ЛитМир - Электронная Библиотека

Есть несколько версий смерти Аллилуевой, но среди них самая малоубедительная состоит в том, что она обиделась на слова Сталина: «Эй, ты!» – и застрелилась. Известны несколько показаний о переживаниях Сталина, о его словах «Не уберег…» От кого не уберег?

Нет точных данных, позволяющих понять, что послужило толчком к принятию решения об убийстве жены Сталина. Или это были планы, о которых она неосторожно проговорилась Жемчужиной, или это были ее опасные знания «обо всем», или Сталин стал давать «слабинку» в своем руководстве машиной террора и его решено было «одернуть» таким жестоким образом раз и навсегда. Возможно, мы этого не узнаем никогда.

Согласно одной версии, Аллилуева была обычной правшой, но пулевое отверстие оказалось на левом виске. Обычного ожога кожи вокруг пулевого отверстия при стрельбе с близкого расстояния – не было видно. Маленький «Вальтер» валялся на расстоянии от тела, хотя в случае самоубийства должен был находиться или в руке, или рядом с рукой, рядом с телом. Согласно другой версии, она была убита выстрелом в грудь. Протоколы вскрытия тела, извлечения пули и анализа ее калибра – не известны, они не существуют, уничтожены.

Можно представить чувства Сталина в это время. Пришлось смириться с этой потерей. Урок послушания был усвоен и не нарушался им вплоть до войны и после нее. Озлобления не было. Была готовность играть по сценарию ту роль в Большой игре, которая ему досталась, и ждать момента, чтобы из нее выйти. Этот момент настал вместе с его смертью.

7.7. НИКОЛАЕВ НЕ УБИВАЛ КИРОВА

Киров был одним из близких соратников Сталина, рядом с Молотовым, Ворошиловым, Калининым и другими. Простой, очень улыбчивый, всегда приветливый, он неоднократно доказывал Сталину свою искреннюю, почти собачью преданность, в хорошем смысле этого слова. В напряженной обстановке борьбы Сталин особо ценил открытый, спокойный взгляд и обязательную доброжелательную улыбку или ее легкое подобие. В свое время Сталин привел Кирова во власть и считал его своим человеком. Они нередко спорили друг с другом, однако возражения Кирова всегда носили столь дружеский характер с соблюдением подобающей субординации, что Сталин на улыбку Кирова всегда отвечал улыбкой.

У Кирова был один существенный «недостаток»: благодаря способности убедительно выступать на собраниях и перед народом, быть простым в своих словах он завоевал большую популярность в партии и в народе. Он стал представлять опасность для проекта «Сталин».

В структуры НКВД поступило распоряжение о его ликвидации. Этому событию способствовали неожиданные результаты тайного голосования при выборах в ЦК в пользу Кирова 9 февраля 1934 года.

Сталину было невыгодно убивать Кирова, так как народная молва неизбежно связала бы это убийство с его именем.

Сталин это понимал, но сделал нужные поручения. Был приказ «извне». Это убийство, по планам стратегов «Центра СИ», должно было стать началом очередной мощной волны террора против всех. Так и произошло.

Факт состоит в том, что участие в этом убийстве сотрудников НКВД оказалось очевидным. Если бы матерый конспиратор Сталин принимал участие в разработке деталей покушения на Кирова, он не допустил бы в этом деле вопиющей неразберихи. Не просто так на вокзале он по прибытии в Ленинград в порыве чувств сильно ударил по лицу начальника местного НКВД Медведя.

Киров был убит 1 декабря 1934 года. С самого начала это трагическое событие обросло таким количеством противоречивых свидетельств, идеологически несостоятельных версий, поддельных, нелепо сфабрикованных протоколов о мнимых допросах, что возникает представление о плохо организованной и неудачной кампании по фальсификации истинных причин и хода событий.

В заключительном слове на 22-м съезде партии Хрущев отметил: «Надо еще приложить немало усилий, чтобы действительно узнать, кто виноват в его гибели. Чем глубже мы изучаем материалы, связанные со смертью Кирова, тем больше возникает вопросов».

