ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Но Джесси... такая воспитанная, тонкая.

— Да, снаружи она такая и есть, но лишь снаружи. Образование сделало свое дело. Но, несмотря на это, родилась она от обыкновенной потаскушки. Я так говорю, потому что наводила об этой особе справки. Оказалось, что не один мой драгоценный муженек пользовался ее вниманием. Но остальных и след простыл, когда выяснилось, что она ждет ребенка. Как-то раз я ему даже сказала, что он никогда не узнает, его ли это ребенок.

Элис откинула голову и застыла с приоткрытым ртом. Агнес ожидала, что она рассмеется, но мать даже не улыбнулась.

— Я испугалась, когда не нашла Джесси, — продолжила Элис, — но сейчас с удовольствием доложу ему, что она сбежала, потому что свет не видывал другого такого двуличного человека, как Артур Конвей. Всем он нравится, еще бы — славный малый и хотя может и гульнуть, но какой мужчина этого не любит? Так о нем говорят. А я, по мнению окружающих, далеко не подарок. Но мы посмотрим, кто посмеется последним. Не вешай нос. Я очень рада, что правда вышла наружу. Не скрывай от меня ничего. Расскажи, что знаешь. Тогда я буду видеть, что хоть один человек в доме в курсе дела.

У Агнес появилось сильное желание обнять свою мать. Оказывается, можно прожить с человеком под одной крышей долгие годы и не узнать его до конца. Жизнь матери предстала перед Агнес в совершенно новом свете, хотя они вместе уже двадцать два года.

— Они сейчас в Бюро регистраций.

— Это ты все устроила?

— Да.

— Ха-ха-ха! — Элис громко расхохоталась. Ее плечи тряслись от смеха. Ей даже пришлось зажать рот рукой, чтобы подавить хохот. — После этого они останутся в городе? — немного успокоившись, поинтересовалась она.

— Нет, сразу же уедут.

— Куда?

— Не знаю, мама. Он сам должен решить.

— Удачи им, да и нам, девочка, помоги Бог, когда мы вернемся домой и сообщим "радостную" новость твоему отцу.

Странное, незнакомое чувство охватило Агнес. Она ощущала в теле необычайную легкость. Ей казалось, что всю жизнь она прожила с чужими людьми и узнала родную мать только теперь. Всего час назад ей представили женщину, которая назвалась ее матерью и предложила стать другом. Держась за руки, они вышли на улицу.

— Пойдем пешком, мама, или возьмем кеб?

— Поедем, дочка, и обязательно до самого дома.

* * *

— Что ты сказала?! — завопил Артур. — Что ты такое говоришь?!

— Я же объяснила тебе, — с дрожью в голосе произнесла Элис. — Она отправилась в дамскую комнату, а когда, чуть позже, Агнес зашла туда, Джесси там уже не было. Мы обыскали весь магазин, но так и не нашли ее.

— Вы... ее... не... могли... найти? — его крик перешел в рев.

Агнес и Элис прижались друг к другу. В кебе они договорились, что будут говорить спокойно. Но уже у самого дома Элис призналась, что боится гнева мужа. И сейчас страх отчетливо читался на ее лице, но она пыталась храбриться.

— Не ори на меня так, Артур Конвей, — с вызовом крикнула она, стараясь показать себя прежней Элис. — Она сбежала, и конец.

— Что ты несешь? Как это "она сбежала, и конец"? — Артур выбросил вперед руку, но не тронул Элис, а схватил за плечо Агнес и вытащил вперед. — А ну, рассказывай сейчас же, что знаешь! Ну, быстро выкладывай, иначе я из тебя душу вытрясу!

Агнес не смогла бы объяснить, откуда у нее взялись силы, но она сорвала с плеча руку отца, отскочила к камину и, схватив кочергу, принялась угрожающе ею размахивать.

— Только тронь меня и попробуешь вот это. Я не шучу. Голыми руками мне себя не защитить, а вот кочерга поможет. — Она снова предупреждающе взмахнула своим оружием.

Артур отступил, голова его дернулась, как у зверя, готовящегося броситься на жертву, но вместо этого он повернулся и ринулся прочь из комнаты. Женщины слышали, как он пронесся по коридору, но не задержался в спальне. Элис поспешила к дальней стене и прислушалась.

— О Господи! У него же есть пистолет. Он хранит его в дальней спальне. Скорее всего, он думает, что они в доме у Фелтонов и празднуют сейчас там. О Боже, Боже!

