ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Вглядитесь в лица этих людей! — снова заговорил диктор, словно читая мои мысли. — Их жизнь полна романтического подвига и жажды познания нового мира. Недаром мы говорим, что планета Терра для всех нас, как вторая Земля. Вот уже и первые города отстроили мы в этом, столь заманчивом для нас, мире. Проспект Любви… площадь Юности… аллея Розовых Снов… Вслушайтесь в эти названия. Не правда ли, в них звучит поэзия нашей земной жизни? Эти названия дали люди Земли своим поселениям в новых прекрасных мирах. Выходя на просторы космоса человек, неизбежно несет с собой в глубины вселенной и поэтику земной жизни. Вот они, наши братья и сестры, одними из первых ступившие на эту нескончаемую звездную дорогу! Хвала им, героям дальних миров, бесстрашно шагнувшим в неизвестность ради будущего земного человечества, ради будущего наших детей и внуков!»

На экране, выхваченное из массы лиц, застыло прекрасное женское лицо. Золотистые волосы разметал теплый морской ветер, а глубина сияющего неба отражалась в ее больших веселых глазах. Расцветшие улыбкой, губы выражали уверенность и радостную силу жизни.

Сердце у меня в груди тоскливо защемило. Это лицо, эта женщина была так похожа на мою мать, что в первую минуту я даже обманулся, не поверив своим глазам. Но эта женщина была значительно моложе, и была одной из тех отважных дочерей Земли, что посвятили себя освоению новых миров. Через минуту ее лицо уже исчезло с экрана, словно видение быстротечного сна.

На фоне хрустального глобуса в голубом небе появилась рыжеволосая девушка-диктор информационной сети Земли. Длинные вьющиеся волосы ее оттеняли ровный загар кожи. Узкие глаза необычного янтарного цвета под прямыми темными бровями были насмешливы и чуть ироничны, так же, как и пухлые губы маленького рта. На ней было легкое белое платье без рукавов с вышитым на груди золотом цветочным узором.

— Доброе утро, братья и сестры! — приветствовала она всех нас, обворожительно улыбаясь. — Мое имя Дан Рустис, и я буду вести сегодня дежурную связь до шестнадцати часов общеземного времени. При необходимости, вы можете связаться со студией по знакомому вам коду. Буду рада помочь вам в ваших проблемах.

— Что до меня, так я хоть сейчас готов побеседовать один на один с такой женщиной! — шутливо воскликнул Тибор Олсон, один из наших физиков. — Какой у нее код?

Он с озабоченным видом обернулся к сидевшей рядом Чень Чжун, но девушка только недовольно фыркнула, и все ребята весело рассмеялись, должным образом приняв шутку товарища.

— Смотри, чтобы после такой беседы Чень не надрала тебе уши! — давясь от смеха, заметил Лэй Хо, и его и без того узкие глаза превратились в крохотные блестящие щелочки.

— Ради минуты общения с этой огненной красавицей я готов пожертвовать даже своими ушами! — в тон ему воскликнул Тибор.

Чень Чжун снова громко фыркнула, и, обхватив Олсона сзади за шею, привлекла его к себе, ласково промурлыкав:

— Что ты, милый! В ушах вся твоя привлекательность! А у этой дикторши глаза не настоящие, а подведенные «воспламенителем», как раз для таких доверчивых, как ты! Хочешь, я сделаю себе такие же?

Тибор расплылся в довольной улыбке, урча, словно сытый кот.

— Ну что ты, радость моя! Твои глаза мне нравятся гораздо больше!

Он лукаво подмигнул рыжеволосой дикторше, и та на прощание подарила ему ослепительную улыбку, словно действительно слышала весь этот разговор. Вместо нее на экране заметались языки пламени.

«По поступившим двадцать второго августа сообщениям из Независимой Республики для Народа (бывшее Сообщество), — звенел за кадром голос Дан Рустис, — на Гивее подавлена очередная попытка мятежа со стороны реакционных сил бывшего правителя Квенг Ли Го. Органами народных сил безопасности раскрыта и задержана группа заговорщиков, большинство из которых являются бывшими промышленниками и армейскими офицерами Сообщества. Как сообщил представитель народных сил безопасности (ОЗАР) со стороны мятежников имеются человеческие жертвы.

