ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

По-домашнему уютное помещение было тщательно прибрано. Нигде я не заметил ни одной пылинки, осевшей на мебель. Создавалось такое впечатление, будто вентиляционные насосы только что выключили после долгой и кропотливой уборки. Перед широким окном, начинавшимся от самого пола, как и в комнате Антона, стоял низкий стол из полированной искусственной древесины, инкрустированный по краям тонким золотым узором, напоминавшим какие-то древние иероглифы. На столе, словно драгоценный кристалл, сияла в лучах солнца высокая ваза из прозрачного горного хрусталя. По правой стене расположился ряд встроенных шкафов. Здесь же стояла небольшая тумбочка, и на стене висело овальное зеркало, в котором отражалась половина комнаты. У противоположной стены, приглашающее раскинув мягкие объятия, располагался широкий диван и несколько кресел. Пол был покрыт ворсистым ковром подрумяненного желтого цвета с коричневатыми разводами, создававшими впечатление опавшей осенней листвы. Пространство над диваном занимал визиофон и полка с фильмокассетами. Там же висела стереодиорама с видом заснеженных горных вершин, таинственно мерцавших в лучах заходящего солнца: несомненно, это были Гималаи. Репродукция копировала какую-то древнюю картину, с удивительным искусством передававшую всю загадочность и холодную, завораживающую красоту гор.

Я остановился около входа и осмотрелся.

— Где у нее лежало снаряжение для стартинга?

— Вот здесь, в этом шкафу, — Антон открыл один из шкафов по правой стене.

Я заглянул внутрь и, убедившись, что там пусто, закрыл полупрозрачные дверцы. Посмотрел на Куртиса.

— Ты не возражаешь, если я осмотрю ее вещи?

Антон пожал плечами.

— Если это необходимо.

— Как ты думаешь, чем она могла заниматься вечером, накануне своего исчезновения?

— Н-не знаю… — Антон переминался с ноги на ногу у двери. Было видно, что он чувствует себя здесь неуютно.

— Вот и я не знаю, — задумчиво произнес я, склоняясь над тумбочкой около зеркала. Заглянул внутрь. — Но мне бы очень хотелось это узнать.

— Неужели это имеет какое-то значение? — удивился Антон.

— Имеет, и не малое! — кивнул я в ответ, осматривая содержимое тумбочки. — Понимаешь, не исключено, что могут появиться факты, прямо указывающие на причину исчезновения девушки.

— Да? — задумчиво протянул Антон и почесал в затылке.

В тумбочке, так же, как и в шкафах ничего примечательного не было: обычные милые безделушки, без которых любая девушка не мыслит своего повседневного существования. Здесь же лежали какие-то замысловатые металлические крюки, скобы и еще несколько странных приспособлений, вероятно имевших отношение к увлечению девушки стартингом.

Я выдвинул самый верхний ящик, в тайне надеясь найти там записи ее электронного «секретаря». По опыту мне было хорошо известно, что многие особо романтические натуры женского пола любят вести нечто вроде дневника личной жизни. Найди я его в вещах Дивии Рана, он бы мне ох как помог бы сейчас! Но никакой ЭЗП я не обнаружил. Все пространство ящика было заполнено каким-то мусором: обрезками разноцветного пластика, кусочками плотной бумаги и лоскутками материи, которые, наверное, просто забыли выбросить. Я порылся во всем этом беспорядке и извлек из ящика небольшую фигурку лошади, лежавшую среди других бесформенных обрезков. Казалось, это было единственное осмысленное «произведение» среди прочего хаоса. Аккуратно взяв игрушечного коня, я повертел его в руках: игрушка, как игрушка. Скорее всего, девушка вырезала его со скуки, а потом и вовсе забыла о нем.

— Она увлекалась лошадьми?

Я вопросительно посмотрел на Антона. Он пожал плечами:

— Не знаю… Я не замечал.

Немного подумав, я положил фигурку коня в карман куртки и закрыл тумбочку. Повернулся к Куртису.

— Ладно, Антон, пойдем к тебе. Ничего мы здесь больше не найдем, только время потеряем.

Мы вернулись в комнату Куртиса. Снежные вершины на горизонте ослепительно сияли в лучах высокого солнца, стекая золотыми струями на равнинные луга предгорья. Некоторое время я стоял у прозрачной стены террасы, обдумывая свои дальнейшие действия.

— Что будем делать теперь? — нарушил молчание Антон, остановившись за моей спиной и тревожно глядя на далекие горы.

Я повернулся к нему. Разрозненные мысли, роившиеся у меня в голове, постепенно начинали обретать какую-то форму.