— Он... не знает, где они живут.

— А ты знаешь?

— Да, конечно. Я ездила к ним сообщить, что Робби забрали в больницу. Ах, мама! — Агнес в отчаянии сжала голову руками. — Я должна туда поехать и предупредить их. Отцу понадобится время, чтобы найти дом Фелтонов.

— Тсс! Он возвращается. — Элис отскочила от стены и встала рядом с Агнес, но торопливые шаги миновали гостиную. Оглушительно одна за другой хлопнули двери. — Иди через черный ход, — посоветовала Элис, подталкивая дочь к двери. — У меня есть ключ. — Она метнулась в кухню и, вернувшись с ключом, сунула его дочери. — Найми кеб и захвати сумочку. Ну где же она?

Женщины снова бросились в гостиную.

Несколько минут спустя Агнес уже была во дворе. На улице она сперва внимательно осмотрелась, нет ли поблизости отца, затем быстро побежала в сторону площади.

По странной случайности, нанятый ею кеб оказался тем самым, в котором она ехала в ту памятную ночь. Кебмен узнал Агнес.

— Здравствуйте, мисс, так вам опять надо по тому же адресу?

— Да, и поскорее, пожалуйста.

— Сейчас переговорю с моей лошадкой, узнаю, в каком она сегодня настроении, а то вдруг — не в духе...

— Вас подождать, мисс? — спросил кебмен, когда Агнес расплачивалась.

— Да-да, пожалуйста, — подумав, сказала она и тут же переменила решение, — а впрочем, не надо, спасибо. Я не знаю, как долго задержусь.

— Как скажете, мисс, вам виднее.

Агнес даже не притронулась к кольцу, а что есть силы забарабанила кулаком в дверь. Ей открыл мужчина, она отстранила его и, ворвавшись в комнату, остановилась: за столом сидела миссис Фелтон, рядом с ней, как поняла Агнес, была ее дочь, по другую сторону стола она увидела двух братьев. Агнес не запомнила их имен.

— Мой отец... мой отец все узнал, — задыхаясь, заговорила она. — Он скоро будет тут. Наверное, он думает, что моя сестра и ваш сын здесь. — Девушка посмотрела в сторону Бетти, которая медленно поднялась со стула. — Он в бешенстве, и у него пистолет.

— Пистолет? — переспросил самый могучий из братьев и повторил: — Пистолет!

— Чертов псих, вот он кто. Что он задумал, застрелить их? — воскликнула Бетти.

— Они уехали? — спросила Агнес.

Все дружно кивнули.

— Да, — ответила дочь миссис Фелтон. — Они сразу же сели в поезд. Все прошло хорошо. У них все наладится.

Услышанное ничуть не уменьшило лихорадочного волнения Агнес.

— Очень рада, я не сомневалась, что они так и сделают, но мой отец... он совсем обезумел и, кажется, уверен, что застанет их здесь за праздничным столом. — Она махнула рукой в сторону стола, где среди множества пустых тарелок и стаканов стояла бутылка виски и две бутылки пива.

— Ничего себе праздник, смахивает на похороны, я видал праздники и получше.

— Заткнись, Вилли! — Миссис Фелтон сверкнула глазами на сына, потом шагнула к Агнес. — Ты думаешь, твой папаша так сильно взъерепенился, что может даже пальнуть?

— Не знаю. Но мне кажется, он пойдет на все, чтобы вернуть Джесси. — Она поднесла руку к горевшему лбу. — Кто-то предложил ей выпить. — Нет-нет, спасибо, но я думаю, что вам лучше запереть двери и...

— Мы никогда не запираем двери. С какой стати? — тряхнул головой самый рослый из братьев, потом обернулся к остальным. — Ну, что скажете?

— И не подумаем запираться, — откликнулся один из братьев. — Пусть приходит, а уж мы его встретим. Этого старого хрыча толкнуть посильнее, он и свалится.

— Смотри не свались первым, Джимми, и не очень-то храбрись, — налетела на сына Бетти. — Чтобы кого-то свалить, надо сначала к нему подойти, а если у него пушка, то первому достанется тебе или кому-нибудь из нас. И когда ты научишься шевелить мозгами? Или твой котелок совсем не варит?

— Ладно, ма, не кипятись. Скажите, мисс, — обратился к Агнес Вилли, — он давно ушел из дома?

35
{"b":"172139","o":1}