внешность, манеры и речь которого не отличались особым изяществом.

Агнес подумала о причине, толкнувшей Кристин Харди к Джонни Темплу, парню моложе ее на восемь лет. И она поняла, почему Джесси была готова на все ради того, чтобы выйти замуж за Робби Фелтона. Открытие смутило ее. Хотя она и пыталась себя укорять, но правда оставалась правдой: и Кристин и Джесси, да и она сама, как и многие другие женщины, попались в капкан, устроенный самой природой. На ее взгляд, это не имело никакого отношения к чувству, именуемому любовью, или такая связь все же существовала? Сейчас Агнес ни в чем не была уверена. В последние дни голова у нее шла кругом, она не знала покоя. Ей снова захотелось очутиться где-нибудь далеко-далеко, подальше от дома, от этого города и всего того, что с ним связано. Мысли ее перескочили на Чарльза Фарье. "Лучше держаться от него подальше", — решила Агнес. Если по той или иной причине ей придется покинуть среду, в которой она выросла, его мир останется для нее закрытым.

— Эгги, тебе надо было выходить за Пита Чэмберса. — Голос Джесс вывел Агнес из задумчивости, она даже вздрогнула. — Он неплохой человек, — продолжала Джесси, — и положение занимает приличное: второй помощник капитана, может со временем стать капитаном...

— Боже мой! — воскликнула Агнес, вскакивая с постели. — Ты попала в такую историю, я из кожи вон лезу, чтобы помочь тебе выйти замуж за этого парня, хотя не скажу, чтобы это было мне по душе, а ты жалеешь, что я не вышла замуж за Пита Чэмберса! Но если бы вышла, где бы я сейчас была? Скорее всего, путешествовала с ним на корабле, жила бы в свое удовольствие, а не разрывалась между двумя магазинами и маленькой фабрикой. Да в придачу не была бы у вас у всех на побегушках. Помогло бы тебе мое замужество, а? Как бы ты поступила тогда? Забеременела бы от этого парня или тебя бы это остановило?

— Извини, Эгги, извини... я не хотела тебя огорчать. Просто подумала: очень жаль, что ты не замужем, тем более, как ты выразилась, находишься у всех на побегушках.

Джесси тихонько встала и вышла из комнаты, а Агнес уселась на постель и с силой ударила кулаком по подушке, приказывая себе не плакать. Это сломило бы ее окончательно и плач мог превратиться в истерику, как часто случалось с ее матерью.

Глава 6

Прошла неделя. Наступил вторник. Погода, казалось, вознамерилась помочь беглецам. Все предыдущие дни дождь лил как из ведра. Однако именно во вторник небо прояснилось, ветер стих, выглянуло солнце и сразу потеплело. Можно было отправляться в поход по магазинам.

Элис надела серое, зауженное в талии платье. Сверху она накинула длинный пыльник из легкой ткани. Поля соломенной шляпы с высокой тульей украшала гроздь красных вишен. Агнес была в своем обычном голубом ситцевом платье с льняным жакетом того же тона и в шляпке из итальянской соломки.

Фигуру Джесси скрывал свободного покроя плащ, но и в нем она выглядела более грузной, чем на самом деле, а все потому, что на ней было надето два платья и три комплекта белья. Темно-зеленого цвета соломенная шляпа, формой напоминавшая капор, скрывала ее глаза, полные волнения и страха.

Мать и дочери молча стояли, глядя на дверь. Наконец она распахнулась и появился Артур Конвей. Он остановил взгляд на жене.

— Мне нужны деньги, — сказала Элис.

Не говоря ни слова, Артур достал замшевый мешочек и отсчитал пять соверенов.

— Этих денег не хватит на все, что ей нужно купить, — глядя на монеты, заметила Элис.

Он снова хмуро взглянул на жену, крепко стиснул зубы и швырнул на стол еще три золотых. Элис собрала деньги, и они перекочевали в ее кошелек, занявший свое место в расшитой бисером сумочке.

— Вы надолго? — спросил Артур.

— Не знаю, сколько времени это у нас займет.

— Не надо со мной хитрить!

— И не думаю, мистер Конвей. — Элис медленно двинулась к двери, за ней почти бегом устремилась Джесси.

У самой двери Артур остановил старшую дочь.

— Держи ухо востро и приглядывай за ней, — наклонясь к Агнес, напутствовал отец.

— Почему? — обернувшись, спросила она, делая вид, что не понимает.

— Ты знаешь — почему, отлично знаешь.

Проходя мимо отца, Агнес с большим трудом заставила себя сохранить невозмутимый вид и не ускорить шаг. Все трое молча прошли через магазин, даже не удостоив ответом кивнувшую им по очереди Нэн. Когда они оказались на залитой солнцем улице, Джесси неожиданно обернулась, окинула взглядом магазин и подняла глаза на окна их квартиры. Элис и Агнес замерли на месте.

— Ты что-нибудь забыла? — поинтересовалась Элис.

— Нет, мама, ничего, абсолютно ничего.

Элис перевела недоуменный взгляд на старшую дочь, будто хотела спросить: "К чему это она?".

— Я... думаю... сначала нам лучше зайти в галерею Фенвикс, — заикаясь, выдавила из себя Агнес.

Туда они и направились.

* * *

— Так ты точно здесь видела это платье?

— Мне так казалось, — окидывая взглядом торговый зал, ответила Агнес. — Возможно, я перепутала отделы. Посмотри, там дальше, за аркой, есть еще один. Наверное, я видела платье там. — Агнес обернулась к Джесси и, глядя на сестру, почесала нос. Ее сигнал не остался незамеченным.

— Мама, что-то мне нехорошо, — прерывисто дыша, затараторила Джесси. — Я зайду в туалет.

— А где здесь дамская комната?

— Вот там, — показала Агнес, потом выразительно посмотрела на сестру и добавила: — Иди и постарайся не задерживаться.

Джесси резко повернулась и почти бегом заспешила в направлении, указанном сестрой.

— А мы пока пойдем дальше, — сказала матери Агнес. — Мне кажется, именно там мы найдем то, что нужно.

Мельком поглядев вслед Джесси, Элис Конвей последовала за старшей дочерью под арку, в отдел, где, как знала Агнес, продавалась одежда для беременных и товары для новорожденных.

— Да, кажется, это здесь. Взгляни на эти платья, — затараторила Агнес, стараясь отвлечь мать.

— Четыре фунта! Это же смешно, — возмущалась Элис, увидев цену. — Сшито неважно, покрой безобразный, и такие деньги!

— Но, мама... посмотри, сколько на него ушло ткани.

— Послушай, — остановила ее Элис. — Я знаю, сколько материи идет на платье, не надо мне об этом говорить. На рынке в ларьке можно присмотреть что-нибудь в этом же духе и всего за пятнадцать шиллингов, а может быть, и дешевле, да, наверняка дешевле.

— На рынке не продаются товары для беременных, мама, — возразила Агнес, переходя к следующему прилавку. — А вот еще, — она показала на другое платье, — расцветка приятная и стоит три фунта десять шиллингов.

— Это смотрится лучше, но все равно тоже слишком дорого. Но где же Джесси? — Элис обернулась к арке, под которой они недавно прошли. — У нее сегодня что-то с желудком. Перед уходом она несколько раз бегала в туалет.

33
{"b":"172139","o":1}