— Вот что, дружище, — сказал я, — постарайся поподробнее узнать, или вспомни сам, с кем и как проводила Дивия Рана вечер накануне своего внезапного исчезновения.

— С кем? — недоуменно воскликнул Антон. — С подругами конечно! Да мало ли кто был с ней в тот вечер!

— И, тем не менее, постарайся точно выяснить, кто конкретно тогда общался с Дивией. Это моя просьба. И еще мне необходимо знать, кто в тот вечер последним видел девушку и во сколько — до минут!

— Ты уже что-нибудь нащупал, да? — оживился Антон, с надеждой глядя на меня.

— Пока нет. Но я чувствую, что во всей этой истории что-то не так. Чтобы найти девушку, нам нужно ответить на некоторые вопросы.

— Какие?

— Прежде всего, почему девушка ушла в горы (если, конечно, она действительно ушла в горы) никого не предупредив об этом, и даже не взяла с собой личный датчик? Зачем ей понадобилась вся эта секретность? Судя по всему, она отправилась туда не одна, потому что совершенно не позаботилась о своей безопасности. Выходит, с ней был кто-то, на кого она надеялась и от кого могла получить помощь? Кто этот человек и какую роль он играет в исчезновении Дивии?

— Да, — вздохнул Антон, — вопросов слишком много. Пока что я не вижу ответа ни на один из них. Но больше всего меня беспокоит то, что за все это время можно было что-то сделать для спасения Дивии, а мы не сделали этого!

— Поверь мне, я не меньше тебя переживаю за судьбу этой девушки. Но в данном случае вы были бессильны, что - либо сделать. Чтобы хоть как-то успокоить твою совесть, я сегодня же направлю спасателей ГСС в район Монастырского ущелья. Ты же, Антон, постарайся до вечера выяснить все то, о чем я тебя просил. Только делай это очень тактично. Чтобы никого не обидеть подозрением. Хорошо?

— Хорошо, — кивнул Куртис.

— Да, вот еще что! — спохватился я. — У тебя нет портрета Дивии Рана?

— Кажется, где-то был.

Антон в задумчивости потер подбородок, затем быстро подошел к тумбочке, около дивана и через минуту извлек из нее объемный стереоснимок. Я взял у него голограмму и внимательно рассмотрел ее.

— Здесь запечатлена группа ее подруг, тоже занимавшихся стартингом как раз после одного из соревнований, — пояснил Куртис. — Дивия на снимке крайняя справа.

Несколько минут я вглядывался в лицо невысокой, скромной на вид, девушки в спортивном костюме. В чистых серых глазах ее, в улыбке, едва тронувшей губы, застыло мечтательное выражение. В ее облике отчетливо проглядывали черты южных женщин, некогда заселявших этот полуостров и славившихся своей необычайной красотой.

— Ты остановишься у меня или в гостевом корпусе? — спросил Антон, заглядывая через мое плечо на снимок.

— Если ты не против, то у тебя.

— О чем речь, старик?! Располагайся, как дома.

— Пока что я хочу немного прогуляться по свежему воздуху, — улыбнулся я. — Да, еще одно, Антон! У вас в визиотеке найдутся кассеты с информационными сообщениями месячной давности?

— Тебя интересуют сообщения общеземной информационной сети или же местные каналы ВОПИ?

— Местные каналы.

— Конечно, найдутся!

— Тогда захвати информационный бюллетень за три прошедших месяца.

— Хорошо. Но зачем это тебе? — удивился Антон.

— Ничего не спрашивай у меня сейчас. В моей голове все так шатко, что любой лишний вопрос может только навредить делу.

— Тогда до вечера? — Антон протянул мне руку.

— До вечера.

Мы простились с ним. Он отправился по своим делам, а я по визиофону связался с Горноспасательной Службой и попросил их направить людей в район Монастырского ущелья, чтобы поискать там исчезнувшую девушку. Заодно я хотел узнать у начальника ГСС, почему они до этого вели поиски у южных отрогов, но Виджаядева не оказалось на месте, и мне ничего не оставалось, как попросить дежурного связаться с ним по рации и сообщить о моей просьбе. Затем я вызвал Центр регистрации жилых помещений и попросил молоденькую девушку-диспетчера помочь мне отыскать студентку второго потока Дивию Рана, которая могла в период с двадцать шестого по тридцатое августа поселиться в одном из секторов жилых зон Трудового Братства. Мне необходимы были сведения о ее местонахождении на данный момент.

14
{"b":"172181","o":1}