ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Еще раз: в просторечии нашем «сильная воля» не более чем выписанная «лицензия от ума» (в случае если он есть — собственного, но обычно ума общественного). Добился лицензированного поведения — силен.

А как его добиться?

Тут надо или вообще на хрен загнобить свое тело, чтобы оно не подавало хотелок как признаков жизни, и управляться чистым разумом, или грязным, главное — чтобы ум держал 51 % голосов, руля во внутреннем «совете директоров».

Или же… признать такой старинный концепт, как «не свободная воля» (это она еще у Спинозы такая была). Там про то, что свободна лишь субстанция, взятая целиком, а чисто конкретным людям надлежит расслабиться и получить удовольствие. Рефлексией это можно проверить, просто посмотреть, как оно там устроено, и убедиться: алкоголик не может не пить, истерик не может не истерить, мудак не может не мудить, и т. д. Их можно стирать как ошибочные пути, как хлам, но нельзя стыдить и карать за неверный выбор, ибо нет выбора (с этой идеи, как сказали бы сейчас, тащился позднее и Ницше за ее честность).

Кстати, если понимаешь, как устроено — значительно меньше хочется пить, истерить и прочее нехорошее. Такой красивый феномен: познанное бытие перестает быть лишь оттого, что оно уже познано. Но иногда — не перестает. Тогда познанное, но не исчезнувшее — начинаешь любить умом-разумом, и всячески принимать. Как свою, что ли, неизбежность. И будет тебе, как минимум, гармония — мир и покой во внутреннем «совете директоров». Внутренние народ и партия станут тебе наконец, как в давешнем слогане, едины.

Тоже красивый парадокс. Если принять, что «воля несвободна» (в философском смысле), то «сила воли» (в обыденном смысле) будет автоматически ого-го. А что ей останется?

Черные дырки прогресса

Техника может усиливать ум и глупость, совесть и подлость, бытие и его отсутствие (точнее сказать, технологии размещения всякой разной техники в социальном поле). Железо играет по разные стороны добра и зла: есть техника человечности и техника черных дыр. Решение тут обычно: нужна «цензура». Социогуманитарная цензура любой прикладности, идущей в тираж. Та же «информационная эра», мягко выражаясь, неоднозначна. Избыток информации губит смысл даже успешнее, чем ее недостаток… Хотя бы претензией на его функции. В пределе тут — общество информированной глупости. Дурак информированный: не страшнее ли дурака обычного? Примерно как пьяный с техникой опаснее пьяного безоружного?

Поэтическое настроение

Писать не напрягаясь — как минимум. Писать так, как будто запечатываешь письмо, т. е. как будто все уже сказано. И ты запечатываешь конверт, понимая, сколько в него не войдет. Представительствовать за некое облако рассеянных смыслов. Наконец — нарисовать так, как облако проплывало в памятный день. Отпуская само его лететь дальше, ловя, с каждым квантом письма, свое отставание.

Бежать, чтобы понять

Как можно что-то понять вообще? Главное — иметь необходимость возможности. Ради этого — начать что-то делать. Многие вещи нельзя понять, занимая особые точки социального поля. Бежать надо. И даже не важно куда. Важно откуда. Многое лучше понимаешь даже из ниоткуда, чем откуда попало. Надо делать что-то такое, что, помимо прочего результата, вырабатывало бы твое непонимание… Как можно понять? Если еще не понял своего непонимания?

Политика: прописное высоким штилем

Политика понимаема тут мной как война проектов, или, отступая к сути дела еще на шаг, война онтологий. Отсутствие ее в сновании политики означает отсутствие и самого политического. Должно ли пояснять?

Политика ведь деятельность? А деятельность — с целеполаганием? А целеполагание — только в той или иной онтологии? Ну и вот.

Лишь там, где политическое больно, его трактуют сугубо как поле личных карьер, борьбу кланов, для зрителей как «мыльную оперу», и не более. При этом измерение личных карьер, борьбы кланов и т. п. никуда не девается. Вопрос в том, есть ли в понимании измерение, которое определяет политику сущностно, и мы сейчас о нем.

Заметим, что причастность некой онтологии, как и «разговор прозой», вполне обходится без рефлексии, чему ты принадлежишь, на чем разговариваешь.

Также оговорим, что философия не одна; и философий не много (то есть не так, чтобы хватило на каждого: «у меня своя философия»).

Можно мыслить сугубо натурально, борьбой персон, кланов — если у тебя есть заказчик. Некоторые заказчик даже предпочитает, чтобы мыслили так. Но политическое решение принимают только на онтологическом основании. Иначе это либо не «политическое», либо не «решение». В конечном счете, решает голова, основательно причастная типу мышления; пусть даже какому-нибудь «нигилизму» (в неверие тоже можно верить, как в веру).

А если на тысячу «чисто конкретных акторов» — ни одной такой головы? Повторяюсь: в конечном счете решает голова… Она может быть далеко. Она может «забыть» о неком населении, территории; так бывает; в таком случае там будет энтропия, отстойник; и там ничего не будет происходить — пока их не вспомнят: пока в цепи онтология — проектность — реализация не побежит ток.

Спасение читателей

Вот долдонят — «кризис литературы», «помогите писателям»… Чисто стилистически не очень приятно было бы очутиться в богадельне, и чисто логически — литературу спасет отнюдь не копеечка, поданная литератору. В другом же проблема. Не надо спасать писателей! Спасите читателей, и с писателями все наладится. Большинство людей не имеет социальных условий для хорошего чтения: вот, собственно, и «кризис литературы», по крайней мере, в части запроса.

Смысл в баночках по 0,33

Вспомнилось, как некогда задавал какой-то вопрос Ефиму Островскому. В ответе известного пиарщика мелькнула такая фраза: «Товарные потоки несут вслед за собой медийные: сколько смыслов принесла в мир кока-кола!» Забавно, как Островский себя презентовал: «ведущий в мире специалист по управлению политическими кризисами». Ни больше, ни меньше. Посреди, значит, океана жидкого смысла. Не есть ли сие знак — специально управляемого политического кризиса?

Смытые информационным потоком

Чем больше информации, тем меньше подчас осмысленности. В какой-то даже прямой пропорции. Масс-медиа все больше тяготеют к совершенству технологических линий, не обремененных таким излишком, как человек.

Веруем: в руку или в голову?

Вера в добрую волю невидимых рыночных рук — предельно безвольна, вера в организующее начало рацио — глубоко иррациональна.

Маркетинг, брендинг, прочее полезное

Мир задыхается от того, что слишком много вещей и поверхностей. Умножающий потребность в вещах и поверхностях служит черную мессу, обучая самого человека на вещь и поверхность.

Держась корней

— Старый вопрос: отчего хуевый — плохой, а охуительный — шибко хороший? Корень-то один!

— А это примерно как со словами «убогий» и «божественный». Тоже один корень.

— Страшно подумать, что в сих краях выполняет функции бога…

Животное, задуманное о смерти

Все-таки человек осмысленное животное: знающее смерть, живущее относительно ее знака… Без него — не жизнь: слишком дурацкое подобие даже для опытных дураков. Приходится изобретать в голове какие-то фигуры, сопрягающие знаемую конечность и мыслимую бесконечность. Так что если не верование в бесконечность, то хотя бы тоска по ней. Хорошо это или нет, человек не возможен здоровой бестией, для которой такой смысл излишен, а возможен лишь более-менее плохим человеком.

21
{"b":"172174","o":1}