ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Аргентина. Лонжа
Твое сердце будет моим
Путь совершенства
Укроти свой мозг! Как забить на стресс и стать счастливым в нашем безумном мире
Магия Нью-Йорка
Как поймать девочку
Ангел с черным мечом
Псы войны
Пустое сердце бьется ровно
A
A

Эд Тернер передвинул рычажок на подлокотнике своего кресла, и оно повернулось на оси. Теперь пилот оказался перед пультом. С минуту он изучал показания приборов, затем откинулся на резиновую подушку сидения и облегченно вздохнул. Наблюдая за ним, я тоже почувствовал необычайную легкость и странное облегчение. Наш корабль вырвался на звездный простор, и все страшное было теперь позади. Остался лишь короткий путь среди звезд по давно проторенной дороге.

Тернер сдвинул колпак со своего кресла и отер рукавом вспотевший лоб. Монотонное гудение силового поля постепенно стихло, индикаторы инерции пришли в устойчивое равновесие на срединных отметках шкал, и пост управления снова наполнила спокойная тишина, нарушавшаяся теперь лишь веселым перезвоном навигационной установки. Тернер посмотрел на меня и ободряюще улыбнулся.

— Ну, что? Живем?.. Теперь будем жить! Ужасы антимира остались по ту сторону смерти… Как ты?

— Нормально.

Я попробовал отстегнуть ремни упаковки кресла непослушными онемевшими пальцами. Эд внимательно наблюдал за мной. Наконец, замки поддались, и я откинулся на спинку кресла, блаженно улыбаясь.

— Ну, вот и ладненько! — кивнул пилот и повернулся к своему помощнику, разминавшему затекшую шею. — Как там насчет курса, Дев? Далеко мы вышли от расчетной точки?

— Сейчас посмотрим.

Купер склонился вперед, вглядываясь в экран и считывая показания бортовой ФВМ. Через минуту показал на желтое солнце диаметром в четыре-пять сантиметров, наполовину скрытое рамкой экрана.

— Если это Омикрон Кита, то до него может быть около четырехсот миллионов километров… Это пустяки!

— А если не оно, а какое-нибудь из той пятерки? — спросил я, указывая на созвездие из желтых звезд.

Купер посмотрел на меня и пожал плечами.

— Если бы ракетоплан не был сейчас полностью заторможен, мы достигли бы этой звезды часа за три-четыре. Поэтому это не Омикрон. По программе полета от точки экранирования до цели нам лететь еще шесть месяцев… Значит, нужная нам звезда находится в одной из этих пар, — он указал на далекое созвездие.

— Ладно, не будем гадать на кофейной гуще! — прервал его Тернер. — Определись-ка лучше по приборам!

— Хорошо. Только это займет некоторое время.

Штурман нажал какую-то кнопку на пульте управления, и я почувствовал, как мы снова медленно опускаемся вниз. Это было гораздо приятнее, чем висеть под потолком зала, рискуя провалиться в темную шахту лифта. Спустя минуту включились экраны кругового обзора, и Купер с легкостью виртуозного пианиста пробежал пальцами по клавишам навигационного пульта, настраивая приборы ориентирования и скорости пространства.

— Что-то не нравятся мне показания гравитометров, — задумчиво произнес штурман, склоняясь над овальным циферблатом, багряный отблеск которого делал резче тени на его худом лице.

— А что там такое? — отозвался Тернер, отрываясь от своих приборов.

— Похоже, что впереди имеется какое-то крупное скопление материи. Возможно, туманность или черное облако… Надо бы подождать с разгоном, а, Эд?

Тернер подошел к нему, изучая показания датчиков силового поля. Я встал у него за спиной, заглядывая на багряный циферблат.

— Ну-ка, посмотрим!

Пилот склонился над пультом справочного компьютера, нажимая какие-то клавиши. На фиолетовом экране дисплея запрыгали ряды цифр, строки текста. Наконец, картинка остановилась, и в правом верхнем углу экрана замигал красный квадратик. В следующую секунду часть стены на уровне наших голов стала прозрачной, превратившись в объемную карту звездного неба. Огоньки далеких светил мерцали в бездонной глубине вселенной, совсем как настоящие.

— Где мы сейчас находимся? — спросил Тернер, включая отображение тонких нитей созвездий.

Девид Купер сверился с данными бортовой ФВМ, и что-то нажал на пульте. Между двух тусклых светил замигало белое кольцо, обозначая нужную точку в пространстве.

— Вот здесь.

— Понятно. Значит, перед нами находится вот это темное облако, — Тернер указал пальцем на карте. — В каталоге оно обозначено под номером АГ-48267-З. Правда, оно должно быть значительно южнее траектории нашего полета… Странно. Может быть, данные звездного атласа устарели? — Он посмотрел на нас. — Во всяком случае, нам оно не страшно. Мы заденем его край и спокойно пройдем мимо.

— А откуда взялось такое поле тяготения? — с сомнением спросил Купер. — Для обычного пылевого облака многовато! Может быть это остатки сверхновой? Но тогда где облака газа и остаточный фон излучения?..