В тот же день Народное Собрание Революции Гивеи утвердило и обнародовало постановление о переходе всех основных промышленных предприятий планеты в распоряжение Революционного Совета. Постановление было полностью одобрено и приветствовано широкими слоями населения. На фабриках и заводах уже создаются революционные комитеты контроля над производством из числа выдвигаемых народом представителей. Постепенно Революционный Совет налаживает бесперебойное распределение продуктов питания, и предпринимает шаги по созданию на планете массовых воспитательных школ для детей трудящихся. По замыслу руководителей революции широкая сеть таких школ должна охватить всю планету уже в ближайшие три года.

Трудовое Братство, руководствуясь долгом перед братским народом Гивеи, отправило очередную крупную партию оборудования, продовольствия и медикаментов в помощь народной революции. Вновь налаживается связь между Землей и Гивеей через Орбитальные станции Внешнего Кольца. Народное Собрание Революции Гивеи выразило благодарность людям Земли, и заверило, что революционный народ Гивеи до конца пойдет по пути дружбы с Землей, под знаменем Квой Сена, вдохновляемый его идеями».

Беба Арчер громко фыркнула и недоуменно пожала плечами.

— Не понимаю! С тех пор, как на Гивее произошла революция, и к власти пришло Народное Собрание, они предотвратили уже пять попыток мятежа. Чой Чо Рену и его товарищам в этих условиях очень трудно строить новое общество для своего народа. Реакционеры затаились и только ждут удобного случая, чтобы нанести народной революции подлый удар в спину и уничтожить все начинания Чой Чо Рена. Однажды им такое уже удалось сделать. Почему же они не попросят нашей помощи? Ведь сейчас в их истории наступил такой момент… ну, это, как наше Мировое Воссоединение!

— Да, но им приходится гораздо труднее! — заметил Артур Сароян.

— А что если нам обратиться во всеобщий Народный Совет с предложением о создании добровольческих молодежных групп, которые отправятся на Гивею в помощь народной революции? — предложила Беба.

— Думаю, нас там не поддержат, — с сомнением сказал Сароян.

— Почему это? — удивилась Беба.

— Это же политика, милая моя! Понимать надо. Такую помощь могут расценить совсем иначе.

— Какая еще «политика»? — презрительно отмахнулась Беба. — Вытащил какое-то отмершее слово, совершенно сейчас не нужное! Кто расценит иначе? Враги народной революции Гивеи? Да какое нам дело до их мнения?! Мы поставим вопрос на всеобщее голосование, и я уверена, найдутся тысячи молодых людей, готовых отправиться помогать братскому народу.

Она обернулась, словно ища помощи от кого-то, и увидела меня. Недоумение в ее глазах сменилось радостью.

— Максим! Мне как раз не хватало твоей поддержки!

Она порывисто встала и быстро подошла ко мне. Я сразу же оказался в центре всеобщего внимания.

— Здравствуйте ребята!

Все приветствовали меня дружескими жестами. Выпуск новостей еще продолжался, но ажиотаж среди ребят был уже не тот. Они столпились около нас с Бебой.

— Как твоя рука? — спросил Артур Сароян, протиснувшись поближе ко мне. Вид у него был самый застенчивый и виноватый.

— А, пустяки! — отмахнулся я, и повернулся к Бебе. — Ты говоришь, тебе нужна поддержка? А что у вас тут произошло?

— Понимаешь, — начала она, — я предложила организовать нашу работу по принципу «восходящих ступеней», а они, — она кивнула в сторону ребят, — ни в какую! Говорят, что я лезу в герои, но ведь сами только и мечтают о героизме!

Мне показалось, что эти слова она адресовала Сарояну, потому что он недовольно заерзал на лабораторном столе, на который только что взгромоздился.

— Подумайте, — продолжала Беба, обращаясь на этот раз ко всем ребятам, — ведь, благодаря этому методу наша группа сможет сделать в десятки раз больше полезного для общества, чем сейчас! Как ты считаешь, Максим?

Она повернулась ко мне. Ее золотистые горящие глаза с надеждой смотрели на меня. Непокорная прядь пепельно-русых волос упала на лоб и придала ей напористый вид, а пухлые губы были обиженно поджаты. Честное слово, если бы у меня не было Юли, я, не раздумывая, отдал бы свое сердце Бебе Арчер!

6
{"b":"172181","o":1}