Хрущев врал делегатам съезда. Он хорошо знал: кто, как и зачем. Он знал, что это была операция НКВД. Это знали в целом или по частям все функционеры в высшем эшелоне власти, однако негласно был установлен обет молчания. Законы мафии нерушимы.

В НКВД по Ленинграду рассматривалось несколько вариантов устранения Кирова. Был выбран один, казавшийся наиболее правдоподобным. Нужно было подобрать человека, вокруг которого можно было бы выстроить легенду о личной неприязни к Кирову, на основе которой убийство Кирова могло бы выглядеть как акт личной мести. Был выбран некто Николаев, исключенный из партии, а затем восстановленный в ней.

По свидетельству матери, семья Николаева вела благополучное существование. Николаев, 1904 года рождения, имел двух детей: сын Маркс (7 лет) и сын Леонид (3 года). Семья имела трехкомнатную квартиру, нужды в питании и одежде не испытывала. Жена Николаева – Милда Драуле работала в Смольном. По одним источникам она работала машинисткой, по другим – буфетчицей.

Это не могла быть акция отдельно взятого благополучного человека – Николаева, имеющего жилье, детей, работавшего ранее на ответственных должностях, сотрудничавшего с сотрудниками НКВД и решившего вдруг ценой своей и чужой жизни непонятно с какой целью показать всей партии, до чего довели Николаева. Неочевидная неудовлетворенность жизнью должна была быть компенсирована, по этой версии, у Николаева единственным абсурдным образом – путем убийства Кирова (с которым он не был даже знаком) и путем потери собственной жизни.

Комплекс всех противоречивых показаний об обстоятельствах убийства Кирова, ход следствия, хаотичное появление разнородных версий убийства Кирова, убийство свидетелей сцены убийства Кирова, а затем и тех, кто с ними расправился (3 волны), репрессии против родственников, знакомых и соседей убитых – все это в целом приводит к точному, однозначному выводу: это была спланированная и реализованная сотрудниками НКВД операция «Киров».

Согласно свидетельствам Чудова – 2-го секретаря Ленинградского обкома, оказавшегося на месте убийства сразу после выстрелов, Николаев не был убийцей Кирова.

Николаеву была подготовлена роль статиста, который должен был оказаться на месте преступления и должен был быть убит, как убийца Кирова. Ему была ранее поручена тайная вспомогательная охрана Кирова, выдано оружие, карта перемещений Кирова, он тренировался в стрельбе. Николаев несколько раз ошибочно задерживался у квартиры Кирова штатной охраной, но по распоряжению руководства НКВД отпускался. 1 декабря 1934 года Николаев получил распоряжение находиться напротив двери в прихожую секретного отдела областного Комитета, которая находилась в том же коридорчике, который вел к кабинету Кирова. Когда Киров проходил мимо приоткрытой двери прихожей секретного отдела, из нее раздались друг за другом с интервалом в 1 секунду два выстрела. Киров и Николаев оказались на полу рядом, на расстоянии три четверти метра, в лужах крови. Оба были мертвы. Наган валялся на полу недалеко от их тел. У Николаева отверстие от пули оказалось посреди лба.

Трудно представить, что человек, решивший после убийства совершить самоубийство, мог осуществить подобную скорострельность, да еще отбросить от себя наган, да еще стрелять себе в лоб.

Многие подтвердили, что в коридоре, по которому шел Киров, было многолюдно, все слышали выстрелы, но никто не видел, что стрелял именно Николаев. Монтер Платоч шел впереди Кирова и сразу же обернулся, когда раздался первый выстрел. Прошла примерно секунда, и раздался второй выстрел, но Платоч не видел, что стрелявшим был Николаев, он не говорил об этом. «Я увидел, что товарищ Киров лежит, а второй медленно сползает на пол, опираясь на стену…».

Кладовщик Васильев, услышав и второй выстрел, как и Платоч, не указывает в своих показаниях, что стрелял Николаев. Этого, как следует из материалов следствия, сфабрикованных и противоречивых, не видел никто.

Платоч, Васильев как и десятки других людей, давшие свидетельские показания, были арестованы и впоследствии расстреляны. Также были расстреляны все, без исключения, следователи, причастные к опросу и допросу свидетелей по делу об убийстве Кирова.

30
{"b":"172165","o":1}