Тернер задумался, пожал плечами.

— Предполагать можно что угодно. Но в справочных данных об этом ничего не сказано.

— Вполне возможно, — сказал я, глядя на циферблат гравитометра, — что за облаком скрыта звезда. К примеру, класса М или К. Такая напряженность гравитационного поля обычно характерна для холодных гигантов.

— Вот-вот! — закивал головой Купер. — Гигантов!

— Брось, ты, Дев, забивать голову всякой ерундой! — раздосадовано махнул рукой Тернер. — Нас это облако должно интересовать меньше всего. Мы пройдем рядом с ним, и только! Иди-ка лучше займись делом. Нам срочно нужен расчет точной оси полета.

Девид Купер мрачно усмехнулся и покачал головой, но спорить с товарищем не стал. Молча, встал на небольшой диск в полу, и подъемник тут же вознес его вверх, к навигационной рубке.

— Холодные гиганты! — проворчал Тернер, пододвигая кресло. — Может быть и так, а, скорее всего там ничего нет. Ведь в атласе нет сведений о звезде!

— Когда создавался этот атлас, могли ничего о ней не знать, — пожал я плечами, усаживаясь рядом с ним. — Какая-нибудь экспедиция нанесла на карту это облако по гравитационным измерениям, не вдаваясь в подробности. Они просто пролетали мимо, и в их задачу не входило доскональное изучение этого района. Такие случаи бывали часто. Эти данные носят справочный характер и требуют дополнительного уточнения. Ты сам видишь, что по карте облако нанесено в стороне от точки нашего экранирования, хотя на самом деле оно почти по курсу перед нами.

— Что же, оно переместилось за это время? — Тернер внимательно посмотрел на меня. — Да?

— Я не знаю. Я только анализирую имеющиеся у нас данные. Конечно, само оно настолько переместиться не могло. Подобных феноменов мы еще не наблюдали. Наверняка, это обычная ошибка вычисления. Нужно просто скорректировать курс.

— Правильно! — поддержал меня Тернер. — А я о чем говорю? Обычное дело и никаких феноменов… Знаешь, — добавил он после некоторого молчания, — не очень-то я доверяю всяким там «феноменам»! Еще в молодости получил хороший урок. А началось все с того, что однажды самому пришлось столкнуться с таким вот «феноменом». Работал я в то время на внутренних орбитах, стажером. Только-только закончил Звездную Академию — как положено, с отличием, с синим мундиром и золотыми нашивками. Ты тогда еще, должно быть, в школу ходил. И понятное дело, ведь и сам я тогда был молодым и «зеленым». Ну что я мог знать про настоящую жизнь космолетчиков. Так только, по книгам и фильмам разве что. Романтика этой работы меня привлекала всегда. Романтика она почему-то в первую очередь в голову лезет. Так вот, направили меня на грузовой рейдер, обслуживавший научные базы на Марсе. Как сейчас помню, назывался этот самый рейдер «Алтай». Старая такая посудина, на таких сейчас уже и не летают. Надо сказать, что команда на этом корабле подобралась хорошая, веселая. Весь рейс — четыре часа туда и столько же обратно — только и слышал я шуточки там всякие, да прибауточки. Вот уши-то и поразвесил. Неплохая, думаю, команда собралась здесь, дружная. Смеются все, даже командир пошутить любит. И почувствовал я себя сразу увереннее, совсем, как свой…

Тернер помолчал немного, словно вспоминая что-то. Затем заговорил снова, слегка щурясь от улыбки.

— Ну, да ладно! Подлетаем мы, значит, к Марсу. Даем радиограмму, все, как полагается. Прибываем, мол, рейсом таким-то, встречайте груз такой-то, на борту экипаж шесть человек во главе с капитаном корабля Дитом Радовичем… Хотя экипаж наш мало кого интересовал там. Им груз наш нужен был. Без него они там, как без рук. Но раз положено, значит положено! А у них там, на базе произошло что-то: толи ЧП какое, то ли посадочные площадки в бурю песком занесло, не знаю. И пришлось нам садиться на свободную площадку, которая на равнине в сорока километрах от базы была. Понервничали мы все тогда, конечно. Радист наш в микрофон орет, горло надрывает, просит уточненные ориентировки для посадки. Штурман по рубке мечется, сам не в своей тарелке. Один командир спокойней спокойного. Ничего, говорит, сядем как надо, зря волнуетесь. И действительно, сели мы лучше не бывает, мягко, словно, на воздушную подушку. Осмотрели приборы, груз — все нормально. Что теперь делать? Нужно ждать, когда за нами пришлют транспорт с базы, чтобы забрать груз. Времени у нас было полно. Сели ведь далеко от жилья, а дело к ночи уже. Пока тягачи подойдут, часа четыре пройдет. А может и песчаная буря начаться. Там они не редкость. Тогда вообще до утра придется ждать. Неплохо было бы провести это время на базе, отдохнуть, расслабиться. К слову сказать, у них там отличный оздоровительный комплекс имелся: бассейны, спортивные залы на любой вкус, солярий.

72
{"b":"172181","o":1}